Авторские шоу
21 февраля в 10:43

«Честно говоря…». Выпуск #2. Гости – Антон Макарский и Владимир Лёвкин

«Честно говоря…». Выпуск #2. Гости – Антон Макарский и Владимир Лёвкин
©   Елена Киселёва

Героями вечернего радиошоу «Честно говоря…» стали актёр и певец Антон Макарский, певец и продюсер Владимир Лёвкин, Маруся и Ника Лёвкины. Накануне Дня защитника Отечества в студии «Радио 1» артисты рассказали о том, как они служили в армии, какие уроки из этого извлекли.

Сегодня мы точно узнаем, драил ли палубу старшина второй статьи Владимир Лёвкин; командует ли парадом в доме его женщина; почему рядовой Антон Макарский поздравляет первой тёщу с 23 февраля, и что связывает его жену с двумя полковниками, замполитом и старшиной. Но начнём мы традиционно для Первого подмосковного радио с истории о Подмосковье. Дело в том, что наши сегодняшние гости имеют к нему непосредственное отношение. Антон, вы живёте в Сергиевом Посаде?

Антон. Ага, слушайте, мы на рекорд пошли. У меня жена из военной семьи. И всё детство Викино прошло в переездах. Это сказалось на нашей жизни уже во взрослом возрасте. Каждый год, а мы вместе 21 год, особенно по весне, у Вики начинается обострение. Она говорит: «Я нашла такое место! Вот на тебе это никак не скажется, этот переезд». Хотя у меня топографический кретинизм в ярко выраженной форме. В итоге оказывается, что мы куда-то переезжаем. Благо, что я из актёрской семьи, и менять место жительства для меня привычно. Гастроли люблю с трёх лет. Но мы пошли на абсолютный рекорд: четыре года мы живем в Сергиевом Посаде. И вроде бы, пока никуда съезжать оттуда не собираемся.

©   @elena_kiseleva_photo

А почему выбрали именно Сергиев Посад?

Антон. Уж очень красиво там! Ну, и потом это православное сердце России, лавра. У нас крестный наших деток, иеродьякон, строит Сергиеву лавру. Тут такой спорный вопрос, мы выбрали или нас выбрали, чтобы мы жили в этом городе. Мы предполагаем, но кто-то свыше располагает.

Владимир, ваша дочка только что раскрыла тайну, что вы имеете тоже некое отношение к Подмосковью.

Владимир. К городу Звенигороду, уже шесть лет. У нас там живут Марусины родители, там дом. У нас тоже очень намоленное место. У нас дом напротив реки и Саввино-Сторожевского монастыря.

Маруся. Да, через речку. Мы выходим на берег и всегда видим прекрасный монастырь. И, если честно, когда выбирали этот дом, продавец нас очень сильно подкупил этим. Он нам показал, что он такой маленький, скромненький. Но говорит: «Пойдемте, я вам кое-что покажу». Показал Саввино-Сторожевский монастырь, эти виды. И мы так: «А, берём!»

Владимир. Да, когда заутреню или вечерню слышу, как звенит… Знаешь, летом жара спадает к вечеру, и там такой колокольный звон! Бодрит, очень сильно бодрит. И, как ни странно, я там высыпаюсь за четыре часа. 

Антон. А ещё там есть, в этом монастыре, потрясающая купель. Два места, куда мы ездили окунаться до этого: Саввино-Сторожевский монастырь и ключ под Сергиевым Посадом. И вот так получается, что мы сейчас об этих местах и говорим.

Ника. А мы летом с дедушкой катаемся на велосипедах.

Многие ведь хотят быть в центре событий столичной жизни, в центре мегаполиса?

Владимир. В центре у нас нормально, все хорошо. А там место, куда можно сбросить груз забот. И остаться практически одному, хотя вокруг много прекрасных людей.

©   @elena_kiseleva_photo

Мы переходим к нашей основной теме. Антон, вы юноша из артистической семьи. Третье поколение, все люди творческие, тонкой душевной организации…

Антон. Это спорно…

Вы блестящий студент, получили образование. И, казалось бы, все дороги, все пути… И вдруг вы выбираете такой неожиданный путь – оказываетесь в армии. Что-то пошло не так?

