Авторские шоу
30 апреля в 23:03

«Честно говоря…». Заочный выпуск #11. Герой — Весенний джаз‑2020. Почтенный господин, меняющий образ жизни

«Честно говоря…». Заочный выпуск #11. Герой — Весенний джаз‑2020. Почтенный господин, меняющий образ жизни
©   Алексей Казнадей

Когда у великого американского джазового трубача и вокалиста Луи Армстронга спросили о том, что такое джаз, он ответил: «Если вы спрашиваете, то вам этого никогда не понять». Мы не стали задавать такой вопрос нашим героям, но расскажем о том, какой он – их джаз.

Господин Джаз – африканских кровей, европейских манер и американского происхождения, родом из начала прошлого века. Смешение культур, истории и энергетики делает его блистательным и неповторимым.      

©   Виктория Пьер-Мари

Российская Королева блюза Виктория Пьер-Мари – дама ещё совсем молодая, но ему под стать. Она хоть и коренная москвичка, но и по крови, и по темпераменту подобна великому господину. Гордая носительница победного имени и одновременно кавалер Ордена искусств, и ему покорилась, и его покорила, как и публику, которая наслаждается и яркой внешностью, и необыкновенным вокалом исполнительницы. Певица, актриса театра и кино, режиссёр шоу-программ поделилась своим взглядом на то, можно ли научиться петь джаз, отличается ли он в мужском и женском исполнении, как отличить оригинал от подделки и каков он – её джаз:

«Джаз это большой музыкальный жанр, внутри которого живёт множество стилей таких как, ритм-энд-блюз, соул, фанк, румба, самба, латина и прочие. Но, играющий джаз, приобретает определенный склад ума, возникает свойство импровизировать, это и определяет образ жизни. Научиться что-либо петь можно при наличии внутреннего и внешнего слуха (это когда человек может голосом повторить мелодию, которую слышит), но вот петь хорошо джаз может только тот, у кого есть врожденное особое чувство ритма. Его импровизаторы называют чувство свинга. Любую подделку можно отличить при наличии определенных знаний и практики в этой области. Для 60% людей мира музыка всего лишь набор хаотичных звуков, поэтому они ориентируются на текст, на смысловую нагрузку в песне. И часто людям нравится не мелодия, а трогающие за душу стихи, напоминающие личные обстоятельства каждого в отдельности. Все голоса отличаются характеристикой звучания, детский можно отличить от голоса пожилого человека по тембру. Также, существует высота звука. Это различие есть и просто в природе животных, к примеру, гудок слона напоминает тубу, на которой я, кстати, играла в школьном оркестре (в духовом оркестре туба вместо бас гитары). Писк мышки напомнит нам высокие звуки щипков скрипки. Голос женщины от мужского отличается высотой звука и персональным тембром. В характеристике пения людей есть еще и манера, подача слога, фонетики, технических приёмов, рыканий, мычаний, улюлюканий. Все эти разнообразные окраски дают нам возможность различать голоса певцов. Другое дело в современной эстраде большинство исполнителей следуют моде, однодневной тенденции и повторяют друг за другом, в результате чего образовалась огромная масса звуков, не имеющая лика. Я исполняю широкий спектр джаза и пропагандирую российских композиторов. Исполняю золотые мелодии нашей эстрады в различных стилях на английском языке, так как джаз наиболее выпукло звучит на языке его Родины. «Пьер-Мари бэнд» так называется мой бренд, который исполняет модно стилизованный саунд в широком спектре афроамериканских ритмов современности».

