«Честно говоря…». Выпуск #15. Гость – Сергей Майоров

«Честно говоря…». Выпуск #15. Гость – Сергей Майоров
©   Радио 1

Традиционно в студии Первого подмосковного радио наши герои рассказывают свои истории, связанные с Подмосковьем.  Для вас Подмосковье – это не просто история — это история вашей жизни?

Это родина. Я родился в Подмосковье, в ближнем Подмосковье – всего в 30 км от Москвы. Это военный гарнизон Монино, в котором раньше находилась Военно-воздушная академия имени Гагарина, а сейчас там областной Кадетский корпус. Академию, к сожалению, перевели в Воронеж. Но там из моего детства остался уникальнейший в нашей стране Музей военно-воздушных сил. Там стоят удивительные самолеты, вертолеты и стоит наш советский Конкорд – самолет ТУ-144. Они были моими игрушками детства, поэтому Подмосковье для меня – это родина, то место, где я родился, воспитывался, где я жил. К сожалению или к счастью, я был обделен в студенчестве радостями приезжих однокурсников: общежитской тусовкой, поездками к родителям, передачами из регионов, потому что я не знал, что это такое. Мое детство прошло в электричках с Ярославского вокзала и мне не положено было общежития, потому что это была зеленая зона Москвы, это было не дальнее Подмосковье. Поэтому каждое утро в 6 часов 34 минуты - из Монино на Ярославский вокзал и вечером, в зависимости от того, когда заканчивались занятия в институте, электричкой домой. В электричках спал, в электричках обедал, ужинал, завтракал, в электричках читал книги, слушал музыку. Так что все мое студенчество было связано с подмосковными электричками.

Сейчас они тоже ходят, появились и центральные диаметры, современный транспорт.      

Для меня это такое удовольствие. Я очень люблю подмосковные электрички, особенно если они такие хорошие – типа «Иволга», стандартов плюс. Моя подруга Оля живет под Подольском, и я к ней люблю ездить на электричке: плейер в уши, очки на глаза, кофе в термосе и час десять до Подольска – это такой комфорт. Классно!  

Этот год юбилейный для всей нашей страны, 75 годовщина Великой Победы и мы говорим об этом не только 9 мая. Именно в этот год 22 июня в 22 часа, именно в Подмосковье – в Сергиевом Посаде состоялась премьера вашего фильма и вашего вклада в память об истории. Расскажите о нем.

Уже два года, как моему старшему товарищу – знаменитому артисту – продюсеру Сергею Жигунову пришла в голову идея – для большой страны показывать большое великое кино. Он придумал акцию, которая называется «Великое кино великой страны». В прошлом году во всех кинотеатрах страны – это было порядка 1100 городов и около 1500 кинотеатров – показывали фильм Андрея Сергеевича Смирнова «Белорусский вокзал». И Сережа попросил меня в формате «сторителлинг» рассказать об этом фильме и истории его создания. И мы сделали 25-минутную историю. Фильм называется «Белорусский вокзал. Прямая речь», в основе которого было интервью с Андреем Сергеевичем. Он рассказал тайны, историю, бэкграунд, бэкстейдж создания этого фильма. Очень тонкий был придуман ход, когда дети исполнителей главных ролей – это Елена Сафонова, Андрей Ургант, Елена Папанова, Андрей Леонов-младший – пропели фразу о бессмертном десятом батальоне, а потом ее поддержала Нина Ургант в этом фильме.

                Фильм получился очень трогательный, щемящий, акция имела довольно серьезный резонанс и нам было предложено повторить подобную акцию в этом году к 75-летию Победы. Фильм для показа был выбран очень сильный, очень мощный – это фильм Сергея Федоровича Бондарчука «Судьба человека». Но, к сожалению, никого из создателей этого фильма уже нет в живых. И когда мы с Сергеем Викторовичем Жигуновым обсуждали историю, что бы показать зрителям, чтобы это было также проникновенно и созвучно с названием ленты «Судьба человека», я предложил экранизировать (если так можно сказать) свою студенческую историю. Наш педагог – Валентина Александровна Некрасова – нам – студентам ГИТИСа принесла книжку, изданную не очень большим тиражом. Это было в конце 80-х годов, она была посвящена очередной годовщине Победы нашего народа в Великой Отечественной Войне. Это были стихи молодых поэтов, погибших на войне. И они настолько попали в сердце. Знаете, я студентам говорю о фиксации эмоциональных состояний. И, видимо, это настолько был зафиксировано, что спустя очень много лет после окончания института, я помню эти стихи наизусть, я знаю историю этих удивительных людей – поэтов, молодых мальчишек и девчонок, которые погибли, сражаясь за Родину. То есть они недолюбили, недописали, недокурили, недообъяснились, недовысказались…  И когда я рассказал Сереже пару эпизодов возможного фильма, он сказал: «Все. Не вопрос. Давай это снимать!».