Антон. Да наоборот, всё пошло как надо. Дело в том, что я себя готовил к армии, наверно, лет с 10. Я всегда романтизировал военную профессию, готовился очень много, занимался спортом… В первый мой приход к врачам, когда проходишь обследование, я, конечно, сказал, что я хочу в морскую пехоту. Меня приписали к пограничникам. Я расстроился, думал, что надо ещё больше подтягиваться, отжиматься, тягать железо. В итоге всё закончилось тем, что я поступил в театральный институт. И после того, как закончил, мне сделал предложение Марк Григорьевич Розовский, отдав все главные роли. Мог помочь и с квартирой, и с Театром армии – мог меня туда устроить вместо службы, но…

Вопреки?

Антон. Не вопреки. Вот тут как-то хватило ума 23-летнему парню прислушаться к внутреннему голосу. Мне казалось, что унизительно бегать, скрываться, пользоваться связями. Я пришел в военкомат, говорю: «Нет повестки, почему вы мне не присылаете?» А там женщина, военный комиссар, сидела. До сих пор картинка перед глазами: она так смотрит и говорит: «Так, ты закончил вуз, да?»

- Да, театральный институт.

- А устроился по профессии?

- Да, вот Марк Григорьевич Розовский взял меня в театр «У Никитских ворот».

Она говорит: «Ну…иди. Мы потеряли твоё дело».

Я говорю: «Да нет, я просто сам хочу! Я же пришёл! Мне надо отдать долг Родине и вообще я хочу изменить жизнь!»

Она говорит: «Мальчик, ты дурак?»

- Ну поймите, ну такая ситуация. Я хочу этот год посвятить…

- Ну хорошо.

Она меня за руку, по всем врачам, моментально, без очереди. 9 декабря я пришел, 10 – всё, я уже с вещами, меня уже командировали в часть 745.

©   @elena_kiseleva_photo

И вы получили замечательную причёску, которую читатели нашего сайта уже успели оценить.

Антон. Причёска – это вообще другая история. Сломалась машинка, и меня стригли ножницами до этой прически. Я был, как чумной, урывками эти волосы.

Вы выступали в ансамбле песни и пляски внутренних войск?

Антон. Это потом меня командировали, после курса молодого бойца, где я проявился. Всё, что я мог делать, я делал: и пел, и читал стихи, и танцевал, и какие-то номера. Я пришёл профессиональным артистом, выпускником театрального института. Первый вопрос, который мне задавали после этого курса, похож на КВН: «Ты кто?» «Я актёр».  И второй вопрос неизменно следовал: «А ты что здесь делаешь?»

Что вы там делали? Кроме песен и плясок были какие-то воинские повинности?

Антон. Курс молодого бойца – этим всё сказано. Я в принципе службы не видел, как говорят в армии. Потому что после курса молодого бойца меня командировали в ансамбль. Это другая служба. Это тоже служба, но всё по-другому.

Вы плясали, пели, прошли курс молодого бойца. Вам было 23 года. Вместе с вами служили ребята молодые по 18 лет, да? Была дедовщина с вашей стороны?

Антон. Нет, я же однопризывник! Какая дедовщина? Я такой же был молодой, хотя был старше. И физически крепок, и морально тоже. Наоборот, была некая помощь, потому что я попал из совершенно безоблачного, потрясающего, актёрско-театрального, интеллигентного мира, в мир солдатской, казарменной жизни. Я общагу прошел, мне это было уже не очень страшно.

© «Радио 1»

Владимир, вы служили на северном флоте, недалеко от Мурманска. И вы всю свою красивую студенческую жизнь променяли на тельняшку и бескозырку?

Владимир. Да не то, чтобы променял! Дело в том, что я чуть раньше отслужил, чем Антон. Тогда именно в наш год – это 1985-1987 – отменили все военные кафедры, а я поступил в Энергетический институт. В Москве, по-моему, всего пять военных кафедр, и практически весь наш год ушёл в армию. Мы служили, и нормально служили. У меня отец военный, Царство ему небесное. По гарнизонам помотало в детстве. И вообще, отца хотели после Германии отправить на Дальний Восток. Но мама сказала: «Не-не-не, никаких звёзд, никакого Дальнего Востока! Москва!» Отец здесь служил. Награды имеет. И Северный флот, знаете, нас тоже не очень любили ребята, потому что вместо трёх лет мы служили два, так как это береговые части. Но если бы не мы, они бы в дальние походы не ходили. Потому что мы ремонтировали эти корабли, «коробки», как называлось на Северном флоте. Но абсолютно нужная, необходимая вещь, чтобы все, так скажем, трубопроводные системы работали правильно на корабле. И не только трубопроводные, все остальные.