Подкаст
Виктория Пьер‑Мари
Виктория Пьер-Мари
©   Сергей Жилин

Первый союз джаза и оркестра произошёл на прогулочных пароходах. Во время речных поездок из Нового Орлеана музыканты riverboat-оркестров играли джаз, звуки которого проплывали вверх по Миссисипи. Сергей Жилин – российский мастер оркестрового джаза – пианист, композитор, аранжировщик и режиссер. Его коллективы, объединённые общим названием «ФОНОГРАФ» известны всей стране и далеко за её пределами: «Фонограф-Джаз-Трио», «Фонограф-Джаз-Квартет», «Фонограф-Джаз-Квинтет», «Фонограф-Джаз-Секстет», «Фонограф-Дикси-Бэнд», «Фонограф-Джаз-Бэнд, «Фонограф-Симфо-Джаз». Одни наслаждаются его музыкой в зрительном зале, другие – на телевизионных экранах многочисленных вокальных шоу и концертов. И те, и другие получают удовольствие, ведь в отличие от героев известной басни, маэстро Жилин точно знает, как надо «рассадить» музыкантов, чтобы получился коллектив. Как музыку свободы и независимости воспроизвести в коллективе, и где кончается при этом свобода отдельных музыкантов, каким инструментам быть и не быть в джазе что первично – голос или инструментальное звучание, заслуженный артист России сам рассказал «Радио 1»:

«У многих до сих пор остаётся довольно туманное представление о джазе. Тем временем он уже давно стал серьёзным музыкальным жанром наравне с академической музыкой. Да, возможно, поначалу джаз казался консерваторам, чем-то несерьезным, увеселительным и, в этом смысле, музыкой свободы. Но это не трактуется так прямолинейно, мол «играй, что хочешь». Свобода творчества – это прежде всего – свобода ощущений. И в этом смысле каждый музыкант со временем находит свой коллектив, который будет на одной волне с ним, который поддержит его музыкальные взгляды.  Сейчас джаз стал настолько многоликим и неожиданным, что зарекаться, что какой-то инструмент никогда не будет в джазовой музыке невозможно. Есть много экспериментаторов, которые внедряют и свои народные инструменты, и какие-то редкие древние и выходит очень даже любопытно. В этом случае, как раз джаз это та самая свобода – свобода творчества, где всё возможно.  Для меня, как для джазового пианиста, всегда первостепенным будет рояль. Как в детстве ещё говорил мне мой педагог: «Рояль – это король музыки», а для меня рояль – король джаза. Всё зависит от профессионализма того, кто поёт или играет. Можно встретить посредственный вокал с классными музыкантами и «сочный» вокал ни с чем не примечательным коллективом. А можно послушать вокал Эллы Фицджеральд или квартет Оскара Питерсона. И как их сравнивать? Лучше всего передаёт смысл мастерство, каким бы оно не было, а не какой-то отдельно взятый конкретный инструмент.  В первую очередь – нужно не бояться быть собой. Джаз – это состояние души. Если ты хочешь играть, значит тебе есть, что сказать. Тогда зачем кого-то копировать? Нельзя стать вторым Дюком Эллингтоном или Чарли Паркером, но можно заслужить признание зрителей своим собственным оригинальным взглядом на музыку. Нет, конечно, нужно очень хорошо знать и Дюка Эллингтона, и Чарли Паркера – их творчество и искусство и многих-многих других. Ещё, конечно, нужно быть любопытным, всегда стремиться к чему-то новому, учиться, развиваться. Эта черта характера, мне кажется, должна быть у каждого человека, если он хочет чего-то достичь. Мой джаз, наверное, обо мне – о том, что я люблю – это квинтэссенция музыки, которая сделала меня тем музыкантом, которым я сейчас и являюсь».

Подкаст
Сергей Жилин
Сергей Жилин
©   Валентин Лакодин

Каков он русский, а точнее российский джаз уже много лет знает и Валентин Лакодин – джазовый вокалист и контрабасист, основатель и руководитель соул-джазового проекта Cigar HaII. Он неоднократно участвовал в джаз-фестивалях в Норвегии, Финляндии и других странах. Отечественное исполнение отличается от зарубежного, считает музыкант, однако его исполнение джаза на слепых прослушиваниях известного вокального шоу «Голос» судьи приняли за иностранное.