               Но в условиях пандемии и кризиса вся история могла не получиться, все «зависли», все находились в состоянии ступора, в подвешенном состоянии, не очень понимали, что же все-таки будет и работа над фильмом была приостановлена. Но в какой-то момент в начале мая Сережа позвонил и сказал: «Давай все-таки попробуем». Нам было очень тяжело снимать эту историю, потому что везде карантин, студии были закрыты, многие актеры не выходили из домов, не нарушали режим самоизоляции. Нам пришлось оформить кучу всяких разрешений, договориться о возможности съемки, соблюдая все меры безопасности: в костюмах химзащиты, с масками, с защитными экранами, чтобы все-таки снимать это кино.

              Я безумно благодарен своим ученикам, своим молодым коллегам – Саше Зайцеву, Артему Андрееву, которые взялись за это дело. Саша был режиссером, Артем был продюсером и чудесная Катя Романова им помогала – тоже молодой талантливый продюсер. Ребята взялись за эту историю. Все организовали безупречно. Это было снято в кратчайшие сроки. Безумно рад тому, что многие наши товарищи – актеры поддержали. Они рассказывали короткие истории об этих поэтах и читали их стихотворения. Созвездие было уникальное: Юрий Чурсин, Андрей Мерзликин, Виктор Добронравов, Никита Панфилов, Мария Шалаева, Агния Кузнецова, Макар Запорожский, Иван Добронравов. И венчал всю эту историю удивительный Василий Семенович Лановой, который ради этой идеи нарушил режим самоизоляции и приехал. Мы работали очень быстро, как в хирургической операционной: прям по секундам было все выверено, потому что переживали за жизнь и здоровье не только великого актера, но и свою. Сняли этот проект, смонтировали и 22 июня он был показан в 35 регионах страны в формате open air кинотеатров, в автокинотеатрах и в тех регионах, где были открыты залы. Премьера состоялась, фильм получился удивительным.

             Я был на премьере. Мы с друзьями и частью моей команды оказались в Сергиевом Посаде и в режиме автокинотеатра смотрели это кино. Вы знаете, как было удивительно: я вышел из машины, потому что знал все покадрово, посекундно, звук шел через панель приемника в салоне машины, а я стоял на улице и практически синхронно произносил все, что говорили актеры. И когда фильм закончился, я – человек, привыкший к аплодисментам, вдруг увидел новую форму благодарности - люди стали мигать фарами. И это было так трогательно. Причем они не знали, что я приехал, это было инкогнито. Они моргали фарами, а я понимал, что фильм попал в сердце.

         В начале сентября будет вторая премьера. Если кинотеатры откроют и будет возможность у людей попасть в кино, - приглашаю посмотреть фильм Сергея Федоровича Бондарчука и нашу короткую историю, которая называется «Простые главные слова» о молодых поэтах, погибших на войне. Я надеюсь, что люди получат большое удовольствие.

©   Личный архив

Продолжая тему праздников. Многие из нас любят праздники, нам нравится смотреть различные церемонии. Пальма первенства за Оскаром: красивые наряды, красная дорожка и главное – эмоции. Есть и наши премии, за которыми мы тоже наблюдаем. Но, увы не видим тех эмоций по отношению к коллегам и к самому событию. Вы не только многократный обладатель премии ТЭФИ – вы член Академии российского телевидения, принимаете участие в премии ТЭФИ-регион. Были не раз на церемонии. На ваш взгляд, почему так происходит? Мы -  народ не эмоциональный или не умеем искренне радоваться успехам других?

Я думаю, что мы не умеем радоваться за своих коллег. Умение радоваться – это тоже часть культуры, воспитания и образования. Мы зависливые. Мы не очень добрые (в плане – радоваться за коллег). Мы озлобленные. Сейчас многое меняется, и я вижу, как люди радуются друг за друга в каких-то мелочах, в Instagram. Но, мы же не очень любим аплодировать.

