3:30 Самое время!
Телефон прямого эфира:
8 495 252 01 15
WhatsApp
+7 966 032 58 32
Войти
3:30 Самое время!
Слушать прямой эфир
Смотреть
Телефон прямого эфира:
8 800 100 51 01
WhatsApp:
+7 966 032 58 32

Яндекс.Метрика
Погода:
+19.7°C
Пн 15 августа
Курс валют:
USD: 60,90 -0,28
EUR: 62,54 -0,02
COVID-19 в Московской области:
Заболело: 456012
Выздоровело: 440729
За сутки: 544
17:08 Воробьев представил лучшие практики инвестиционного стандарта региона на форуме в Истре 16:11 Андрей Воробьев сыграл в составе сборной «Легенд Хоккея» в матче с юными спортсменами 13:47 Андрей Воробьев призвал уменьшить число проверок для бизнеса 10:01 Почётный гражданин Подмосковья Леонтий Кузнецов отмечает 84-й день рождения 23:20 Подмосковная команда заняла второе место в турнире по гольфу Спартакиады сильнейших 23:14 Чижов предрёк европейцам скорые последствия ошибочных решений властей ЕС 23:09 «Будет спрос – будет и оборот». В Подмосковье поддержали строительство магазинов в СНТ 21:49 Подмосковные энергетики отремонтируют сети СНТ Волоколамского округа 21:30 Должники смогут подать заявление о сохранении прожиточного минимума через «Госуслуги» 21:15 В Апрелевке начали установку свай под опоры нового путепровода 20:10 В Клину обновили сквер, разбитый в 70-е годы 18:49 В Подмосковье пресекли незаконную торговлю сельскохозяйственными животными 17:54 231 семью переселят в Мытищах по проекту реновации 15:45 Центробанк предупредил жителей Подмосковья о новых мошеннических схемах 15:00 Строительство детского сада на улице Заречной в Балашихе завершат к концу августа 14:45 Пархоменко ответил на вопросы жителей посёлка Колюбакино 14:15 Московский губернский театр покажет в новом сезоне четыре премьеры 14:00 Реабилитацию в Московской области с начала года прошли 30 тыс инвалидов 10:42 Андрей Воробьев оценил перемены в Волоколамске 07:20 В Московском регионе 12 августа ожидается ясная погода и до плюс 29 °С

Андрей Богатырёв о военном кино, провале «Зои» и новом проекте «Красный призрак»

02 мая 2021 18:20
Добавить сайт в избранное в:
Img

Чего не хватает российскому кинообразованию, что не так с фильмом «Зоя» и почему отечественные военные картины чаще других проваливаются в прокате, режиссёр Андрей Богатырёв рассказал программе «Синемания». Он также поговорил о своём новом проекте «Красный призрак», премьера которого назначена на 10 июня, и поделился подробностями работы над лентой, посвящённой истории развития самбо в нашей стране. Планируется, что съёмки этого фильма пройдут в подмосковных Люберцах.

С: Андрей, в 2013 году вы выпустили фильм «Иуда» по нашумевшей повести Леонида Андреева. Мнения на счёт картины разошлись. Одним из таковых была идея о том, что вы сняли чуть ли не единственное в нашей стране кино про хиппи. Кто-то даже сравнивал его с лентой «Иисус Христос – Суперзвезда», прежде всего из-за формы. Длинноволосые ребята, рубахи, сандалии – всё, как в славные времена хиппи давних годов.

АБ: «Иисус Христос – Суперзвезда» – это уж точно хиппи-фильм. А моё кино больше про то, что всё в жизни для чего-то нужно: и зло, и добро, и предательство. То есть бог ведёт теми путями, которые человеку нужны для духовного роста. Если Иисусу дан был один путь, то Иуде – другой. И точно не из-за денег.

А хиппи я очень люблю и сам себя таковым считаю, хоть и без длинных волос. Это мироощущение мне очень близко, поэтому я часто езжу в Индию, в частности, в Гоа. Для меня это самое правильное восприятие мира – когда все равны, когда нет никакого пафоса, когда из чистых взаимоотношений рождается чистое творчество. А ещё я очень люблю рок-н-ролл. Обожаю музыку 60-70-х годов. На мой взгляд, это золотой период. Тогда люди творили и при этом были коммерчески успешны.

С: Почему вдруг от «Иуды» вы перешли к телепроекту «СашаТаня»?

АБ: Это не совсем выбор режиссёра в творческом смысле этого слова. Это скорее путь человека. После фестивальной социальной драмы «БАгИ» я снял «Иуду» и в какой-то степени споткнулся. Потому что понял – я взялся за тему, до которой не дорос. Мне было 25 лет. Конечно, классно в таком возрасте брать подобные проекты. Однако мне захотелось вернуться к жанровому кино.

Я решил пройти некую школу и поступил в Академию кинематографического и театрального искусства Н.С. Михалкова. А дальше устроился на работу и стал снимать «СашуТаню». Хотелось быть в производстве, набивать руку. Плюс мне предложили за это какие-то деньги. Но творчества там не было.

С: Андрей, вы окончили ВГИК, а обучение там, как известно, ориентировано на воспитание режиссёров преимущественно авторского кино. Не возникало ли у вас ощущения, что должно быть иначе? Что там следовало бы больше ориентироваться на жанровые фильмы?

