Сказано на «Радио 1»
15 сентября в 09:11

Да пребудет с вами мюзикл! Дмитрий Богачёв раскрыл секрет успеха музыкального жанра

Да пребудет с вами мюзикл! Дмитрий Богачёв раскрыл секрет успеха музыкального жанра
©   Екатерина Саблина

О том, что значит быть инфицированным жанром мюзикла, почему «Шахматы» – выдающаяся работа и как каждый день может быть днём влюблённых, театральный продюсер Дмитрий Богачёв рассказал в интервью Давиду Шнейдерову и Виктории Малюковой. Генеральный директор компании «Бродвей Москва» стал гостем нового выпуска программы «Синемания. Область культуры» накануне масштабных премьер сразу двух своих проектов.

С: Дмитрий, по первому образованию вы физик. Расскажите, а как вы стали лириком?

ДБ: Прекрасная комбинация, не правда ли! Вообще, физика и математика хорошо дисциплинируют мышление. Что интересно, не так давно две мои младшие дочери пошли в физико-математические школы. Теперь мне приходится решать с ними задачи, погружаться в то, чем я жил более 20 лет назад.

Я действительно закончил МИФИ, после некоторое время работал в Курчатовском институте. Потом вернулся к тому, с чего начинал. На самом-то деле физика была не первым моим увлечением. Сначала была музыка. Я занимался в музыкальной школе в родном Минске по курсу фортепьяно, причём довольно успешно. Позже продолжил занятия здесь, в Москве.  Но в какой-то момент решил, что это не мужская профессия. Настоящий мужчина должен заниматься чем-то серьёзным. Не даром Юрий Визбор пел: «Вот это для мужчин – рюкзак и ледоруб».

С: Вот кстати, чем, на ваш взгляд, интересны российские авторские песни?

ДБ: Мне кажется, дело, прежде всего, в текстах, причём, в разных. Есть тексты любительские, есть тексты на грани графомании. Тем не менее, они всё равно чем-то берут людей, прорастают в массы. Они с удовольствием их поют, потому что там есть нечто большее, не только поэзия. Эти песни объединяют.

С: Как вы считаете, чем Высоцкий, Окуджава и Галич отличались от бардов?

ДБ: Они были флагманами, которые двигались вперёд и вели за собой других.

С: Дмитрий, совсем скоро, 19 сентября, вас ожидает очередная премьера. Расскажите, почему вы решили презентовать мюзикл «День влюблённых» в сентябре?

ДБ: Отвечу прозаично – из меркантильных соображений! Ждать февраля долго, а продавать билеты хочется уже сейчас (смеётся – прим. автора). А если серьёзно, то этот мюзикл не про 14 февраля. Безусловно, название вызывает у людей соответствующие ассоциации. Но это, знаете, как с «Войной и миром» Льва Толстого. Кто-то трактует название романа как противопоставление, а кто-то видит в слове «мир» всю планету.

То же самое и с названием нашего мюзикла «День влюблённых». Для кого-то это просто День святого Валентина. Но авторы вложили туда более важное значение, более глубокий смысл. Мы расскажем и покажем один день из жизни влюблённых. Это может быть любой день календарного года.

С: Вот, к слову, о путанице. Чем мюзикл отличается от оперетты?

ДБ: В принципе, мюзикл ничем не отличается от оперетты. Он является её продолжением. Это такая эволюция жанра музыкального спектакля от серьёзных опер про богов и героев, которые были написаны ещё несколько столетий назад, к чему-то более лёгкому. К тому, что подходит менее искушённому зрителю.

Из серьёзных античных сюжетов появились оперы-буффы и зингшпили. Затем появилась оперетта – ещё более лёгкий жанр со своими законами. Потом из этого выросли мюзиклы. Мы видим, что в последние десятилетия в этом сегменте возникают достаточно серьёзные постановки. Искусство трансформируется и эволюционирует.

Да и сами оперы стали интереснее, потому что там появились режиссёры. Всё это стало интересно не только слушать, но и смотреть, наблюдать за персонажами и сопереживать им.

С: Для работы в мюзиклах требуются особенные артисты. Чем они принципиально отличаются от артистов обычных драматических театров? Ведь в театральных институтах учат петь и танцевать, но далеко не все выпускники годятся для работы в мюзиклах.