             Я вел много церемоний ТЭФИ (как федеральных, так и региональных) – это очень тяжелая работа. Это тяжелее, чем провести любой пьяный корпоратив, любую пьяную свадьбу, любые грустные поминки. Это гораздо тяжелее, чем любой другой формат. Почему? Потому что заставить своих коллег аплодировать, вставать с мест, радоваться – это как боксерский поединок: ты выходишь на сцену, а после мероприятия, которое длится порой до четырех часов, ты выходишь, а у тебя сил нет, ты просто падаешь. Тебе говорят: «А почему ты не идешь танцевать, веселиться, выпивать?». Да какой танцевать? Ты без сил: бух тюфяком и хочется выспаться, потому что энергии уходит немерено.

            Мне удается. Я четыре годя подряд вел церемонию ТЭФИ-регион. Это был Волгоград, Самара, Тюмень. Это ответственное испытание, потому что ты не только хозяин вечера, но ты еще и некий модератор. И все это живо, и все это телевидение, а телевизионщики не прощают фальши, накладок. Ты языком работаешь практически 25 кадров в секунду. Ты должен создавать настроение, ты должен кого-то уметь поддержать, ты должен правильно представить членов жюри. Когда люди, телевизионщики ходят и не понимают, что в зале сидит Владимир Ильич Лусканов – первый лауреат премии ТЭФИ в номинации «Лучший репортер» - уважаемый человек, директор службы информации телеканала «Культура», человек, который делал удивительные репортажи из горячих точек, выдающийся журналист – твоя задача – быть эти коммуникатором. То есть объяснить аудитории, кто выйдет, сделать так, чтобы Владимир Ильич чувствовал себя крутым, уважаемым и знаковым и заставить, чтобы люди ему аплодировали. Это, конечно, удивительное мастерство. Не все им обладают. Мне повезло, у меня хорошие учителя, но, поверьте, каждый такой трюк оборачивается потом часами молчания и хочется куда-то сунуть два пальца и подзарядиться энергией.

Вы из тех, кто знает, что Дед Мороз существует. В проекте «Путешествие Деда Мороза» на НТВ вы объехали с ним не один город, много путешествуете по стране. Можете нарисовать собирательный образ современного русского человека XXI века?

Наверное – это все-таки очень ищущий, пытливый человек. Не всегда образованный, не всегда воспитанный, не всегда начитанный, но стремящийся. Мне сложно, даже со своими учениками. Вот совсем недавно я разговаривал со своим другом Михаилом Колеговым, который ставит оперу «Алеко». Он выдающийся хореограф и надеюсь, будущий режиссер (сейчас учится в ГИТИСе на факультете режиссуры музыкального театра). Он разговаривает со своими студентами, и они не понимают, где находится Бессарабия, что такое поэма «Цыганы» … Он говорит: «Как так? Вы приходите на занятия и ничего не читали? Ну зайдите в Интернет, хотя бы почитайте за полчаса до начала занятий, о чем будем говорить.» Вот мне кажется, что даже при наличии Интернета, мы далеко не самые образованные. Мы стали все какие-то очень digital, но мы совсем перестали читать. Я немножко из другого поколения. Мои ровесники выросли с уважением к книге. Мы читали, пересказывали, излагали.  Мы ходили в библиотеки, стояли в очереди за книгами. Мы писали рефераты и близко к тексту их защищали. Мы многое открывали. Вот эта способность читать и открывать у меня осталась. ДА, конечно, интернет в помощь, но, поверьте, когда я работаю на сцене, еще где-то, как говорит мой шеф-редактор Денис Морозов, я – Pentium: кинь запрос – я тебе выдам кучу информации. Да, может я что-то подредактирую и где-то подсмотрю, но я опираюсь на тот фундамент, полученный в институте. Мне кажется, что у нас немного разрушен фундамент. Он есть, но он протекает, дает трещины, и его нужно латать. Поэтому современный русский, в моем понимании, — это достаточно брутальный, спортивный человек, который стремится узнать, что такое хорошая кухня, что такое хорошие курорты и настоящая жизнь, что такое настоящая литература. Он пока еще не все понимает и не во всем разбирается, но стремится.  

©   Личный архив

                    

Мир придумали кинематографисты – эту фразу я услышала впервые именно от вас. Фильмы задают тренды: кофе в бумажном стаканчике, желтое такси и многое другое. Сначала фантастические фильмы о полетах в космос сбылись, потом о всемирной эпидемии. Ситуация с пандемией сказалась на многих. Некоторые потеряли работу. В вашей жизни тоже был период безработицы. Что вы посоветуете тем, кто с этим столкнулся, помимо поисков нового занятия, как справиться морально?

