Камиль Ларин: Театральная сцена для актёра — тренажёрный зал

Гостем первого майского выпуска программы «Синемания. #СидимДома» стал Камиль Ларин, актёр театра и кино, телеведущий и один из основателей «Квартета И». В интервью Давиду Шнейдерову и Виктории Малюковой заслуженный артист России и Республики Татарстан рассказал о своём проекте «Сказка на ночь», которым активно занимается на самоизоляции, об отношении к детям и маленьким взрослым. Он также поделился мыслями о том, что ждёт театры после карантина и прочитал свои стихи.

С: Камиль, многие театры в период самоизоляции запустили онлайн-трансляции своих спектаклей. Почему вы с коллегами не стали показывать «День выборов» или «День радио»?

КЛ: Был период, когда возникло желание это сделать. Но мы отказались от подобной идеи. Это и коммерческий момент, и тот факт, что нет зрителей непосредственно в зале, нет обмена энергией. Всё-таки мы артисты, а не музыканты. Была ещё мысль показать что-то, что не появлялось на телевидении и до театральной сцены не дошло. Но мы пока в процессе, размышляем.

С: Расскажите о своём проекте «Сказка на ночь».

КЛ: Не знаю, смог бы я его в обычном режиме придумать (смеётся – прим. автора). Но на третьей неделе самоизоляции я вдруг понял – надо что-то сделать. Думаю, повлияло и то, что вокруг многие уже были чем-то заняты: что-то показывали, рассказывали, пели. Многие мои замечательные коллеги и сказки тоже читали. Я даже пожалел, что не сразу вошёл в эту историю. А потом взял и просто переделал первую сказку. Меня вдруг прорвало. Знаете, в такой ситуации, как сейчас, психика немножко меняется. Я это на себе ощутил. Так вот, я взял «Красную шапочку» и рассказал её на свой лад, не специально, конечно. Но как-то так всё органично пошло.

Сейчас я записал уже 18 таких сказок. От одной к другой, мне кажется, мастерство растёт. Планку опускать не хочется, поэтому я думаю над следующими более тщательно. Сказки небольшие, длятся примерно по три с половиной минуты. Людям нравится, так что буду продолжать дальше.

С: А можете прямо сейчас рассказать нам одну такую сказку?

КЛ: Дело в том, что я их не записываю. Придумываю в голове, а потом рассказываю. Для этого должно быть такое серьёзное состояние. Так что лучше смотрите их у меня в блоге.

С: Вы назвали это проектом для маленьких взрослых. Интересно узнать, будут ли сказки для больших взрослых?

КЛ: По сути дела, они и есть большие взрослые. Знаете, вспоминаю время, когда подрабатывал Дедом Морозом. Я делал сказки в детском саду, сам придумывал сценарий, разыгрывал сценки. Был и пиратом, и бабой-ягой. Но взрослые, которые приходили на праздник, тоже получали колоссальное удовольствие. Потому что там были специальные шутки для них. Я зашивал их в основной сценарий. Детки могли и не понять, но вот старшим откликалось.

Сейчас проект со сказками тоже в общем-то для всех. Выяснилось, что взрослые показывают их своим детям. Так что возраст варьируется от трёх лет и выше. Как в песне Гребенщикова – каждый находит свой смысл.

Кадр из фильма «День радио»
(2008 г.)

С: Давайте вернёмся к «Дню радио». Что вам самому ближе – театральная постановка или кино?

КЛ: Это две разные стези. В кино проще, там ты снялся, и больше от тебя ничего не зависит. Дальше фильм живёт своей жизнью. А в театр нужно приходить и каждый раз играть спектакль. Делать это по-новому. Это как тренажёрный зал, где ты поддерживаешь форму.

С: В чём секрет вашей крепкой мужской дружбы с артистами «Квартета И»?

КЛ: Я постоянно сравниваю нас с обыкновенной семьёй. У нас есть свои разногласия, время от времени мы ругаемся. У нас измены тоже есть. Бывает, что ходим сниматься в каком-нибудь другом проекте, на сторону, так сказать. Потом возвращаемся.

Это уже нельзя назвать дружбой. Это скорее уже судьба.  Мы идём вместе по жизни столько лет и прекрасно друг друга знаем, понимаем буквально с полуслова и по взмаху ресниц.

Кадр из фильма «О чём говорят мужчины» (2010 г.)

С: Камиль, ваш родной город – Волгоград. Он связан с самыми трагическими событиями Великой Отечественной войны. Что для вас и вашей семьи значит праздник 9 Мая?

КЛ: Это великий праздник! Отношение к нему впитывалось с молоком матери. Она рассказывала, что, когда ей было пять лет, в какой-то момент она оказалась старшей в семье. Их с мамой, моей бабушкой, и младшими сёстрами, моими тётями, отправляли в эшелонах, а потом они потерялись.

Мою маму с сестрёнками отправили в детский дом. Их даже хотели отдать на удочерение. Но девочки не сдавались, верили, что мама их найдёт. И где-то недели через три так и произошло. Но детей сразу не отдавали, потому что нужно было доказать, что это действительно их мать. В общем, они все многое пережили в военные годы.

Дед мой служил на втором украинском фронте. Помню, мне лет двадцать было, я его расспрашивал постоянно, каково ему было на войне. Столько всего узнал из первых уст!

С: В одном из интервью вы сказали, что люди, которые в 50 лет становятся родителями, сильно меняют отношение к детям? В чём это заключается?

КЛ: Появление детей в любом возрасте имеет определённую ответственность. Взрастить их, задать правильный вектор, отпустить и дальше не мешать. Сейчас я однозначно стал больше времени уделять детям, и я не только про самоизоляцию. Мы всё время чем-то занимаемся, рисуем, лепим, книжки читаем. Знаете, причём те книги, которые я люблю, в руках оказываются всё реже. Мы тут недавно читали в очередной раз повесть «Баранкин, будь человеком!». Я её уже наизусть выучил (смеётся – прим. автора). Кстати, очень философская книга, смело могу посоветовать взрослым.

С: Нынешняя ситуация нанесла серьёзный удар по театру и кино. И если с кино более-менее понятно, как оно будет выбираться из кризиса, то с театром дела обстоят сложнее. Что собирается предпринять «Квартет И»?

КЛ: Мы не задумывались об этом. Ребята пишут сценарий нового спектакля, так что на данный момент я в принципе только пофантазировать могу.

С: Сейчас у людей может возникнуть ситуация, когда они будут просто бояться сидеть рядом друг с другом. Готовы ли вы, например, выступать перед полупустым залом?

КЛ: Думаю, что это будет трудно, поскольку мы уже привыкли к аншлагам. Если выпустят требование обязательное, чтобы люди сидели друг от друга в полутора метрах, то мы вынуждены будем перестроиться. Но я всё-таки надеюсь, что вирус отступит, и мы сможем встречаться в более привычной и тесной зрительской атмосфере.

Камиль Ларин в эфире «Синемании»
Екатерина Тимошенко




Популярное на «Радио 1»
10:30 - 11:00
Знание – сила