Ирина Миронова: «Приходит к вам Алла Пугачёва, и вот попробуйте в ней разобраться»

Ирина Миронова: «Приходит к вам Алла Пугачёва, и вот попробуйте в ней разобраться»
©   Елена Киселёва

О том, зачем героиням её нового проекта понадобились куриные яйца, как понять, какой клип хочет снять Алла Пугачёва, и что точно надо знать, чтобы создавать музыкальные видео, культовый клипмейкер Ирина Миронова рассказала в эфире программы «Синемания. Область культуры».

С: Для начала позвольте вас поздравить. Буквально накануне прошёл День режиссёра.

ИМ: Спасибо! Хотя, знаете, я считаю себя больше клипмейкером. Это такая особая история.

С: А в чём разница между режиссёрами и клипмейкерами? Объясните!

ИМ: Разница огромная! Мы пользуемся теми же камерами, прибегаем к услугам одних и тех же людей, применяем лучшее оборудование и всё то, что берут для съёмок лучших фильмов. Но, несмотря на всё, мы имеем дело с музыкой.

Я работаю с очень коротким хронометражем. Две-три минуты, за которые надо и музыку услышать, и визуализацию зрителям дать. Причём сделать так, чтобы она не мешала, а, наоборот, раскрывала в звучании что-то такое, что по радио и в записи не уловить. Чтобы добавляла интереса к треку и к артисту.

С: Ирина, как бы вы сами определили понятие видеоклип?

ИМ: Это не самостоятельный вид искусства, хотя в глубине души я именно так его чувствую. Видеоклип – некий субпродукт, который нельзя монетизировать. Его не покажешь в кинотеатре, не покрутишь на ютубе. Я просто делаю что-то и отдаю навсегда. Как рекламный ролик.

Тут очень кстати будет вопрос, а зачем я это делаю. И это уже интересная история. В отличии от кино люди приходят ко мне как данность, как актёры, которых не поменять. Пугачёва, Земфира, Арбенина, другие известные люди. Каждый из них способен раскрыться новыми гранями.

А если приходят неизвестные, которые пока даже артистами не стали, то это ещё интереснее. Вокруг них нужно организовать мир, в котором они станут популярнее.

С: С кем проще работать? Со звёздами или с начинающими артистами?

ИМ: Проще сотрудничать с суперпрофессиональными артистами, которые вообще привыкли работать, а не только получать удовольствие. Например, с Пугачёвой работать – мечта. Это человек, который молча встаёт в кадр и спрашивает, что ей делать.

С: Как сейчас пробиться начинающему клипмейкеру?

ИМ:  Тут как в спорте, ты сначала регулярно тренируешься – отжимаешься, бегаешь, прыгаешь, приседаешь. А потом вдруг делаешь сальто. Я лет десять работала около различных телевизионных съёмочных групп, которые занимались музыкой и концертами. Научилась снимать, писать и монтировать. И потом просто сняла хорошо, когда была готова.  

С: Вот, к слову, о написании. Кто пишет сценарии клипов? И как вообще может выглядеть такой сценарий?

ИМ: Хороший вопрос! Сценарий видеоклипа – тот же самый, что и для кино, только короче. Сначала я пишу литературный текст, который нравится артисту. После пишу режиссёрский. На три минуты музыки мне нужно примерно 15 страниц, но это без картинок и комментариев.

С: Вот смотрите. Сергей Шнуров делает клипы, которые фактически представляют собой короткометражный фильм. Как думаете, почему он идёт по такому пути?

ИМ: Потому что во главе угла стоит не сюжет, а бюджет клипа. Ему нужны блокбастеры, соответствующие его громадному имиджу и большому артистическому имени. Увеличивая бюджет и разворачивая сюжет до мини-фильмов, он повышает свой статус и гонорары. Довольно неплохой и при том классический ход.

С: Часто ли к вам приходят с готовыми сценариями?