           Я не знаю. Я не хочу умничать и врать, потому что у каждого свой опыт. Наверное, важно чтобы в этот момент не оставаться одному. Я не знаю, какие придут в голову решения, что родится в подсознании, как это переживать, но, наверное, самое важное – не оставаться одному. Потому что, если ты один – это усугубит ситуацию. Нужно на кого-то опираться: на семью, на друзей на родственников, на близких, любимых людей. Всегда все проще пережить, когда ты не один. Если ты один – это очень тяжело.

             В этой атаке вирусов нет победителей. Я сейчас общаюсь со своими друзьями, и мы фактически с полуслова понимаем друг друга, кто оказался в какой ситуации. Сейчас звезды вынуждены выживать. Сейчас СМИ вынуждены выживать. Люди теряют работу, теряют бюджет, рынок рекламный рухнул, а, значит нет дополнительных денег, чтобы что-то создавать. Вынуждены в катастрофических условиях работать кинематографисты, трагедия сейчас происходит в театрах. Я знаю огромное количество людей, которые репетируют online или только начинают собираться в театре, но они умирают без ежедневного тренинга, без внимания зрителей, без аплодисментов. Катастрофа с артистами балета, с артистами оперы, потому что речевой аппарат, голос и тело требуют ежедневного тренинга, а с этим очень сложно. Я видел репортажи, как ведут себя спортсмены. Знаете, синхронистам привыкать к воде в ванной – это тоже трагедия. Сейчас нет в этой истории выигравших. Если кто-то думает, что сейчас им как-то удалось низенько и это над ними как-то пролетело – это все догонит. Это касается и ресторанов, и кафе, и магазинов. Я тут посмотрел данные Forbes, что закрылось в Москве и Подмосковье - люди реально находятся в состоянии, близком к депрессии, если не в ней. Но спасает, как это не странно – оптимизм и опора на близких. Другого выхода, наверное, нет.

Такие ситуации оставляют свой след и проявляются в будущем. Некоторое время назад вы работали на канале СТС и выпускали культовую программу «Истории в деталях». У вас случился конфликт с Борисом Кочевниковым. Сейчас и он, и вы на этом канале больше не работаете. При этом каждый из вас успешен в профессии, и вы даже работаете в похожих жанрах. Если бы сейчас Борис Корчевников пригласил вас в качестве героя в свою «Судьбу человека», вы бы согласились?  

Нет.

Он мог бы стать героем вашей программы «Однажды»?

Нет.

Я поясню. Я давно простил. Я пытаюсь эту историю забыть, но предательство: и профессиональное, и человеческое, - оно похоже на ампутацию рук: головой прощаешь, а обнять человека не получается. Поэтому – нет.

Героиня известного фильма говорила такую фразу: «У меня такая безупречная репутация, что ее пора уже чем-то испортить.» У вас тоже безупречная репутация. Но  некоторое время назад в общественном пространстве появились публикации, в том числе посты в социальных сетях от бывших коллег или знакомых вам людей с обвинениями финансового характера. Я не буду углубляться в суть конфликта. Вопрос другой – вы закрыли свой профиль в Instagram и никак не комментировали ситуацию, хотя многие хотят знать вашу точку зрения и услышать ваши комментарии. Почему этих комментариев нет?

Все в правовом поле. Все - к юристам. Обязательно ответы будут. Я это не комментирую, потому что не знаю, как можно комментировать хайп. Поэтому все вопросы к юристам. Я действую исключительно в рамках правового поля.

Мы, напротив, рады комментариям в социальных сетях и наши подписчики в связи с анонсом этого интервью оставили их для вас вместе со своими вопросами. Я их озвучу: «Передайте огромный привет и благодарность за творчество, тв программы смотрим всегда с интересом. За что вы в своей жизни благодарны больше всего и если бы у вас была возможность чему-то научиться, что это бы было?»

          Я благодарен жизни за маму, у которой я родился, за друзей, которые со мной вопреки всему и очень многие годы. Они со мной не год, не два и не три и они знают, какой я. С Олей Каймаковой мы уже 30 лет, с Андреем Галкиным - 21 год, с Олегом Борщевским, со всей моей командой, с Денисом Морозовым – тоже, с Артуром Валеевым, с которым мы начинали делать проект «Истории в деталях», уже тоже 20 лет. Я благодарен за этих друзей, за маму, да и вообще за многое, за сам факт жизни.