«О российском джазе можно говорить, такое явление существует и довольно много достойных музыкатов, есть и свои особенности.  Нужно учитывать, что джаз – это международное явление и у него есть свои традиции, так называемые джазовые стандарты – это основной язык джаза. Как правило, джазовый музыкант, если он таковым себя считает или позиционирует себя джазменом, он должен знать эту традицию. Американские джазовые стандарты были написаны с самого рождения джаза с конца 19 – начала 20 века. И они пишутся по сию пору. Просто есть, так называемые «ever green» вечнозелёные джазовые темы, которые написаны в 20-50-е годы. Потом уже появились новые стандарты. Российская джазовая музыка находится всё-таки в периоде своего становления, несмотря на то, что имеет довольно длительную историю. Очень показательный момент для понимания отечественного джаза – прекрасный фильм с музыкой одного из больших отечественных музыкантов Анатолия Кролла «Мы из джаза». Там в несколько комической форме, но очень хорошо и верно описано, как происходит у нас становление джазовой музыки. Тем не менее, несмотря на все трудности джаз существует, он растёт и множество джазовых концертов происходит. Движение есть. Существуют российские джазовые фестивали, музыканты выезжают на западные фестивали. Мне тоже приходилось участвовать, встречаться с джазовыми музыкантами и поиграть с джазменами американскими. Довелось пообщаться и поиграть на одной сцене с Грегори Портером, Кевином Махогани – это мои кумиры. К сожалению, одного из них уже нет.  Язык джаза он понятен всем. И если джазовый музыкант, что называется находится в теме, знает джазовые традиции, то ему очень легко понимать своих иностранных коллег. Знание английского языка, конечно, крайне необходимо. Без этого никак. Нам, конечно, ещё многому нужно научиться, потому что международный джазовый уровень очень высок и топом являются американские джазовые музыканты. Но в России появляется достаточно много достойных конкурирующих артистов, хотя и есть к чему стремиться, планка очень высокая. Есть также музыка с другими корнями этническими, когда в качестве основы авторской музыки используются национальные мотивы: русские народные или может быть алтайские – этника, миксы из этники. Это тоже очень интересное направление. Лично я этим не занимаюсь. Мне больше интересна традиция».

Подкаст
Валентин Лакодин
Валентин Лакодин

Джаз призван обеспечивать мир, диалог и взаимопонимания считают в ЮНЕСКО. Именно по инициативе этой организации, начиная с 2012 года в последний день апреля по всему миру отмечают Международный день джаза. На сайте организации в этом году обозначили особый вклад джазовой музыки в построение более инклюзивного общества:

«История джаза неразрывно связана с историей борьбы за человеческое достоинство, демократию и гражданские права. Джаз придал импульс борьбе с дискриминацией и расизмом. Джаз разрушает барьеры и создаёт возможности для укрепления взаимопонимания и терпимости. Джаз – это вектор свободы выражения мнений. Джаз снижает напряжённость в отношениях между отдельными людьми, группами и сообществами. Джаз поощряет художественную креативность, импровизацию, новые формы самовыражения и слияния традиционных и новых музыкальных форм. Джаз стимулирует межкультурный диалог и расширяет возможности молодых людей из маргинализованных общин».

©   Александр Учеваткин

Как джаз становится международным средством общения не понаслышке знают в подмосковном Ступине. Их дружбы с немецким городом-побратимом Тельгте скреплена именно этой музыкой. Как музыканты из разных стран смогли найти общий язык и выйти на одну сцену вспоминает руководитель эстрадно-джазового оркестра «SM-Band» Ступинской филармонии Александр Учеваткин

