Сказано на «Радио 1»
14 декабря 2020 в 09:03

Александр Домогаров о Шекспире, японском воспитании и новых «Гардемаринах»

Александр Домогаров о Шекспире, японском воспитании и новых «Гардемаринах»
©   Екатерина Тимошенко

Чем способна поразить Япония, почему пьесы Шекспира актуальны так же, как и 400 лет назад, по какой причине интернет – зло и где в Подмосковье лучшая рыбалка, актёр театра и кино Александр Домогаров рассказал в эфире программы «Синемания». Народный артист России стал гостем очередного выпуска, в котором представил новый фильм со своим участием – историческую драму «В плену сакуры». Картина вышла в прокат 10 декабря при информационной поддержке «Радио 1».

С: Александр, по какому принципу вы соглашаетесь на роли или отказываетесь от них?

А: Зависит от литературы. Если есть драматургия, если есть интересная задумка, уже можно о чём-то говорить.

С: А гонорар?

А: За всю свою жизнь ни разу не подписал договор из-за гонорара.

С: Что, на ваш взгляд, важнее – сценарий и режиссёр?

А: Думаю, тут нельзя так делить. Можно вытянуть плохой сценарий, а хороший режиссёр может снять плохую картину. Я убеждён, что успех не просчитывается. Что касается драматургии, то хорошую завалить сложно, хотя и возможно. Я в основном стараюсь читать, и, если мне интересно, я соглашаюсь.

С: Чем вам понравился сценарий фильма «В плену у сакуры»?

А: Я прочитал сценарий, когда он ещё не был полностью готов. Вся русская часть – то, что касалось лагеря и моего персонажа Бойсмана – состояла из набросков. Мы с моим другом Константином Самойленко взяли на себя ответственность и прописали всё это самостоятельно. То, что в итоге вошло в картину, это наше с ним совместное творчество. Мы написали все русские диалоги, перелопатили массу литературы и выясняли, что и как тогда было. Многое для меня стало большим открытием.

С: Александр, когда смотришь японские фильмы, в глаза бросается принципиальное отличие от актёрской манеры игры европейцев и американцев. Чем для вас стал опыт работы в Японии и само кино?

А: Не скрою, это было огромным испытанием. Как в хорошем кинематографе, мы с командой собрались заранее, за несколько дней до начала съёмок. Режиссёр устраивал с нами читки, мы сверяли графики и примерно располагали мизансцены. И вот к нам приехала звезда – японский актёр Иссэй Огата. Это такой седовласый артист в летах, собранный, просто одетый. На его лице не проявлялось никаких эмоций, он читал всё по бумажке, что-то переспрашивал, делал пометки.

Когда наша репетиционная подготовка завершилась, на площадке я увидел, этот актёрский мир во всей красе. Это очень громкие звуки и очень яркие эмоции. Наша школа она про внутренние переживания, которые переходят во внешнее. А здесь, наоборот, через внешнее артисты идут к внутреннему. Примерно на третий день мы с ним в итоги уравновесились.

С: То есть произошёл синтез театра Станиславского с театром Кабуки?

А: Да! Я, кстати, посмотрел театр Кабуки и был восхищён тем, что сумел сразу увидеть Японию вот такой. Я ведь сразу приехал в Мацуяму, минуя Токио.

С: Испытывали ли вы трудности перевода при работе с японцами?

А: Могу сказать так. У меня всё-таки есть какой-то опыт работы с иностранными коллегами. Трудности перевода с ними возникают, как правило, в первые несколько дней. Но это даже не трудности перевода, а буквально трудности понимания. До определённого момента это плохо происходит, но со временем ты адаптируешься и начинаешь улавливать мысль. Чувствуешь, чего от тебя хочет режиссёр. Естественно, переводчики никуда не деваются. Но эмоции и язык тела говорят гораздо больше.

С: Где вам сложнее было работать – в Японии или в Польше?