            Я бы хотел научиться водить машину. Я не умею водить машину. Мне в свое время не давали права, потому что я дальтоник и цветоаномал. Машина – это такая свобода. Я, конечно, очень бы хотел научиться водить машину, чтобы путешествовать туда, куда глаза глядят. Это маленькое пространство на колесиках. Но я законопослушен в этом отношении. Я не могу покупать права и давать какие-то взятки – это против моих правил. И я напуган положением на дорогах. Если бы это было так – лег, проснулся и ты уже умеешь водить, то -да . Если надо ходить, учиться, сдавать на права – это для меня такой стресс и мне жалко времени. Я лучше на такси поезжу.

Вам важно, что о вас говорят другие люди?

Наверное — это всем важно. Раньше я к этому прислушивался, но сейчас, наверное, уже нет. Лучше меня самого обо мне никто не знает. Да, мне важны какие-то мнения, но сказать, что как-то сильно они на меня влияют… Наверное, влияют, но я стараюсь, чтобы не очень сильно. 

Давайте прямо сейчас, узнаем, что говорят о вас за глаза ваши коллеги, начальники, и друзья:

Сергей Малоземов – ведущий программ «Живая еда» и «Чудо техники» на телеканале НТВ: «С Сергеем Майоровым меня сближает то, что у него явно, как и у меня, хобби совпадает с работой. Как я увлекаюсь гаджетами, наукой, медициной и едой, так и он живет театром, музыкой, кино. Он может тебе безошибочно сказать, в каком году, какая кинодива играла в каком фильме и на какой секунде этого фильма какого цвета у нее было платье и еще что она по этому поводу сказала в интервью через 25 лет такому-то журналисту. А все почему? Потому что Сергей любит этих героев и живет одной жизнью вместе с ними. Поэтому он все про них знает, потому что они сами ему про это рассказывают. Это настоящий профессионализм, кроме того, что явно — это человеческое счастье, это еще и пример того, как нужно относиться к своей работе. Ценю. Уважаю. Восхищаюсь».

Подкаст
Сергей Малоземов

Сергей Майоров: Сергей Малоземов имеет свое неповторимый, почерк и стиль. Это потрясающий молодой человек. Невероятный, грамотный, образованный, интеллигентный. И я скажу честно, что до того, как познакомился с Сергеем, я всегда был его фанатом и поклонником.

Тимур Вайнштейн – генеральный продюсер телеканала НТВ: «Однажды. Однажды я позвонил Сергею и попросил его о встрече, чтобы предложить ему вернуться на канал НТВ и делать свою авторскую программу. Я счастлив, что он согласился тогда и до сих пор мы каждое воскресенье можем видеть его замечательную программу с невероятными звездами и с очень правильным отношением к ним и к зрителю. Сейчас очень модно говорить, что телевидение – это только про провокацию, что это все должно быть «желтое», а чтобы получить рейтинг, нужно чтобы кто-то кого-нибудь ударил. Знаете, — это не так. И Сергей доказывает это, делая свою замечательную программу «Однажды». К нему идут все, с ним готовы работать все. И буквально в это воскресенье выйдет фантастическая программа с Ширвиндтом. У него были те гости, которые, наверное, сегодня очень редко ходят вообще на телевидение. Поэтому я благодарен судьбе, что мы с Сергеем сотрудничаем, могу даже больше сказать – дружим. Сережа, крепкого тебе здоровья и надеюсь, что наше сотрудничество продлится еще долго и долго. Спасибо тебе!».

Подкаст
Тимур Вайнштейн

Сергей Майоров: Да, действительно, Тимур Леонидович Вайнштейн для меня в жизни человек очень важный. Я невероятно благодарен всем своим начальникам, потому что у меня с ними со всеми были правда хорошие профессиональные отношения. И особенно благодарен Тимуру, потому что в тот момент, когда я был в очень критической ситуации, без работы, он мне позвонил и сказал: «Давай, когда ты выйдешь в эфир?». В смысле? «Через месяц сможешь?». Я не ожидал такого поворота, я не ожидал такого предложения. Я вышел в эфир, я был не в самой лучшей форме. Он настолько интеллигентен, настолько образован и настолько помогает мне в работе своим словом точным, своим четким комментарием, своей четкостью и оперативностью, что работать с ним – это огромное удовольствие и большая профессиональная ответственность. Он поверил в меня, я не могу подводить его. То, что он сказал, он в полной мере может относить к себе, потому что он убедил меня, что телевидение может быть не «желтым», что телевидение может разговаривать с людьми о важном, о добром, о честном, о принципиальном. Вы не поверите, но представить себе, что истории про Анну Нетребко, Елену Васильевну Образцову, великих балерин, оперных див, режиссеров, драматургов, писателей могут быть востребованы без скандалов… Сейчас я, видя рейтинги, понимаю – да, может! Во многом это, конечно, заслуга Тимура, потому что ему удалось создать на канале какую-то невероятную атмосферу и очень четкую интонацию. Я работаю с удовольствием, команда работает с удовольствием, мы выходим в пятый сезон и как раз сейчас думаем, как сделать так, чтобы удивлять зрителей и не подводить своего генерального продюсера. А это в наше время очень сложно, когда идет борьба за рейтинг и хайп любой ценой. Вот быть вне хайпа, но быть популярными – это, конечно, большая ответственность.

