Елизавета Боярская – о классической музыке, фестивале Чайковского и спектаклях после карантина

Елизавета Боярская – о классической музыке, фестивале Чайковского и спектаклях после карантина

Долгожданное музыкальное событие этого лета - Международный фестиваль П.И. Чайковского в Клину, приуроченный к 180-летию великого композитора стартует 31 июля. В этом году он отличается форматом – все концерты и спектакли пройдут под открытым небом – и особым звёздным составом участников: зрители увидят на сцене всемирно известных музыкантов, ведущих артистов балета и любимых актеров.  2 августа в рамках проекта состоится показ спектакля «Онегин. Лирические отступления». Режиссер постановки – Марина Брусникина. В главных ролях – Евгений Миронов и Елизавета Боярская. В эксклюзивном интервью «Радио 1»информационному партнёру фестиваля – Заслуженная артистка Российской Федерации Елизавета Боярская рассказала, как к спектаклю готовились актеры и что мы увидим на сцене.

Для музыкантов Чайковский – это не просто композитор, это символ и ориентир. Какое значение классическая музыка имеет для драматических актеров?

Я очень люблю классическую музыку. Мой папа имеет музыкальное образование. У нас актёрская семья, а музыка и драматическое искусство очень рядом. Эта музыка очень отзывается. И даже тем, кто не имеет отношения к искусству, музыка проникает очень глубоко. И на концерте это можно прочувствовать. А артисты – это ещё и люди гиперболизировано чувствительные. Для нас музыка – это ресурс, который помогает и сочинять роли, и внутри спектакля, когда звучит музыка, она всегда очень помогает, и саундтреки к фильму – это всегда имеет очень большое значение. Ну а классическая музыка, поскольку она ещё более великая, более глубокая и проникающая, она затрагивает какие-то такие струны души, которые не могут не отозваться. Поэтому, конечно, музыка – это для артистов, безусловно, огромный ресурс.

У вас в машине звучит классическая музыка?

Конечно, звучит.   Честно говоря, звучит разная. У артистов всё по-разному. Когда я настраиваюсь на одну роль, я слушаю одну музыку, когда настраиваюсь на другую роль, слушаю другую. Но, как правило, это происходит чаще, когда имеешь дело с какими-то историческими картинами или у тебя какой-то спектакль, скажем, по Чехову, то, как правило, это классика. Есть свой плейлист на каждый спектакль и на каждую роль: иногда это может быть группа «Кино» – это нормально, если играешь нечто особенное, но как правило это классическая музыка: Чайковский, Рахманинов, Шостакович. Классика, безусловно, занимает в моей жизни и в моем плейлисте большое место.

Расскажите о постановке «Онегин. Лирические отступления». Что увидят зрители фестиваля?

Мы с Евгением Мироновым читаем «Евгения Онегина». Это выдержки из всего произведения – большая его часть. Мы, принимая друг у друга эстафету, протягивая друг другу руку, по очереди читаем это великое произведение. У Чайковского есть произведения, которые являются настоящей классикой для всего мирового репертуара в музыке, то же самое для нашей литературы – это «Евгений Онегин». И сколько бы раз мы с Женей ни читали этот текст, сколько бы раз мы его ни репетировали, каждый раз он повергает в какой-то абсолютный восторг и экстаз. Потому что, как мне кажется, это самое совершенное стихотворное произведение. Несмотря на всю мою глубокую любовь к поэтам Серебряного века, «Евгений Онегин» – это что-то непревзойдённое. И я очень надеюсь, что мы сможем это донести до зрителя: энергию его слова, рифмы, юмора, ума и т.д. Мы будем читать «Евгения Онегина» вместе с прекрасным оркестром под руководством Юрия Башмета. 

Последние месяцы открыли нам новые испытания, но будем считать их новыми возможностями. В том числе это и репетиции online. Когда партнёры живут в разных городах, в разных часовых поясах, сложно ли репетировать удалённо и взаимодействовать на сцене без непосредственного контакта?