АБ: Абсолютно согласен. Дело в том, что к нам в институт на международный фестиваль приезжали школы из разных стран. Уже тогда мне было понятно, насколько по-разному у нас проходит обучение. Европейцы придерживаются следующего принципа: вы пришли обучаться ремеслу и вам дают для этого инструменты. При этом из вас не будут пытаться сделать какую-то выдающуюся личность. Как вы будете пользоваться полученными навыками – решать только вам.

Во ВГИКе на тот момент был другой подход. Там в довольно жёстких условиях воспитывали личности. Нам всегда говорили, что мы никогда не достигнем таких высот как Андрей Тарковский. Что мы никто. А ремесла нам никогда не хватало. И, признаться, поэтому на том же фестивале наши работы были откровенно слабее. Наши фильмы получались ученическими, ужасно претенциозными и технические отсталыми. Но, как всегда бывает в России, были и такие люди, которые ощущались мощнее остальных. И вот они делали что-то непохожее на других.

С: В американских киношколах студентов первые полгода вне зависимости от специальности учат рассказывать истории. Это как раз то, чего не хватает многим российским фильмам. Истории здесь внятно не рассказываются, согласны?

АБ: Вот слово «внятно» я бы вообще вынес на первый план. Голливудское жанровое кино – это смачное рассказывание историй. Вот как если бы мы были на вечеринке, сидели болтали, и один из нас начал рассказывать историю. Да так, что все постепенно стали в неё включаться и слушали, разинув рты. Это и есть жанровое кино – рассказать историю, которая будет нести в себе ещё и какую-то мудрость.  

Однако сейчас американское кино испытывает определённый кризис. Вернулось продюсерское мышление, и это даёт свои минусы. Большие рассказчики – Спилберг, Земекис, Кэмерон – умели преподнести историю на всех уровнях. Чтобы она была интересна и ребёнку, и взрослому, и киноману. На мой взгляд, американское кино это теряет. Это системная штука. Продюсеры взяли верх, фильмы выходят с очень большими бюджетами. Но, признаюсь, большое количество американских картин я смотреть практически не могу.

Андрей Богатырёв, Синемания, фото Екатерина Тимошенко

С: Андрей, что за историю рассказывает ваш фильм «Красный призрак»?

АБ: «Красный призрак» рассказывает историю небольшого отряда и, если так можно сказать, неизвестного солдата. Этот фильм пытается понять, кто он такой. Как и за счёт чего мы выиграли войну.

С: Сейчас очень много фильмов снимается на тему Великой Отечественной войны. Однако далеко не все они собирают кассу, их много критикуют. Почему вы решились взяться за подобную тематику?

АБ: Для меня как для режиссёра это фильм не про Великую Отечественную войну. Это история людей на фоне войны. Я вообще не люблю, когда кино, в котором война идёт красной нитью, делают в стиле «Ура патриотизм». Мы с командой попробовали понять, а кто у нас в сюжете супергерой. В какой-то момент стало ясно, что это не отдельно взятый персонаж, а некий образ. Дальше рассказывать не буду. Вы всё сами увидите в кино, когда картина выйдет в прокат. Премьера назначена на 10 июня.

С: Андрей, вы только что сказали, что не любите военные фильмы в стиле «Ура патриотизм». Что это означает? Где грань с простым патриотизмом?

АБ: «Ура патриотизм» – это так называемый ультрапатриотизм. Когда все наши, априори, должны быть хорошими, а немцы – плохими. Это когда нет деталей и истинной любви. Мне кажется, большинство советских военных фильмов были такими. И почти все они сейчас забыты, потому что плоский подход бесперспективен и не даёт никаких результатов.

Недавно вышедший на экраны фильм «Зоя» для меня является примером того самого пути, когда потрачены деньги на то, чтоб люди испытали что-то похожее на патриотизм. Лично я испытывал откровенный стыд и чувство неловкости, не знал, куда деться. Поскольку этот фильм дискредитировал тему, на которую он был снят.

Фильм «Зоя» мог бы быть выпущен совершенно на другом уровне, если бы за него правильно взялись. Он снят плоско, в том числе и потому, что там нет ремесла. Он мог стать жанровым, пойти на фестивали, ведь перед Зоей Космодемьянской стояла сложнейшая и неоднозначная задача. Это можно было бы обыграть иначе.

С: Возможно, именно поэтому «Зоя» стала одним из крупнейших кинопровалов последнего времени.

АБ: Я не удивлён, потому что почти все военные фильмы в современной России – одна большая боль.

С: Андрей, что за проект вы собираетесь снимать в Подмосковье?

АБ: Я собираюсь снимать картину под предварительным названием «Легенды о самбо». Местом съёмок были выбраны Люберцы. Фильм расскажет о том, как зарождалось это боевое искусство, какие люди стояли у истоков. Это многослойный проект. Там будут и зрелищные драки, и довольно интересный киноязык – фильм будет чёрно-белым.

С: Давайте в заключении ещё раз обратимся к вашему фильму «Красный призрак». Должны ли люди знать всю правду о войне, какой бы неприглядной она ни была?

АБ: Я считаю, что есть вещи уместные, а есть неуместные. Если речь идёт об авторском кино, то это вполне возможно.

Андрей Богатырёв, Синемания, фото Екатерина Тимошенко

Фото: Екатерина Тимошенко

Екатерина Тимошенко
Поделиться
Коронавирус
Эксклюзив
Экономика
Спецоперация на Украине
Криминал
Туризм
ОИ-2022
Внимание, дорога!
Выборы 2022
Соцсети
Афиша
Общество
Спорт
О нас
0 / 0
Load...
Поделиться