 А драить палубу пришлось?

Владимир. Да нет, что вы. Опять-таки так как я учился в музыкальной школе, умел играть на гитаре, умел петь, мало того, был пионером-активистом, поэтому мне сразу сначала комсорг взвода, потом комсорг роты. Потом секретарь комитета комсомола – это освобождённая должность. Я практически на лейтенантской должности… И играл, конечно, в ансамбле. Надо было сыграть «Солнечному миру да-да-да, ядерному взрыву нет-нет-нет», «Не расстанусь с комсомолом», потом «Океан-океан», потому что у нас командир пришел с Тихого океана, для него эта песня была просто, как я не знаю что.

Как вы в газете оказались?

Владимир. Газета «Комсомолец Заполярья». Это был, по-моему, конец первого года службы, к нам приехала группа «Ария». И после был такой музыкальный ринг, который комсомольцы Мурманска устроили. Ну мы, естественно, переоделись в гражданское и побежали играть. А так как мы сыграны, мы играли каждый день. В общем, дали три песни, все три моих. Как вжарили – и первое место! А нам бежать надо, обратно бежать! Какие там грамоты, ничего не надо, всё! Сыграли, быстренько свернулись и обратно! Мой начальник политотдела потом, прочитав заметку о том, что ансамбль «Горизонт» выступал, мне набирает и говорит: «Так, тут ансамбль «Горизонт», еще и войсковую часть указали. Да ты что? Что ты натворил?». Ну, потом журналист приезжал к нам уже в часть, и мы долго разговаривали о музыке. Было здорово и интересно. И у меня случилось уже немножко другое: я сначала отслужил, потом попал в шоу-бизнес.

© «Радио 1»

Когда вы уже попали в шоу-бизнес и вместо тельняшек и бескозырок появились достаточно экстравагантные наряды в группе «На-На», ваши сослуживцы не писали вам? Не было негодования?

Владимир. Нет, там было очень интересно. У меня в жизни очень много друзей. Это и районный пионерский штаб «Данко» Черёмушкинского района. Вот как раз я был там председателем и вообще последним награду пионерии получал на Красной площади я. Это было знамя ЦК ВЛКСМ – последняя награда и знамя. Я считаю, что в пионерии было много очень всего хорошего. И сейчас, слава Богу, есть Юнармия, которая какие-то чёрточки пионерии берет на себя. Это здорово! Мы вернулись и у нас было там несколько москвичей, которые именно работали как раз вот в ансамбле «Горизонт» на втором году службы. У нас была команда. И они говорят: «Ну ты типа иди туда, там всех победи, а потом нас перетащишь». Ну я пришёл, всех победил. Но когда они увидели первый раз нас по телику, они сказали: «Нет, мы не пойдем! Нет, мы останемся играть рок-н-ролл!». А мне было интересно, каждый раз новое, тем более там такие музыканты в «Интеграле» были, которые с нами работали: и Сережа Шмелёв, бывший руководитель музыкальной «Араксы», и музыкальный руководитель «Интеграла», и Алик Гумаров, и барабанщики, и Андрюшка Потанин. То есть это были музыканты интегральской школы, которые прошли очень-очень-очень большую, реально очень большую школу. Я уж не говорю, что «Интеграл» был кузницей кадров ещё советской эстрады в своё время. Там пели Роза Рымбаева и Женя Белоусов, Марина Хлебникова, Игорь Сандлер. Это была первая «Фабрика звёзд».

Если говорить о звёздах и о победах, то слово «победа» в вашей жизни присутствует всегда, например в именах ваших детей?

Владимир. Да, у меня старшую зовут Вика, а младшую Ника. У Антона тоже есть своя победа – жена Виктория. С его «победой» я учился в ГИТИСе вместе. Однокурсники.

