Сказано на «Радио 1»
27 сентября в 09:16

На платформе Netflix появится первый российский документальный фильм

Подкаст
«Синемания. Область культуры». Сергей Мирошниченко

С 1 января 2021 года на международной платформе Netflix появится первый российский документальный фильм. Проект телеканала «Россия» под названием «Кресты» представят на русском языке с английскими субтитрами. Работа расскажет об одной из старейших тюрем страны, расположенной в центре Санкт-Петербурга.

Оператором сделки выступила компания The H Collective из Германии – партнёр сервиса Netflix по контенту на территории Центральной и Восточной Европы. В октябре «Кресты» покажут на 36-м Варшавском кинофестивале, который по праву считается одним из самых престижных в мире.

Подробнее о работе над документальным фильмом рассказал продюсер и сценарист проекта Сергей Мирошниченко. Кинорежиссёр-документалист, педагог и заслуженный деятель искусств России дал эксклюзивное интервью программе «Синемания. Область культуры».

С: Сергей, почему российская документалистика намного сильнее отечественного игрового кино?

СМ: В игровом кино у нас есть сильные мастера. И да, действительно, у нас сильнейшая документалистика. Она первой получила «Оскар» («Разгром немецких войск под Москвой», 1943 год – прим. автора). Сам я стал лауреатом американской телевизионной премии «Эмми» («Рождённые в СССР», 1999 год – прим. автора). Отрасль поддерживают очень хорошо. Например, нашей картине «Кресты» оказали помощь компания ВГТРК и Министерство культуры России. Отдельное спасибо хочется сказать Федеральной службе исполнения наказаний. Потому что без её содействия нас бы до съёмок на территорию тюрьмы не допустили.

Нам открыли всё, в самом широком смысле. Мы снимали на пять камер и коптеры. Удалось провести съёмки при переезде из старого здания «Крестов» в новое. Разрешалось снимать всех сидельцев, которые там есть, причём, с их личного согласия. Мы встретили весьма интересных людей. Нам помогало руководство тюрьмы, ничего не навязывая при этом. У нас была абсолютная свобода.

С: Как вы можете объяснить, почему нашу документалистику так ценят во всём мире?

СМ: Тут могу сказать за свои проекты. Обычно я придерживаюсь такой позиции, чтобы в съёмках участвовали и представители России, и представители зарубежья. Чтобы международное сотрудничество не прерывалось.

Например, к Чемпионату мира по футболу, который проходил у нас в 2018 году, мы сняли фильм «Быть в игре» совместно с каналом FOX. В результате он вышел по всему миру. Проект «Рождённые в СССР» я делал с английской компанией. Нынешняя работа «Кресты» также создана в сотрудничестве с зарубежными коллегами. Здорово, что её берут на различные фестивали. И я бесконечно рад, что этот документальный фильм покажут на сервисе Netflix.

С: Вот, кстати, как только появилась новость о том, что Netflix взял русский документальный фильм себе на платформу, моментально возникла масса обсуждений. Красной нитью побежала мысль о том, что запад опять интересует только русский негатив.

СМ:  В фильме «Кресты»  совершенно точно нет негатива. Он как раз интересен тем, что там присутствуют люди с юмором. Они, конечно же, говорят о своих судимостях, о судьбе, о стране. Снято всё блестяще. Это делали операторы высочайшего уровня. Каждый, кто работал над этой картиной, делал это прекрасно.

Знаете, скоро мы приступим к съёмкам Бутырки. Кроме того, в планах у команды снять великие замки – архитектурные, не побоюсь этого слова, произведения. Ведь это же фантастическая по своей сути культура. Видимо, это как раз и показалось интересным на западе. И это вовсе не чернуха. Они просто увидели глубже эту культуру.

С: Режиссёром монтажа вашей картины выступила женщина, Юлия Серьгина. Не было ли на этот счёт опасений из соображений безопасности? Ведь тема и место довольно жёсткие.

СМ: Ну, во-первых, тюрьма – это она. Но самое главное, что эту женщину приняли заключённые. Они ей поверили и доверились, это очень важно. А что касается вопроса безопасности, то на площадке нас всегда было много. Интересно так же и то, что часть операторов иногда внезапно ускользала, чтобы поснимать заключённых наедине с самими собой.

С: Они не боялись, что их могут взять в заложники?

СМ: Ребята говорили, что у них присутствовали некоторые опасения. Но, тем не менее, повторюсь, заключённые очень мирно приняли нашу команду и доверились нам. Они понимали, что операторы не ищут чернуху, им интересна суть.

С: И в чём же суть?

СМ: Примечательно, что у каждого, кто там находится, на этот счёт есть своя версия. Например, один человек мне сказал, что срок для него сродни поездке в Тибет. Что таким образом он должен осмыслить себя. Кто-то говорил, что это процесс самопознания. Кто-то воспринял свой срок как крест.

Мы там встретили выдающегося художника по имени Фома. У него тогда как раз открылась выставка. Он находился в «Крестах» уже лет 15, попал туда за довольно серьёзные проступки. И вот, будучи там, он начал рисовать, и, знаете, это фантастический наив. Я даже приобрёл себе одну картину, теперь она висит у меня дома.

Так что в «Крестах» много интересного, там не только криминал. За почти 130 лет существования в этих стенах побывали тысячи людей. Были и революционеры, и генералы, учёные, инженеры, поэты и писатели, воры и серийные убийцы. Своё наказание там отбывал маршал Советского Союза Константин Рокоссовский, художник Казимир Малевич, актер Георгий Жжёнов и многие другие.

С: Иосиф Бродский отбывал срок в «Крестах» за тунеядство!

СМ: Да, он считал, что тюрьма лучше, чем психиатрическая больница.

С: Сергей, почему именно документалистика наиболее точно говорит о болевых точках нашего общества? Не связано ли это с тем, что в этом жанре практически нет цензуры?

СМ: Могу сказать, что к картинам, которые делает наша студия «Остров», слово цензура не применимо. Её адресуют обычно к тем, у кого нет достойного произведения. Когда в работе есть какие-то оскорбления и безосновательно показана грязь. Вот тогда цензура имеет место быть, но мы к такому не склонны.

Екатерина Тимошенко




Популярное на «Радио 1»
16:00 - 16:04
Новости