Тимур Леонидович сказал очень важную вещь: к вам приходят те, кто не приходит ни к кому. Вам раскрывают свои тайны известные люди. Вы знаете истории жизни многих людей. Говорят, что стоит учиться на чужих ошибках. Чему вы научились у своих героев? Какой главный жизненный вывод из их историй вы сделали для себя?  

Идти. Несмотря ни на что – идти. Подниматься, идти. Не обращать внимание на то, что летит в спину. Продолжать идти. В движении. Идти. Я не знаю, куда, к чему. Идти. А там разберемся.

Дмитрий Бикбаев –театральный режиссер: «Этот человек является моим кумиром уже на протяжении достаточно большого периода времени. А когда появилась возможность с ним поработать, сказать, что я был счастлив – просто ничего не сказать. Бесконечно трудолюбивый человек, который стремится к поиску какого-то идеала, который невозможно понять, почувствовать. Но он все время идет к чему-то большему, лучшему. Человек, который занят саморазвитием, безусловно, очень талантливый, признанный и потрясающий актер. Я вот мечтаю, чтобы была возможность поработать еще и еще и не только в театре, но еще и в кино. Люблю. Дорожу общением. Дорожу сотворчеством с этим человеком. Повторюсь, но являюсь большим поклонником его творчества: и телевизионного, и теперь артистического тоже.»

Подкаст
Дмитрий Бикбаев

Сергей Майоров. Дмитрий Бикбаев – потрясающая звезда, выпускник «Фабрики звезд», ученик Сергея Проханова, бывший солист дуэта «БИС» - яркий, удивительный, эпатажный. С другой стороны – это мой мэтр, мой наставник - это удивительный режиссер, который поверил меня и пригласил в свой очень сложный проект, а для него – знаковый. Назывался он «Туда и обратно», шел в Московском музыкальном театре «Геликон-опера», где мне была поручена неожиданная роль – я сыграл Чарли Чаплина. На самом деле гроб с телом Чарли Чаплина похитили, его прятали, желая получить выкуп и только спустя полтора месяца, после путешествия гроба, его придавили бетонной плитой на кладбище  Корсье под Женевой. Я был в этом месте. Я играю вариант, когда Чарли вылезает из этого гроба и пытается перезапустить историю в обратном направлении.   У Димы бал такой неожиданный ход. Он не хотел, чтобы в его музыкальном проекте герои умирали. Он считает, что смерти нет и должна продолжаться жизнь. Чарли Чаплин – тот самый персонаж без слов, который перезапускал все действие в обратную сторону. Мне было дико сложно работать, потому что я привык говорить, а тут я работаю без слов. Причем где-то было замечено сходство пожилого Чарли со мной молодым и красивым (смеется). Мне нужно было перезапускать эту историю, совершать какие-то невероятные драматургические кульбиты. Правда, было очень сложно находиться там час двадцать действия на уходя со сцены, проживать все происходящее вокруг, очень сложная задача. Но удивительная атмосфера, которую Дима создал на площадке и когда я видел, что творилось с людьми, когда я видел слезы… Для меня – это очень важный и ответственный момент и я очень признателен Дмитрию Бикбаеву и всему руководству театра «Геликон-опера», Дмитрию Бертману, потому что, придя на спектакль   он мне сказал: «Знаешь, давай подумаем, как из слез, которые лились, перейти к смеху. Попробуй это сделать». Это Дмитрий дал точную установку. И когда после спектакля ко мне стали подходить друзья, коллеги и говорить, что "это феноменально, как это случилось?", я стал понимать, что я все-таки свою профессию не забыл. Поэтому Дмитрий, как и остальные – там в сердце глубоко.