Маруся. Я боюсь, когда родится мальчик, как мы его назовем? Только не Виктор, пожалуйста! Только не Виктор!

 А имена детям кто выбирал? Антон, у вас Иван да Марья?

Антон. У нас задолго до их рождения была идея назвать Машу – Машей, а Ваню – Ваней. Я даже не могу вспомнить, чья идея. Вика рассказывает такую историю мистическую, что ей приснился сон, лет за 10 до рождения Маши. Я не знаю, насколько это правда, потому что она фантазёрка ещё та, но очень чётко помню тот момент, когда она меня разбудила ночью часа в три и спросила: «Если у нас будет дочь, как назовём?» Я буркнул: «Маша».  Перевернулся на другой бок и уснул. То есть эта история где-то действительно правдива. Не знаю, настолько ли красива, как её Вика рассказывает, но это действительно так. А Ваня – тут понятно. У нас очень много связано с Горненским монастырём в Иерусалиме – место, где родился Иоанн Предтеча, вот поэтому в честь его назвали.

© «Радио 1»

Строевые песни пели? Кто был запевалой?

Владимир. Да все были запевалами, я ещё на барабане играл, когда барабанщик не мог. Мы пели про Северный флот строевую песню, но часто переделывали слова, там много куплетов было.

Антон. Я попал в армию 10 декабря, было много снега. И, естественно, взвод этот снег чистил. Но тот взвод, у которого была лучшая строевая песня, освобождался от чистки снега. Скажу вам честно: за эту зиму с 1997 на 1998 год наш взвод ни разу не чистил снег! Я нашёл одну закономерность. Понятно, что все не могут петь. В части в основном были ребята, далёкие от творчества. Но всего лишь надо было сказать: «Ребята, громко кричите! Мелодию за вас выведу я. И главное – одновременно берём дыхание». Я просто написал текст песни, которую знал, каждому. Взвод чётко-чётко брал дыхание вместе и создавалась иллюзия, что все очень чётко и слаженно поют: «До свиданья, города и хаты…». Да, было время, когда мы связки срывали и как образцово-показательный взвод гоняли по плацу перед приезжающим начальством. Уже хрипели, но всё равно все было чётко и показательно.

Сегодня необычная дата – 20.02.2020. Я знаю, что цифры, Маруся, в вашей жизни имеют какое-то особое значение, и есть у вас этому много примеров?

Маруся. Да, Володя родился 06.06 в 6 часов. Я родилась 09.09 в 9 часов. Свадьба у нас была 03.03 в 3 часа. Никуша тоже не подвела родителей: родилась в 11 часов 11 минут.

Антон. У нас 09.09 Маша родилась.

Маруся. Когда мы пригласили Макарских на свою свадьбу 03.03.2012 года, они не смогли прийти, потому что уезжали в Израиль. Я позвонила Вике, а она сказала: «Мы едем вымаливать ребёнка в Израиль, у нас должен появиться ребёнок». Они уехали в день нашей свадьбы в Израиль 03.03, а 09.09, в мой день рождения, у них появилась Маша.

Вы верите в то, что сила приносит удачу?

Антон. Нет, мы верим в то, что всё неслучайно.

Владимир. Мы немножко отошли от темы, но я хочу сказать, что я в армии не только песни пел, но и корабли ремонтировал. И когда минус 15, но там ещё предупреждения с Северного Ледовитого, а ты сидишь в самом низу и гайки обжимаешь, это не просто так! На самом деле, где бы мы не служили, как мне кажется, это в любом случае дает определённый толчок. Для меня это было очень важно. Тогда был Афганистан и я, как многие из наших ребят, писал заявление в Афган. Но начальник политотдела мне сказал очень просто, что военные моряки в Афгане не служат – там моря нет. Для меня всегда почётно, когда Министерство обороны приглашает на различные концерты и мероприятия. Мы с Марусей одни из застрельщиков, чтобы съездить и спеть в Сирии для ребят, и мы были там два раза. Для меня это понятно. Я очень много ездил. Если считать всю мою жизнь, я очень много выступал в частях, и в университетах, и в военных институтах, и в Чернобыле, в Югославии, в Чечне, в Сирии. Я уж не говорю о наших базах за границей.

