О радио | 22 августа 2017

РАДИО ON-LINE

Время

Программа

Ведущие

03:00 - 04:00

Своя студия

04:00 - 05:00

Наше всё

05:00 - 05:30

Настроение

05:30 - 06:00

Лекции на «Радио 1»

06:00 - 06:04

Гимн

Джулиан Лоуэнфельд: Заниматься Пушкиным – это счастье!

Джулиан Лоуэнфельд: Заниматься Пушкиным – это счастье!

Американский поэт и переводчик
Интервью  |   6 июня 2017
Джулиан Лоуэнфельд – известный американский поэт и переводчик, автор единственного в своём роде двуязычного англо-русского издания поэзии Пушкина «Мой талисман». Специалисты утверждают, что американцу удалось почти невозможное: сохранить всю глубину и одновременно неповторимую лёгкость, присущую стихам Пушкина. Накануне Дня рождения Александра Сергеевича Пушкина и Дня русского языка, которые отмечаются 6 июня, с Джулианом Лоуэнфельдом побеседовала корреспондент «Радио 1» Екатерина Макеева.

– Джулиан, откуда в вашей жизни взялась Россия? У вас есть русские корни?

– У меня лично нет, а вот у прадедушки были очень мощные корни. Но он умер раньше, чем я родился. Поэтому я думаю, что это судьба, это любовь. Неисповедимы пути господни! А прадедушка был переводчиком Льва Николаевича Толстого и его первым биографом на немецком языке. Он был основателем Шиллеровского театра, часто гастролировал в России. В своё время он привёз МХАТ в Берлин. А там после революции в доме Левенфельдов жила семья Набокова. В этом доме побывали и Глиэр, и Шаляпин, музыканты, поэты, художники. Но мои дедушка, папа и мама даже не знали русского языка, хотя в доме были старые русские книги. У меня даже есть потрясающее издание 1910 или 1911 года – «Параллельный словарь» на четырёх языках: немецком, русском, английском и французском. Были и старинные здания Толстого. Но я вырос в американской среде, а в Америке примерно 1% населения имеют загранпаспорта, и мало кто говорит на других языках. Мой родной язык – испанский, я вырос в латинской культуре, моя мама кубинка. А потом я выучил английский, и можно сказать, это тоже мой родной язык. И то, что я столкнулся с Россией, было абсолютно непредсказуемо.

– Вас называют одним из лучших переводчиков Пушкина на английский язык. И всё-таки – почему именно Александр Сергеевич? Откуда увлечение пушкинистикой?

– Во-первых, не увлечение, а любовь, во-вторых, не пушкинистикой, а Пушкиным! Это большая разница. Заниматься Пушкиным – это счастье! Но все профессии – это заговор против непосвящённых, а я наоборот хочу всем принести это счастье, эту музыку, эту радость общения с Александром Сергеевичем.

– Какое стихотворение вы перевели первым?

– Кажется, «Я вас любил»:

Я вас любил: любовь ещё, быть может,
В душе моей угасла не совсем;
Но пусть она вас больше не тревожит;
Я не хочу печалить вас ничем.
Я вас любил безмолвно, безнадежно,
То робостью, то ревностью томим;
Я вас любил так искренно, так нежно,
Как дай вам бог любимой быть другим.

I loved you once, and still, perhaps, love’s yearning
Within my soul has not quite burned away.
But may it nevermore you be concerning;
I would not wish you sad in any way.
My love for you was wordless, hopeless cruelly,
Drowned now in shyness, now in jealousy,
And I loved you so tenderly, so truly,
As God grant by another you may be.

– Каких русских писателей и поэтов вы ещё переводили на английский язык?

– Лермонтова, Тютчева, Фета, Есенина, Мандельштама, Ахматову, Цветаеву, Маяковского, Блока, Высоцкого. Я переводил и прозу – например, книгу Владыки Тихона (Шевкунова) «Несвятые Святые». Но, конечно, моя первая и последняя любовь – поэзия.

– Почему, по вашему мнению, Пушкина сравнительно мало переводят на иностранные языки? Есть какая-то сложность у переводчиков?

– Я тут могу сослаться на Марину Цветаеву, которая, между прочим, перевела некоторые стихотворения Пушкина на французский. Она в 1936 году писала Полу Валери: «Мне твердят: Пушкин непереводим. Как же может быть непереводим уже переведённый, переложивший на общечеловеческий язык несказанное и несказанное? Но переводить такого поэта должен поэт». Однако не так уж много поэтов знают русский язык. А если это просто профессор или прозаик, то это не годится!

– Почему прозу Толстого или Достоевского переводят намного чаще?

– Потому что это проза, вот и всё. Мне кажется, есть ещё один момент. Уже сложилось впечатление о России, что это некое пасмурное, холодное, угрюмое, грустное, печальное, сказочное царство, где всё обязательно кончится плохо. Пушкин этот стереотип однозначно поломал даже в своих произведениях, где нет хэппи энда. Пушкин бьёт ключом человеческой радости. Он в этом плане нерусский с точки зрения сложившихся стереотипов!

– Джулиан, насколько мне известно, вы ещё и композитор. Расскажите, пожалуйста, об этом поподробнее.

– Музыка для меня связана с поэзией. Это всё попытки сказать то, что простыми словами не выразить. Думаю, слушать музыку – это самое важное после развития поэтического слуха. И наоборот: поэзия очень хорошо развивает музыкальный слух и музыкальное чутьё.

– Какого русского писателя на Западе знают лучше всего и почему?

– Люди, которые любят театр, конечно, лучше всего знают Чехова. Ещё Достоевского. И обязательно надо читать «Войну и мир» Толстого в школе! Знаете, слово такое есть – Толстоевский?!

– Вы по профессии ещё и адвокат? Как удаётся совмещать такие разные сферы деятельности?

– Я считаю, что они великолепно друг другу подходят. Иногда нужно отдохнуть от страстей и уйти в логику, а иногда – отдохнуть от логики и уйти в страсть. Поэтому это здорово – иметь две профессии. Не понимаю людей, которые живут одной профессией, если только это не музыкант. Нужно узнать себя во всём, выразить свою сущность.

– Что из современной литературы вы читаете?

– Мне очень понравился роман «Зулейха открывает глаза» Гузель Яхиной. Очень трогательная история. Это то, что я прочёл недавно. Но очень трудно читать что-то новое, современное, когда ты переводишь, занимаешься классикой и сам пишешь. Ещё я очень люблю ходить в театр, на концерты классической музыки. Я жалею об этом, но я не успеваю читать столько, сколько мне бы хотелось.

– В России Пушкина именуют не иначе как «наше всё». Это, конечно, своеобразный штамп. Как вы можете объяснить феномен Пушкина как представитель западной цивилизации, которому Россия всё-таки не чужая?

– Как можно объяснить чудо? Чудо есть чудо, нужно любить – и всё!

– Замечательный русский поэт Тютчев сказал: «Умом Россию на понять». Вы с этим согласны?

– Я даже перевёл это стихотворение!

Фото © «Радио 1»

Больше нтервью

85 лет
Баннер Губернатор жалоба
Регнум