©   Личный архив

     

Дмитрий Бертман - художественный руководитель музыкального театра «Геликон-опера», Народный артист России: «Сергей Майоров – это человек, который каждый день создает историю. А историю он создает благодаря тому, что к каждому своему герою он относится с огромной любовью. И любой человек, кто попадает под его фокус, под его прожекторы, сразу становится лучше. Он показывает только самые лучшие черты этого человека. Сергей Майоров очень театральный человек. не зря у него театральное образование. Он обожает театр. Реально – обожает. Сейчас очень мало журналистов, которые любят тот предмет, которым они занимаются. Я восторгаюсь каждой программой Сергея Майорова и каждым общением с ним, потому что любое общение с ним – это огромный подарок и история. История. В которую нельзя влипнуть, а можно стать историей»

Подкаст
Дмитрий Бертман

Сергей Майоров. Дмитрий Александрович Бертман – профессор, член Президентского комитета по культуре. Этого человека я искренне люблю. Он стал историей помимо меня. Я рад, что где-то наши истории соприкоснулись. Я знаю его очень много лет. Я восхищаюсь талантом этого человека, его невероятной жизненной силой, его обаянием, его красотой, вообще мне кажется, что я могу находиться в его пространстве и отдыхать, наслаждаться. Мне нравится смотреть за тем, как он размышляет, за тем, как он работает. Я наблюдал его в разных ситуациях. Я про него могу говорить часами.  Я горд тем, что вхож в его дом. Горд тем, что знаю его семью. Я горд нашей дружбой. И главное – я горд тем, что однажды в тяжелый критический момент Дима позвонил и говорит: «Я все понимаю, все бывает, но давай-ка завтра на репетицию. Все пройдет. Важно жить.». Вот этот вывод, о котором я сказал, - идти несмотря не на что, подниматься и идти – это то, что я наблюдаю в его жизни и то, что я присвоил себе. Во многом то, что сейчас происходит со мной сформировано под воздействием Дмитрия Александровича Бертмана.

Дмитрий Александрович – участник VI Международного фестиваля Чайковского, который пройдет в Клину в этом году с 31 июля по 9 августа. Вы были на этом фестивале раньше?

Я не был, но я буду в этом году. Я получил пригласительный билет и уже аккредитована моя съемочная группа, поэтому мы там обязательно встретимся. Как бы это драматично не звучало, но благодаря вирусу и пандемии мы увидим наших всемирно известных звезд, и они будут находиться в Клину. И самое главное   - добираться туда очень легко – электрички «Ласточки» летают очень быстро. Это большой праздник, а в условиях, когда мы на долгие годы были этого лишены, наверное, – это еще и лекарство.   

Почему, на ваш взгляд, важно посещать подобные мероприятия и даже тем, кто в повседневной жизни не является поклонником классической музыки?  

Они меняют жизнь к лучшему. Мы же не знаем, кто сколько проживет. Люди погибают в разных обстоятельствах, на автодорогах, просто умирают или, вот скажем, из-за этого вируса. Никто же не знает, что будет завтра. Есть настоящее и жить надо сегодня. Этот фестиваль есть - ура! Надо видеть. Будет ли он завтра, никто не знает, будет ли он послезавтра – никто не знает. Как показывает жизнь – вирусы, любая мышка может изменить мир и течение жизни так, что мама дорогая. Надо успеть насладиться этой жизнью.  И музыка – это то самое, выдающееся произведение человечества, которое меняет жизнь к лучшему. Люди летят в Верону, в Неаполь, в Зальцбург на фестивали. А это все – такая европейская провинция, с небольшими аэропортами. И эти фестивали становятся градообразующими для этих городов. Ведь население Зальцбурга – это всего 90 тысяч человек. Но во времена Зальцбургского фестиваля, который проходит в августе, количество посетивших город доходит до двух миллионов – это большие деньги. Клин – город с таким же потенциалом. А если учесть то, что в Подмосковье невероятное количество усадеб, невероятное количество мемориальных мест: Клин, Мелехово, Абрамцево, до бесконечности. У каждого из них есть все для того, чтобы поднимать культуру и что-то оставлять своим детям и потомкам. Эти фестивали необходимы, нужны не только области и стране, они нужны, в первую очередь, людям. Потому что это те эмоции, которые делают нашу жизнь осознанной и не бессмысленной.

