Евгений Маргулис возобновляет съёмки «Квартирника» после карантина

Евгений Маргулис возобновляет съёмки «Квартирника» после карантина
©   Личный архив

Когда и где начнут снимать новые выпуски уже легендарного «Квартирника», какие правила действуют на площадке и в чём кроется секрет успеха программы Евгений Маргулис рассказал в новом выпуске программы «Синемания». Рок-музыкант, заслуженный артист России и главный специалист по «Квартирникам» в стране стал гостем очередного эфира, который прошёл 12 июня.

С: Что хорошего или плохого принёс в вашу жизнь карантин?

ЕМ: Наконец-то научился пользоваться домашней студией (смеётся – прим. автора)! Буквально накануне закончил записывать свой голос специально для песни одного моего приятеля. И, наконец, дошли руки заняться правильным английским языком.

С: Сколько песен вы уже успели написать?

ЕМ: Несколько достаточно хороших. Записался с немцами, с нашими ребятами, ещё с одной замечательной украинской командой.

С: Какие фильмы посмотрели на самоизоляции?

ЕМ: Какое-то дикое количество. Неожиданно для себя стал поклонником творчества Пон Чжун Хо, режиссёра фильма «Паразиты». Прочитал статью Тарантино об этом человеке и вдохновился. Ещё мой друг подписал меня на Netflix. Благодаря этому я пересмотрел весь свежак. Ну и старые фильмы, на которые раньше времени не было, тоже посмотрел.

С: А как вам в целом эти пару месяцев заточения?

ЕМ: Не могу сказать, что я всё это время сидел исключительно дома. Периодически перемещался, ездил в «Останкино» на съёмки. Плюс мы записали прекрасный «Квартирник», посвящённый Дню Победы. Для этого я выезжал в Петербург в конце апреля. Мы выбрали исторически значимое место, Невский пятачок. Там полегло более двухсот тысяч человек. Кстати, знаете, там до сих пор не растут деревья.

На месте поставили два грузовика, из кузовов сделали сцену. Попытались создать военный антураж. От этого было ещё кайфовее. Да, там было холодно, то шёл снег, то лил дождь. Но, тем не менее, как мы придумали, так всё и получилось. И, знаете, что хочу сказать. Я тут краем глаза смотрел, что делали другие каналы, где накрашенные артисты выступали перед пустыми залами. А у нас всё-таки народ был, людей пустили, конечно же, по разрешениям. Они держались на удалении друг от друга. Холодно было, сыро, но никто не заболел. Это говорит о том, что, когда занимаешься хорошим делом, всё получается. У меня, наверное, впервые в жизни так сложилось. Плохая погода не испортила съёмки, а добавила такой правильной атмосферы.

С: Евгений, расскажите, что за награду «Квартирник» получил накануне в Лос-Анджелесе?

ЕМ: Это премия «Золотая камера», которую вручают на фестивале корпоративного документального кино. Ему уже лет 50, наверное. Такой, знаете, документальный «Оскар».

Всё случилось благодаря ребятам, с которыми мы снимаем «Квартирник». Года четыре назад их пригласили на фестиваль и, если не ошибаюсь, они там сразу заняли первое место. Показали фильм про трактор «Беларусь». С тех пор ежегодно посылают туда свои работы и успели завоевать уже девять наград.

И вот как-то раз они предложили мне отправить туда «Квартирник». Тем более, мы делали выпуск с прекрасным Гораном Бреговичем и переводили его на английский. В общем, был материал, который в итоге прошёл отбор и победил. А буквально на днях пройдёт гран-при фестиваля. Думаю, что там мы тоже вполне можем что-то получить.

С: Как вы считаете, в чём секрет успеха «Квартирника» на телевидении?

ЕМ: Хорошая программа с хорошими артистами. Всё остальное – дело вкуса. Я, знаете, что заметил. Обычно первые отрицательные отзывы, как только выходит программа, пишут те, кто её не смотрит. Они как бы на всякий случай делают это. Уже потом, где-то спустя сутки начинают появляться нормальные, адекватные рецензии.