«В 2011 году у меня была первая серьёзная музыкальная поездка в город-побратим Тельгте в Западной Германии. И там мне и моим друзьям довелось выступать с местными музыкантами. Понимать друг друга очень просто. Очень хорошо, что история музыки складывалась так, что многие музыкальные термины и понятия перекочевали в джаз из классической музыки. А все основные классические музыкальные термины зародились в Италии. Поэтому большая часть музыкального лексикона, понятий и определений связана с итальянским языком (форте – громко, пиано – тихо, престо – быстро, анданте – медленно и др.). Когда музыканты начинают друг с другом разговаривать о каких-то характерах музыки, других определяющих вещах, они друг друга понимают, потому что все начинали с классического базового образования. Джаз пришёл к нам из США и большая часть репертуара была написана в этой стране. Потому музыканты из России и из других стран владеют одной и той же информацией и произведения одни и те же. Есть такое понятие – джазовый стандарт, который каждый музыкант в какой-то степени знает. Чем больше он знает, тем лучше, тем у него богаче багаж, язык музыкальный и прочее. Зная мало-мальски английский, можно хорошо найти общий язык со всеми музыкантами мира. Как мне кажется, все основополагающие моменты – они общие и для русских, и для тех, кто живёт вне России и говорит на другом языке».

Подкаст
Александр Учеваткин
Александр Учеваткин

К слову, эти музыканты за много лет до пандемии научились репетировать онлайн: ноты по электронной почте, изучение по скайпу. И вот они без труда выходят на сцену и играют вместе любимые публикой произведения с аншлагами и громкими овациями. 

©   Алексей Казнадей

Джаз это и труба Луи Армстронга, и пианино Дюка Эллингтона, и саксофон Чарли Паркера, и барабаны Арта Блэйки и неповторимый голос Френка Синатры.  Это и музыка, и вокал, и движение, и приятный вечер у камина или в любимом модном ресторане, это и одиночество с бокалом руке и всепоглощающая страсть. Не зря и само название jazz трактуется по-разному: одними, как французское jaser – болтать, другими, как арабское jazib – соблазнитель или креольское jass – суета. Есть и другие предположения, но в каждом случае джаз это эмоция, которую хочется испытать и уловить, например, на камеру фотоаппарата. О том, какая это эмоция, похожа ли она на чёрно-белое кино или на цветной фильм, и почему джаз становится образом жизни мы узнали у джазового фотографа Алексея Казнадея. Он живёт и работает в Минске, но заявил о себе на весь мир – в 2020 году он вошёл в 30-ку лучших в финале конкурса Jazz World Photo среди более чем трех сотен своих коллег из 41 страны. Теперь его фото будет экспонироваться на выставках по всему миру, а значит он знает в этом деле толк. О своей истории любви к джазу, который стал его образом жизни Алексей вспоминает по-человечески эмоционально и по-творчески образно: 