Помните самое тяжёлое выступление на таких площадках, в зоне военных действий?

Владимир. В Чечне это было. До этого Юра Шевчук приезжал с гитарой, песни пел ребятам в окопах практически. И сказал, что «На-на» к ним никогда не приедет. А мы приехали, привезли 15 тонн оборудования, костюмы, балет, всех наших музыкантов привезли и дали там несколько концертов. В Чечне мы два раза были, выкладывались по полной. По большому счету, всё равно было, где ты. Зал – это было что-то: с одной стороны БТРы с другой стороны – БТРы. Внутри стояли скамейки, на них сидели ребята. Четыре ЗИЛа стояло, борта открыли, поставили аппаратуру и дали по полной, хотя там барражировали сверху вертолётчики. На самом деле, звук-то привлекает внимание. И как раз перед самым выступлением, парень – это были внутренние войска, кстати, там домики были в Ханкале небольшие – пришёл из разведроты и принёс своего друга, который уже не дышал… Это вспоминать всегда очень сложно, но надо было себя перевернуть, потому что артист, который выходит на сцену, должен делать то, что он делает. В первую очередь, должен дать людям – не важно, военные они или просто зрители, которые пришли на тебя посмотреть – ты должен дать им всё, что ты умеешь. А у нас тогда были весёлые программы, там единственная какая-то медленная песня была. По-моему, «Месяц май». Я просто сказал, что эту песню сегодня мы посвящаем им, этим ребятам. И как ни странно, все встали, потому что все знали. А я просто спел «Месяц май»… Это какие-то необъяснимые вещи. Знаете, даже выступление в хард-рок-кафе не столько меня завело и не отложилось в памяти, сколько именно какие-то такие минуты…

Маруся. А сквозь годы встречаешь людей, вот этих зрителей… Вот у нас был случай, когда мы встретили девушку молодую. Она вдруг почему-то подошла. Она постеснялась подойти к Володе и подошла ко мне. И начала говорить: «Я напросилась в гримерки вам помогать, потому что я хочу сказать вам спасибо. Точнее, вашему мужу». Дело в том, что ее мама, будучи мамой троих детей, поехала за папой в Чечню и стала боевой женой: помогала ребятам по хозяйству, кому-то что-то пришить, ждала их, варила. Ну прямо вот мамой такой была для них. И когда приехала группа «На-На» с концертом, и Володя увидел её в первом ряду, взял и пригласил на танец… И она говорит: «Я вспоминаю: грязь, война, смерть каждый день. И вдруг вот этот лучик солнца танцевал со мной и говорил: «Все будет хорошо!» Я тогда ему так поверила, что всё будет хорошо!» Это её такое воспоминание в жизни. И действительно, тогда тот концерт дал им очень много сил, веры. И они смогли вернуться домой.

Вот у Антона, я знаю, тоже есть воспоминание. Его супруга по секрету мне сказала, что, когда впервые он оказался у неё дома, её мама задала первый вопрос: «Служил?» И это было решающим при согласовании кандидатуры жениха. Скажите, почему?

Антон. Её мама прислала дядю Диму, как только Вика сказала по телефону, что выходит замуж. Причём она сказала это впервые, потому что все мы взрослые люди, какие-то у нас скелеты в шкафу есть. Но вдруг звонит дочка и говорит: «Я выхожу замуж.» Безапелляционно.

Здесь мы поясним для слушателей, что мама – старшина у нас.

Антон. Конечно, из военной семьи моя супруга. И она прислала дядю Диму, с которым мы очень быстро нашли общий язык, потому что он тоже служил во внутренних войсках. И дальше уже, когда мама сама собрала вещи, дядя Дима сказал: «Да, все отлично, Вова такой парень! Мы с ним много выпили – не пьянеет». И мама собрала вещи, приехала сама. И конечно, один из первых вопросов был: «Ты служил?». «Да, конечно, мамочка». Она старшина, фельдшер военный, поэтому для неё это вопрос принципиальный. И у Вики два деда-полковника. И мы часто вспоминаем, и на концертах об этом вспоминаем и поём песни, которые любили наши деды. И папа – замполит, всё военное окружение.