В своей программе я показываю артистов, каждый из которых абсолютно этого достоин. Я показываю простых людей, и мне не важно, что они поют, рок или поп. Ну и отмечу, что на съёмки у нас особый доступ, туда приходят только те, кто любит смотреть и слушать этих конкретных артистов. Все свои!

С: Размышляя о «Квартирнике», на ум приходит ассоциация с подпольными советскими клубами. В связи с этим вопрос, испытываете ли вы ностальгию по Советскому Союзу?

ЕМ: Не думал об этом. В те времена было и что-то хорошее, и что-то плохое. Вспоминается, как правило, первое. Ну и ещё я был тогда моложе. А так меня всегда интересует, что будет дальше.

С: Боитесь ли вы смерти?

ЕМ: Я боюсь не сделать то, что задумал.

© «РИА Новости» ,   Евгений Биятов

С: Рок называют музыкой протеста. Музыкой чего является блюз?

ЕМ: Я считаю, что это такие абсолютно дворовые песни. Это лестница, это подъезд, это гитара и три аккорда. Пой, о чём хочешь. Я очень люблю так называемый контемпорари блюз, современный. Там в принципе на трёх-четырёх аккордах можно разложить любую тему. Тоску, радость – что угодно.

С: Как вы считаете, чем питерский рок отличается от московского?

ЕМ: Ничем абсолютно. Это придумали критики, которые всегда стояли горой за свой город. Лично у меня есть два понятия: либо хорошо, либо плохо. Поэтому я никогда не делю по принадлежности к чему-то. И тут, и там есть хорошие музыканты. Главное, чтобы то, что они делают, нравилось мне. А если мне нравится, значит это хороший рок (смеётся – прим. автора).

С: Публика в Москве и в регионах отличается?

ЕМ: Нет!

С: Но, например, когда показывают кино, бывает так, что в разных городах люди смеются в разные моменты.

ЕМ: Я достиг того уровня, когда на меня приходят люди, которые знают и понимают меня. Остальное не столь важно.

С: Расскажите о команде «Квартирника». Сколько человек делают эту программу?

ЕМ: Например, на Новый год нас было больше 120 человек. А так… Творческая группа человек, наверное, восемь-девять. Человека четыре редакторов. Операторы, монтажёры, одним словом, много.

С: Кому вам сложнее задавать вопросы: старым друзьям или новым людям, которых вы толком не знаете?

ЕМ: Узнавать их приходится, потому что я готовлюсь и набираю материал. К тому же, как музыкант я знаю, о чём профессиональном могу спросить. Но, конечно, со старшим поколением артистов сложнее, потому что они уже видели столько всего. Им не охота отвечать. Но у меня пока получается их растормошить.

С: А где вы нашли лофт для съёмок «Квартирника»?
ЕМ:
Это место, к сожалению, прекратило своё существование. Мы снимали на Бадаевском заводе, но его закрыли. Сейчас мы нашли новую локацию, и я думаю, что числа с 16 июня уже приступим к новым съёмкам.

С: Кто же будет вашим первым гостем на новом месте?

ЕМ: Со временем вы всё узнаете.

С: Возможна ли ситуация, при которой вам скажут, что того или иного исполнителя нужно показать в эфире? Могут ли вам навязать артиста?

ЕМ: Мы сняли уже более 150 передач, и разброс артистов там совершенно зверский. К тому же я не телевизионный человек, мне сложно что-то указывать.

С: Евгений, бывает так, что открываешь социальные сети и наблюдаешь следующую картину. Музыканты обзывают друг друга плохими словами, ругаются, в том числе, по политическим вопросам. А потом приходят на «Квартирник» и поют на одной сцене. Где в такой ситуации артисты – настоящие и честные?

ЕМ: На «Квартирнике» они честные. Что касается политики, тут я для себя сразу определил – в программе мы об этом не говорим. Никакой политики. Я хочу показывать музыкантов людьми.

С: Ну и главный вопрос – кто лучше всех играет блюз?

ЕМ: Эрик Клэптон!

© «РИА Новости» ,   Евгений Биятов
Екатерина Тимошенко




Популярное на «Радио 1»
17:05 - 18:00
Честно говоря…