У меня был не такой большой опыт, честно говоря. Вот непосредственно с Евгением мы были на связи, когда репетировали спектакль «Евгений Онегин». Именно для такой формы спектакля это совершенно не трагично и не болезненно, поскольку мы слышим друг друга, слышим посыл, энергию и можем подхватывать друг друга очень органично и естественно. Это не мешало. Конечно, когда речь идёт о драматическом спектакле, когда это всё очень тонко связано между энергетикой и между артистами, когда мы находимся на сцене друг с другом рядом, конечно, экран этого не может передать. Поэтому я не могу этого себе представить. Разбирать, наверное, на начальном этапе – это ещё возможно. Но когда нужно уже быть на сцене и чувствовать друг друга, связываться, сиюминутно отвечать на какой-то энергетический посыл от партнёра, через экран – это, конечно утопия. Для стихотворного спектакля это было вполне удобоваримо, поэтому у нас начинались репетиции, когда мы ещё были на карантине, и такой zoom на троих – это было очень органично и небесполезно.

Насколько сложно было входить в репетиционный процесс после периода изоляции?    

Несложно. Я думала, что я так отвыкну и забуду, что такое быть актрисой, и что я настолько привыкла быть домохозяйкой и мамой, то мне будет ужасно сложно вскочить в какую-то репетицию. Но оказалось, что нет, как будто бы ничего этого и не было. Сейчас у меня уже начались съёмки. Я боялась первого съёмочного дня. Переживала, волновалась, но оказалось, что как только оказалась на площадке, просто поняла, насколько соскучилась и как же интересно снова заняться любимой работой. Поэтому ощущения какой-то потерянности, к счастью, не было.

Артистам балета приходится серьезно восстанавливаться после такого перерыва и это займёт, по утверждению профессионалов, длительное время. У драматических артистов другая история?

Немножко другая, хотя, конечно, нам, артистам, также, как и балетным, сложно. Артисты балета должны держать мышцы в тонусе, а актёры, условно – душу, эмоциональное состояние держать в тонусе. И когда ты играешь в неделю пять постановок: Чехов, Шекспир и еще что-то, каждый день разные спектакли, разные эпохи и роли совершенно. И у тебя уже организм включается, как тумблер на каждый спектакль, и ты не чувствуешь это никаким образом. Я боялась, что я испытаю это, и у меня будет ощущение какой-то непривычности, растерянности. Но уже по репетициям и по съёмкам я поняла, что нет. Форма где-то внутри, глубоко, и просто нужно себе дать некий толчок, и всё вспоминается, всё тут же всплывает. И оказалось, что форма, этот тонус, он есть внутри и просто должен зажечься, как свет, и всё.        

Вы играете в спектаклях и фильмах, основанных на реальных исторических событиях. Вы сказали уже, что музыка помогает готовиться.  Что еще вы используете для подготовки к этим работам?

Если речь идёт о фильмах, которые имеют в себе реальную историю, то, конечно же, это серьезное, важное погружение в материал, в книги, в биографический материал и т.д. Любая тема, будь то Великая Отечественная война или всё, что касалось адмирала Колчака или какой-то определенной страницы истории, то это очень много литературы. Я предпочитаю готовиться, в том числе – читая разные материалы.    

Какие исторические персоны вам ещё интересны? В образ какой героини вы бы вошли в следующих работах? Есть какие-то мечты у вас?

Конкретных нет. Но наша история и к счастью, и к сожалению, полна таким количеством сложных судеб (и женских, и мужских), будь то эмиграция, Великая Отечественная война или 70-е годы, 80-е, 90-е. У нас какой период ни возьми, какие-то невероятные истории происходили в судьбах у людей. Иногда берешься за чью-то биографию и даже параллельно внутри возникают чьи-то истории, и кажется, что про каждого из них можно было бы снять фильм, потому что это удивительные, ярчайшие примеры истории и фантастические личности, которые заслуживают того, чтобы о них говорили и помнили. Поэтому тут сложно сказать. Выбор настолько велик, что сложно остановиться на чем-то одном.  

Бывали ли вы раньше в Подмосковье?

Я не была в Клину. 2 августа это будет в первый раз. У меня однажды были съёмки в Сергиевом Посаде. Я больше в Подмосковье не была, хотя очень жалею. Думаю, что это будет интересный опыт, тем более, можно всё посмотреть, послушать интересную экскурсию. Но я думаю, что это нужно делать не вместе с работай, как обычно это бывает: ты находишься в прекрасном месте, но смотришь на эту красоту только со стороны съёмочной площадки. Конечно, нужно посвятить этому время и с чувством, с толком, с расстановкой поехать, посмотреть, побыть несколько дней, погулять. Только тогда можно по-настоящему насладиться городом.         

Подкаст
Елизавета Боярская
Кристина Никитина, Сергей Меркулов


Популярное на «Радио 1»
11:04 - 11:30
Открытая студия