Получается, что 23 февраля у вас несколько иначе начинается, чем у остальных?

Антон. 23 февраля у меня начинается со звонка моей теще любимой, мамочке Галине Николаевне, потому что вот уж кто настоящий защитник Отечества. Несмотря на то, что она живёт в Белоруссии, она так переживает за Россию! Она готова, по-моему, порвать всех, кто каким-то образом, по её мнению, покушается на свободу или на какие-то ценности российские. Причём я вот сейчас ехал к вам и думал: «Вот защитник Отечества, вот такое слово… Я же знаю очень много служивых людей, которые таковыми не являются. И знаю очень много тех людей, которые не служили в армии, но которые настоящие защитники нашего Отечества, настоящие защитники России!» Поэтому давайте будем как-то повнимательнее к словам. И по поступкам, а не просто по биографическому какому-то факту из жизни, будем поздравлять защитников Отечества. Вот как тост просто прозвучало!

Маруся. Я Антона хочу поддержать, потому что меня так, если честно, раздражает, когда 23 февраля начинают писать: «Поздравляем дорогих мужчин с праздником».

Антон. Да, это не Международный мужской день!

Маруся. Я всегда делаю пост: «А я хочу поздравить и женщин». Потому что, действительно, как Викина мама, очень много военных врачей, девчонок, которых я видела на границе, которые также несут службу. А опять же, мои коллеги девочки-певицы, которые ездят: с открытыми глазами сидят в самолёте, держатся вначале за кресло, а потом вдыхают воздух военных и идут петь в окопах. Разве они не имеют право быть поздравленными в этот день?

Вы как настоящие мужчины прошли испытание армией, и в вашей жизни оно было не единственным. Вас поджидали еще более сложные испытания в жизни. Вам, Владимир, пришлось бороться с онкологическим заболеванием. Вы, Антон, вместе с упругой много лет боролись за право стать родителями. Какую победу вы считаете самой главной в своей жизни, над какими трудностями вы вышли настоящими победителями?

Владимир. Вы знаете, у меня есть две победы, совершенно чётких, точных. Одну зовут Вика, другую зовут Ника. В моей жизни сейчас есть всё то, чего я хочу. Единственное что, я иногда задаю себе вопрос: «Зачем я все это делал?» Но когда я смотрю в глаза своей младшей дочери, я понимаю, что я всё это делал не зря. И, наверное, главная победа в том, что я не вышел в тираж. Я до сих пор ещё сочиняю и работаю над новыми произведениями, новыми альбомами. Вот у нас сейчас будет совместный альбом с Марусей и с Никой.

Ника. Семейный.

Владимир. Да, называется «Семейный альбом».

Антон. Наверное, главная моя победа – это то, что мы вместе с моей женой уже 21 год. И я всегда считал себя счастливчиком, человеком, который всё легко делает, легко принимает решения, легко воплощает какие-то свои идеи в жизнь, поэтому главные победы, уверен, у нас впереди! И падения могут быть победами, если осознаёшь, что поступил неправильно. Поэтому за секунду до того, как мы в другой мир перейдём, спросите – отвечу. А сейчас рано.

А ещё артисты пели в прямом эфире строевые песни, шутили и попытались ответить на вопросы об истории армии, которые для них подготовил полковник, военный обозреватель Виктор Николаевич Баранец. А вы испытаете себя?

Вопросы от полковника:

  1. Кто водрузил знамя Победы над Рейхстагом в 1945 году?
  2. Сколько раз Маршал Жуков награждался Золотой звездой Героя Советского Союза?
  3. Какова сегодня численность военнослужащих в Российской армии?

Правильные ответы: 

  1. Михаил Егоров, Мелитон Кантария и Алексей Берест.
  2. Четыре звезды в 1939, 1944, 1945, 1956 получил маршал Советского Союза Георгий Константинович Жуков.
  3. 1 млн 13 тыс. человек в соответствии с Указом президента России – штатная численность.
«Честно говоря...». Выпуск #2. Гости – Антон Макарский и Владимир Лёвкин
Популярное на «Радио 1»
12:05 - 13:00
Синемания. Высшая лига