«Впервые я услышал джаз в рождественскую ночь с 1996 на 1997 год. Это была именно ночь, когда волею случая я оказался на рождественском новогоднем банкете во Дворце молодёжи и детей в Минске. Там собрались белорусские музыканты, которые умели играть джаз. Там было много коллективов и все люди отдыхали и приятно прибывали в этой чудеснейшей атмосфере. Я такого ни разу не видел. Это был период, когда в Беларуси появился частный капитал и люди смогли хорошо зарабатывать и заниматься любимым делом. Тогда за столиками были люди, которые получили музыкальное образование. Я помню: один из таких бизнесменов, опрокинув рюмку, берёт трубу, идёт на сцену и начинает играть мелодию и человек преображается в Луи Армстронга. Это было великолепнейший момент истины. Что это за атмосфера? Я в сказке? Этот момент на вечере для меня стал ключевым. После я стал интересоваться, где могу услышать ещё такие звуки. В эти годы проходили замечательные джазовые фестивали в Минске. Меня очень поразил ведущий – это был статный пожилой мужчина, одетый с иголочки. Меня поразил его слог и с какой любовью он говорил про каждого музыканта, который выходил на сцену. И он сказал, что джаз – это дружеская атмосфера. Для меня джаз – это именно такая клубная атмосфера, где собираются друзья. Тогда я был студентом. Увидел громадного мужчину с фотоаппаратом, он снимал на плёнку и подумал, что он просто Бог. Я тоже захотел быть таким. Я узнал много музыкантов. Я влился в танцевальную тусовку. С этими ребятами мы разделяем и лучшие, и худшие моменты жизни. Сейчас – это уже компания, где родилось 25 детей. Мы хотим показывать подрастающему поколению, как надо дружить. Я фотографирую и делаю архивы, чтобы у детей был свой пример. К 2020 году я выпустил свой 10-летний труд в виде фотоальбома, где собраны фотографии лучших джазовых концертов, на которые я попадал.  Там джазовые музыканты со всего мира. Джаз – это неотъемлемая часть моей жизни. Это образ моих мыслей и жизни. Я работаю над тем, чтобы визуализировать музыку. С помощью технических средств я рассказываю историю, которая меня волнует. Когда я оказываюсь на джазовых концертах меня очень волнует эта энергия – энергия добра, которую я называю творческим потоком. У меня вся творческая фотография была чёрно-белой, потому что для меня – это преемственность тому золотому джазу, когда фотографировали только плёнку. Для меня – классическая чёрно-белая фотография – это образец. Я бы охарактеризовал джаз эмоцией, которая возникает при том мгновении, когда можно наблюдать мурмурацию – это такое явление, которое бывает у птиц и рыб – завораживающий танец. Подобно этому и джаз – это, когда и свет, и звуки, и улыбка на сцене, и взгляды на моих друзей – всё гармонично. В период, когда люди сталкиваются с чем-то подобным, они хотят взять смартфон и зафиксировать это. Но я призываю не делать этого, потому что это легкодоступно и непрофессионально, и кто-то уже сделал это за вас профессионально. Мой призыв – не надо фотографировать, надо пережить это мгновение, жить здесь и сейчас и наслаждаться каждым мгновением».

Подкаст
Алексей Казнадей

Когда он встретил вторую свою любовь в женском воплощении она тоже полюбила джаз и теперь она художник, что рисует джаз.

©   Екатерина Казнадей

В этом году международный день джаза планировали провести в Кейптауне, который должен был стать мировой столицей этого рода искусства. Когда-то эту роль уже выполняли Вашингтон, Стамбул, Париж, Осака, Гавана, Мельбурн и Санкт-Петербург. Однако, жизнь, как всегда, внесла свои коррективы и весенний джаз 2020 звучит для всех по-новому: для старинных ценителей из-под иголки старого проигрывателя на виниловой пластинке, для многих с экранов телевизора, из радиоэфира и многочисленных онлайн-трансляций, мастер-классов и виртуальных конференций, которые музыканты организовали по всему миру. 

Среди тех, кто сегодня на связи со всем миром и 80-летний председатель совета директоров Института джазового исполнительства, Посол доброй воли ЮНЕСКО, обладатель премии «Оскар» и 14-кратный лауреат «Грэмми» Херби Хэнкок. Его история ещё раз подтверждает, что джаз – это не просто музыка, а стиль жизни и образ мышления.

Наша жизнь несмотря на жёсткую реальность продолжается, а с ней живёт и джаз. С ним, как с любовью у каждого своя история. Для кого-то это ещё не постигнутое чувство, для других неразрывная связь, пока «смерть не разлучит». Многие считают это музыкой элит, а учёные даже доказали, что главная сила джаза импровизация доступна только людям с высоким интеллектом. Но, возможно, главное в джазе это совсем другое. «Джаз – это мы сами в лучшие наши часы», говорил писатель, публицист и журналист Сергей Довлатов. Кто знает, может быть он и не далёк от истины.

Кристина Никитина




Популярное на «Радио 1»
19:00 - 19:30
Самое время!