| О радио | 23 июня 2018

РАДИО ON-LINE

Время

Программа

Ведущие

17:00 - 17:06

Новости

18:00 - 18:06

Новости

18:35 - 19:00

Открытая студия

19:00 - 20:00

Полёты во сне и наяву с Нармин

Ирина Безрукова: Незрячий – такой же человек с обычными желаниями и потребностями

Ирина Безрукова: Незрячий – такой же человек с обычными желаниями и потребностями

Актриса, тифлокомментатор
Интервью  |   8 февраля 2018
Актриса и тифлокомментатор Ирина Безрукова рассказала «Радио 1», как общаться с незрячими людьми, которые ни в чём себе не отказывают – смотрят кино, спектакли и даже ходят на блокбастеры.

– Ирина, как вам удаётся показать кино, спектакль или какое-то зрелищное мероприятие незрячему человеку? Как удаётся передать эмоции, как у вас это получается?

– Вы знаете, во-первых, у меня очень хорошая школа. Я училась в институте Реакомп, и мой педагог, он же директор этого института Сергей Ваньшин, – слепой с рождения. Меня обучали, я знаю, как воспринимает психику, картины или спектакли незрячий человек. В общем, мы изучали особенности восприятия незрячих людей. Конечно же, идут звуковые комментарии, поскольку незрячий человек, как вы понимаете, большую часть информации получает именно тактильным образом, наощупь, или воспринимает на слух.
Конечно, это звуковое сопровождение, если сравнивать грубо, то оно подобно радиотеатру. И естественно, когда я комментирую в нашем Московском губернском театре спектакль, например, «Сирано де Бержерак», и там есть динамические сцены, фехтование, эмоциональные сцены, моё голосовое сопровождение должно быть в ритме и стилистике произведения. Тогда незрячий включается, и мой голос просто является недостающим образом и таким внутренним голосом. Если будет личная лирическая сцена объяснения в любви главных героев, то мой голос будет более мягким, нежным, окрашенным такими лирическими нотками. Но если будет сцена боя, взрывы, то я буду более динамично комментировать. Собственно, этому нас и обучали.

– Получается, вы пишите какой-то сценарий к сценарию спектакля?

– Вы правы. Дело в том, что мы все сошлись в одном, что тифлокомментирование – это смежное искусство. Тифлокомментатор смотрит спектакль, потом понимает, какие недостающие вещи надо дополнить, – к примеру, действие или какие-то повороты, которые непонятны незрячему человеку без комментария. Тогда он сочиняет собственное литературное произведение. Он является автором, вернее, соавтором драматурга или писателя.

Когда мы делаем комментарий, мы учитываем и стилистику произведения, вплоть до того, что можем ориентироваться на первоисточник. К примеру, если это классическое произведение по Островскому, то там есть описание сцен, героев. И мы можем в наших комментариях использовать именно речь, которую прописал сам автор. Это действительно очень интересно.

Я являюсь тифлокомментатором высшей категории. Это человек, который сам пишет все комментарии, сам может их озвучивать, то есть дополнительно не нужен диктор. Он может создать комментарий для фильма, для этого используют специальные компьютерные программы, записать свой голос дикторским образом или вживую прокомментировать любое мероприятие от Олимпиады и кубка по футболу до «Цирка Дю Солей». Последнее называется «горячее комментирование». Это специалист широкого профиля. У меня на обучение было 114 часов, но мне не нужно было учиться сценической речи и актёрскому мастерству.

Тифлокомментатором может быть человек без специального образования. Конечно, есть определённые требования, кандидаты проходят тестирование. Если этот человек не имеет актёрского или дикторского образования, то он проходит ещё дополнительные часы обучения по этому профилю.

– В России немного театров и площадок, где идут спектакли с тифлокомментированием?

– Вы знаете, грустно или радостно, но так получилось, что в Московском губернском театре, в котором я играю, уже три года идёт девять спектаклей для взрослых и детей с тифлокомментариями. Идея была моя, но невероятная поддержка была оказана со стороны губернатора Московской области. Театр только начинал работать, тогда он был на этапе становления. Ему всего-то четыре года.