ИМ: Достаточно, но это, скорее, некие заходы и полуидеи. Например, Алла Пугачёва пришла с идеей того, каким она видела клип на песню «Будь или не будь», их первый с Максимом Галкиным дуэт. Я её выслушала, предложила свои варианты, и получилось то, что вы, надеюсь, знаете и видели.

С: Планируете ли вы снимать полный метр?

ИМ: Я очень люблю кино и вообще считаю себя киноманом. Много всего смотрю и могу говорить на эту тему часами. Но я не планирую углубляться. Если так получится, то я буду готова делать это сама. Со своим сценарием, продакшеном и соратниками, которые захотят сыграть в это. При этом я не вижу себя маленькой штучкой в большой крупной компании.

С: Совсем недавно вашей дочери исполнилось 18 лет. Собирается ли она идти по стопам мамы?

ИМ: Она не собирается, но пойдёт (смеётся – прим. автора). Я никого не заставляю. У неё, наоборот, с детства идёт отторжение всего того, что я делаю. Она постоянно говорит о том, что всё сделает сама, что ей не нужно моё протежирование. Но всё равно возвращается во всё это.

Сейчас, например, монтирует ролики с бэкстейджа каких-то моих проектов. Делает это сама, ей нравится. Поступила в литературный институт, учится писать сценарии и мечтает продюсировать большие фильмы.

С: В американских киношколах, кстати, первые полгода будущих сценаристов учат просто рассказывать истории. Устно излагать сюжеты. Это ведь то, чего очень не хватает современному российскому кино. Согласны?

ИМ: Абсолютно точно! Именно этим и занимаются в моей школе «По воскресеньям я снимаю кино». Туда приходят те, кто хочет уметь придумывать сюжеты. И я учу их говорить и думать. Чтобы после того, как процесс закончится, они могли взять в руки камеру и снять то, что они хотят.

С: Популярность кино определяют по сборам. Как сейчас определяют популярность клипов?

ИМ: Сейчас, к сожалению, это лайки в интернете. Когда я начинала, клипы были гораздо популярнее на телевидении. Их постоянно просили повторить. Так ко мне в своё время пришла известность.

С: Расскажите о своём проекте «Девушки и яйца».

ИМ: Это мои фильмы о женщинах. Такая гремучая смесь интервью с тем, как я понимаю героинь. Визуально и вербально. Мне, безусловно, хотелось задавать вопросы. Причём, тем женщинам, которые могли бы ответить на них интересно, необычно и с высокой вероятностью своей личной правды и опыта. Поэтому я выбрала особых женщин из моей жизни – Диану Арбенину, Марию Миронову, Аллу Сигалову. Каждый фильм включает некую авторскую версию разговора. После беседы я снимаю видеопортрет героини. У каждой он разный. Совсем скоро будет запуск. Недели через три выйдет тизер.

С: Ирина, а откуда взялось название проекта? Почему яйца?

ИМ: Яйцо – мощнейшая метафора. Это рождение, это будущее. Там множество смыслов, и я не хотела бы опираться на что-то одно. Силу, хрупкость… Нет.

Мои героини держат яйца в руках в прямом смысле этого слова. Больше ничего. За этим очень интересно наблюдать. Движение рук у каждого психотипа своё, благодаря чему можно строить какие-то прогнозы и портреты. Что я и делаю в своих визуализациях. По тому, как они манипулируют этими яйцами, я снимаю портреты.  

С: Ну и ещё один вопрос. Что должен знать и уметь режиссёр музыкального видео?

ИМ: Первое и основное – то, зачем артисту, который к вам приходит, нужен клип. Самое сложное – фокус в глубине души человека. Приходит к вам Алла Пугачёва, и вот попробуйте в ней разобраться! Что ей нужно? Зачем ей этот клип с Максимом Галкиным (смеётся – прим. автора)? Так что это первый вопрос, который я задаю артисту. И не важно, звёздный это персонаж или новичок. Зачем человеку нужно визуализировать музыку? Чтобы что? Если он не знает ответ на этот вопрос, ничего не получится.

Екатерина Тимошенко




Популярное на «Радио 1»
07:00 - 08:04
Самое время!