А: В Японии. Время, проведённое в Польше, я воспринимаю как благословение.

С: Действительно ли японцы так изысканно вежливы, как о них говорят?

А: Да, у них это в крови, так они воспитаны. Знаете, наиболее сильное впечатление на меня произвело то, как они относятся к могилам русских солдат в Мацуяме. Меня это буквально потрясло. В первый же день меня отвезли на кладбище, где похоронены 98 российских пленных. Мне рассказали, что они лежат, повёрнутые лицом к родине. Ещё там есть памятник Бойсману, который установили много позже, хотя его останки увезли в итоге во Владивосток. И за всеми этими захоронениями ухаживают дети, которые учатся в начальных и средних классах школы.

Поэтому, когда меня спрашивают, каково моё отношение к японцам, могу сказать так. Если дети так ухаживают, простите, за могилами врагов, то я могу только поклониться их родителям, бабушкам и дедушкам. Это воспитание, это гены. От этого никуда не деться.

С: Почему, как вы считаете, японцы так относились к врагам?

А: Они расценивали противников как воинов. А в их культуре воинов уважают.

С: Не так давно на сцене Театра имени Моссовета состоялась премьера спектакля «Ричард III» с вами в главной роли. Чем вас так привлекла эта история?

А: Я очень давно носил в себе эту идею. Это такая небесная составляющая для артистов, вот эти роли, которыми ты грезишь в 20 лет. Все же хотят быть Гамлетами. А роль Ричарда приходит, потому что ты гениально играл другую драматургию. Для меня это совершенно сумасшедшая пьеса. У театра были вполне обоснованные опасения. Потому что сам по себе материал тяжёлый. К тому же, хотелось избежать каких-то параллелей нежелательных. Но в результате всё состоялось, что для меня очень радостно. Сейчас спектакль идёт очень хорошо, зрители на него ходят и видят то, что мы хотели до них донести. А показать мы хотели, как герой приходит к власти, как происходит становление тирана и какое наказание за этим следует.

С: Как вы считаете, почему Шекспир актуален сегодня?

А: Знаете, я несколько раз перечитывал пьесу после того, как мы поставили спектакль. И каждый раз думал, как это всё перекликается с нынешним временем и как это всё нам понятно. Хотя ведь написано было более четырёхсот лет назад.

Мне кажется, что эта история сложнее даже, чем просто хрестоматийная. Она очень человеческая. Мне хотелось, чтобы Ричарда было понятно и жалко. И, как написал мне один критик, он поймал себя на мысли, которую долго от себя отгонял. В какой-то момент ему стало жалко моего героя.

С: Расскажите что-нибудь о съёмках новых «Гардемаринов».

А: Съёмки четвёртой части закончились, пятую отсняли частично. Надеюсь, что в скором времени зрители смогут их увидеть. Вообще Светлана Сергеевна Дружинина хочет объединить их. Возможно, ближе к 2022 году они выйдут в прокат.

С: Александр, что для вас значит интернет? Это зло или благо?

А: Непростой вопрос вы задаёте. Как для читающего человека это, скорее, благо. Потому что я могу найти и узнать то, с чем ранее не сталкивался. А как для простого человека – это ужасно.

С: Почему?

А:  Ужасно, потому что это вседозволенность. Люди сталкиваются с тем, к чему не готовы, и не воспринимают информацию.

С: Ну и в завершении. Известно, что вы – любитель рыбной ловли. Можете как житель Подмосковья сказать, где здесь лучшая рыбалка?

А: Я живу под Истрой, у нас там есть замечательный клуб «Золотой сазан». Там я и ловлю рыбу. А так бы ещё с удовольствием наведался в Астрахань, если бы позволял график работы и было бы больше свободного времени.

Синемания. Эфир от 11/12/2020. Гость - Александр Домогаров
Екатерина Тимошенко




Популярное на «Радио 1»
00:00 - 00:04
Гимн