Не было средств, и тогда Андрей Юрьевич Воробьёв помог нам. Он распорядился, чтобы нам выделили средства для закупки синхронистского оборудования. Там есть базовая часть, которая улавливает сигналы, сами гарнитуры с наушниками, которые мы выдаём незрячим, и все устройства для трансляции. Мы очень признательны Министерству культуры Московской области и лично губернатору Московской области за эту помощь.

– То есть остальные театры не хотят закупать оборудование и тратить средства?

– Обычно всё спускается сверху. Наша инициатива была частная. Так получилось, что в нашей стране со времён царской России никогда не было тифлокомментирования в театрах, и мы стали первыми. В других странах это есть и успешно работает. В Англии более 40 театров, во Франции чуть ли не каждый театр может показывать спектакли с тифлокомментариями. Эта профессия считается элитной, и туда сложно попасть. Мы создали тифлокомментирование в нашем театре частным образом. Наверно, я считаю своей миссией широкое освещение тифлокомментирования. Мы уже обращались в Министерство культуры и в Минтруда, потому что такая профессия существует. Тифлокомментаторы выпускаются, они работают, пока их не более 30. Но есть приятные новости. В этом году институт Реакомп выиграл грант президента на обучение 14 специалистов из разных регионов страны. Это значит, что в других театрах тоже будут тифлокомментаторы.

Мы готовы делиться опытом. Я первая в нашей стране комментировала спектакль Московского губернского театра, который назывался «Пушкин». Я выезжала в Астану, Казань. Время от времени в театрах Москвы делаются какие-то разовые акции и показываются спектакли с тифлокомментариями. Но постоянно это проходит пока только в Московском губернском театре. Незрячие очень хорошо знают об этом, приходят к нам, почти всегда бесплатно.

Сопровождающий покупает билет, а сам незрячий заранее должен переслать документы, которые подтверждают его инвалидность. Наш театр приглашал незрячих бесплатно, и потом постоянные поклонники театра сами стали покупать билеты. Незрячие люди – долгожданные в нашем театре, у нас бывало за раз и более 30 человек. Даже если придёт один незрячий с собакой-поводырём, то собака будет лежать у ног прямо в зале или ждать в фойе. У нас всё это разрешено. Для него одного будут вживую комментировать этот спектакль.

– В обычной жизни мы часто не знаем, как вести себя с незрячими людьми. Мы просто их обходим стороной. Может, вы дадите какие-нибудь советы, как преодолеть это чувство, как общаться с этими людьми, как наладить этот контакт?

– Дело в том, что в нашей стране долгое время прятали инвалидов, особенно в советские годы. Был такой слоган, что у нас самая лучшая страна в мире. Всё, что не нравилось или портило картинку, пряталось. Но сейчас совершенно другая ситуация.

Незрячий – это такой же человек с обычными желаниями, потребностями. Он тоже хочет ходить в театр, в цирк, на показы мод, хочет знать, как правильно сделать модную причёску. Совсем недавно мы с моей командой сделали такую сложную для тифлокомментирования вещь – экшн-блокбастер «Человек-паук». Некоторые члены семьи с возрастом утрачивают зрение. Теперь можно пойти в кино всей семьёй, и это будет нормально.

А незрячему нужно просто предложить помощь: подойти, поздороваться, привлечь внимание и протянуть руку, чтобы он мог её нащупать, спросить, нужна ли ему помощь. Если человек не нуждается, он скажет: «Нет, спасибо!». Обычно вы помогаете любой бабушке или человеку, которому неудобно что-то сделать. Ничего странного в этом нет, достаточно одного-двух раз, и для вас это станет естественным. Просто вежливо предложите свою помощь.

Фото © Facebook Ирины Безруковой

Больше нтервью

Баннер Губернатор жалоба
Баннер ЖКХ
Добродел