Елена Афанасьева –директор дирекции креативного планирования Первого канала и директор Школы Первого канала: «Сергей Майоров – не только уникальный ведущий, это еще и человек, которого реально можно назвать с большой буквы Учителем и Мастером. Это один из самых любимых преподавателей из школы Первого канала и просто легенда школы. Выпускники передают новым слушателям байки. Апокрифы об «ужасах» на занятиях Майорова. Но эти ужасы не променяют ни на какие другие коврижки. Я помню до сих пор, как волновалась первый раз, приглашая Сергея провести занятия и как, мне кажется, ему самому нравится работать с молодыми студентами, потому что никогда занятия Майорова не заканчиваются вовремя. Он сидит со слушателями на два часа, на три часа больше. И отдается этому делу полностью».

Подкаст
Елена Афанасьева

Сергей Майоров.  Елена Афанасьева – еще одна легенда, человек, которому я бесконечно благодарен. Это блистательный журналист, писатель и «мать» многих звезд – «крёстная фея».  Она стала первым важным серьезным теоретиком истории отечественного телевидения, у нее две книжки вышли блистательные. Я очень люблю Лену. Очень благодарен за то, что 5-6 лет назад она позвонила и казала: «Попробуй. Я думаю, что у тебя получится.» Я тогда очень негативно относился к любой педагогической деятельности мне казалось, что это что-то несерьезное. Но когда я начал видеть какие-то результаты своих учеников, я не могу не радоваться. Это для меня своеобразный тест на профпригодность. Надеюсь, что студенты не очень сильно на меня злятся.  

Уже несколько лет перед новым годом вы надеваете на себя королевскую мантию и выходите на театральную сцену. В спектакле «Сказки Андерсена» вы играете короля, который не в чем не отказывает своей дочери-принцессе и безумно ее любит. В вашей реальной жизни все иначе. У вас нет своих детей. Это ваш выбор?

У меня две прекрасные родные племянницы, две крестные дочери. У меня чудесный внучатый племянник Егор, которого я назвал. В моей жизни много детей. Да, у меня нет родных детей. Так получилось. Это разные обстоятельства, это сложная тема. Был период, когда на детей не было времени. Потом вдруг оказалось поздно. Наверное, да - осознанный выбор. Но дети в моей жизни были всегда. Может я и сам еще не вырос. И для своей мамы я еще тоже ребенок, хотя уже взрослый дядя. Две мои племянницы стали больше, чем детьми. Я их крестный папа, я их очень люблю. У нас сними огромная своя история. Я знаю, насколько я для них уважаемый и авторитетен. Я знаю, что они расскажут мне чуть больше, чем своим родителям. Я не могу сказать, что я обделен детским вниманием. Мало того – для многих детей я все равно остаюсь какой-то любимой игрушкой. Мамы приводят детей на спектакли, где я в «Сказках Андерсена» играл короля и потом бегут фотографироваться. Многие мои подруги, у которых есть дети, рассказывают о том, что, когда я появляюсь потом в эфире, — это самое для них благоприятное время. Потому что дети залипают у экранов и сидят на меня смотрят с открытым ртом. И в этот момент их можно кормить противной кашей. Поэтому я не могу сказать, что пока на этом этапе я как-то очень страдаю без детей своих. Но мне кажется, что вокруг меня так много других детей, что я это вполне себе компенсирую.          

©   Личный архив

Поговаривают, что однажды Станиславского попросили описать глаголом, что значит «любить». Предлагались разные варианты ответов. Однако Станиславский ответил: «Хотеть касаться». В вашей сегодняшней реальности есть человек, которого вы хотите касаться?

Я вообще очень тактильный. Мне очень тяжело без обнимашек.  Однажды, Татьяна Васильевна Доронина, работая с великим режиссером Георгием Товстоноговым, над спектаклем «Пять вечеров» не очень понимала, как построить историю любви. И ей Товстоногов сказал: «А вы стелитесь, стелитесь по нему». Мне на самом деле так хочется многих людей обнимать. Я вообще очень тактильный. Мне кажется, что этот момент очень важный в жизни, поэтому мне хочется касаться правда очень многих.  Я в этом отношении не одинок. Не знаю, хочется ли этим людям меня касаться, но правда, мне очень нравится обниматься, мне очень нравится касаться людей. Правда в свете последних событий ты десять раз подумаешь, стоит ли это делать, но я тактильный и у меня есть люди, которых мне хочется касаться и есть люди, которых я просто очень люблю.   

© «Радио 1»
Подкаст
«Честно говоря…». Выпуск #15
«Честно говоря…». Выпуск #15. Гость - Сергей Майоров
Кристина Никитина




Популярное на «Радио 1»
01:30 - 02:00
Самое время!