ДБ: Это как раз относится к вопросу об эволюции стандарта мюзикла. Когда ещё сто лет назад на сценах театров ставили водевили, там не сильно делали акцент на актёрских способностях. Важно было, чтоб артисты просто хорошо танцевали и широко улыбались.

В середине ХХ века появились такие серьёзные постановки, как «Звуки музыки» Роджерса и Хаммерстайна.  И вот там уже требовался более высокий актёрский уровень. С возникновением британских мюзиклов, когда на арену возникли такие мастера как Эндрю Ллойд-Веббер, от артистов мюзиклов стали требовать не меньше, чем от актёров в классическом драматическом театре. А может быть, и больше. Ведь на первый план вышло главное. Появилась задача рассказать историю зрителям, чтобы увлечь их, чтобы они подключились к сюжету, переживали, веселились, смеялись и сочувствовали.

Сейчас артист мюзикла должен обладать сразу несколькими навыками: умением рассказать историю, танцевать, петь, владеть актёрским мастерством, если нужно – цирковым. По сути, он должен уметь всё, вне зависимости от задач той или иной постановки.

Например, в американских школах с первого класса преподают вокал и хореографию. Практически в каждой есть театральная студия. Поэтому все выпускники блестяще поют и танцуют. Помимо этого, важна культура посещения театров. На западе она также прививается с детства.

При этом я бы не хотел идеализировать другую культуру. Ни американскую, ни британскую. Безусловно, оттуда вышли большие мастера и художники. Но при этом есть русский театр со своим колоссальным багажом, который признаёт мировое сообщество. В последнее время происходит его глобализация. Он осваивает новые для себя правила игры и какие-то новые жанры. И вот как раз мюзикл один из таких.

По сути, у нас в России он появился 20 лет назад, с премьерой «Норд-Оста», в котором мне посчастливилось принимать участие. Я был его коммерческим директором, благодаря моим друзьям Алексею Иващенко и Георгию Васильеву. Вместе с ними мы сейчас подходим к ещё одному очень важному для меня проекту – мюзиклу «Шахматы». Его премьера состоится уже в октябре. 

С: Его реклама сейчас просто повсюду! Вот, кстати, чем «Шахматы» могут быть интересны женской аудитории? Ведь по статистике именно женщины составляют большую часть зрителей мюзиклов.

ДБ: Эта история будет интересна всем, вне зависимости от пола и возраста. Наш мюзикл прежде всего про жизнь. Шахматы здесь являются метафорой. Да, в сюжете главные герои соревнуются за мировую шахматную корону. Но при этом они соперничают в борьбе за женщину и её сердце и олицетворяют собой противостояние двух сверхдержав – СССР и США. Там помимо чёрно-белой доски есть жизнь. Мы думаем, что сами выбираем и предвидим ходы, определяем стратегии, но оказывается, что есть какие-то высшие силы, которые играют нами.

Мюзикл «Шахматы» для меня является выдающимся произведением, потому что в основе его сюжета лежит интересная, интригующая история и там присутствует совершенно гениальная музыка. Равно    й ей в сегменте мюзиклов не было никогда.  35 абсолютных хитов Бенни Андерсона и Бьорна Ульвеуса, легендарных музыкантов группы АББА – это нечто невероятное.

С: Дмитрий, можете ли вы объяснить, почему мюзиклы долгое время считались нетрадиционным жанром для России?

ДБ: Думаю, мы просто не были знакомы с этой культурой. А когда, наконец, познакомились основательно, полюбили очень сильно. Сейчас зрительская аудитория мюзиклов – самая лояльная и преданная. Люди, которые один раз были инфицированы этим жанром, сохраняют ему свою верность. Потому что, наверное, это самый жизнерадостный жанр из всех театральных.

С: За рубежом лучшие мюзиклы экранизируют. В США есть «Чикаго», «Эвита», «Иисус Христос – суперзвезда», «Ла-ла-лэнд». Почему, на ваш взгляд, так мало мюзиклов в российском кино?

ДБ: Для меня это большая загадка. Я очень надеюсь, что кинематографисты обратят свои взгляды в сторону музыкального кино, как это было в 60-70 годах прошлого века. Хочется верить, что это следующий шаг, поскольку данная ниша сейчас определённо пустует.

«Синемания». Эфир от 11.09.2020 г. Гость – Дмитрий Богачёв
Екатерина Тимошенко


Популярное на «Радио 1»
16:30 - 17:00
Знание – сила