Сказано на «Радио 1»
21 апреля в 14:50

Нонна Гришаева о детстве в Одессе, семейных ценностях и силе интуиции

Гостьей нового шоу «Радио 1» «Маршрут построен» стала заслуженная артистка России, художественный руководитель Московского областного театра юного зрителя, мастер актерского курса на факультете эстрады в ГИТИСе Нонна Гришаева. В интервью артистка рассказала о семейных традициях празднования 23 февраля, о любимом отце, студентах, премьерах и о том, как актёры её театра обрели свой второй дом в Подмосковье. А ещё мы узнали, что общего у городов Подмосковья с Одессой.

Нонна, здравствуйте! Спасибо вам огромное за то, что нашли для нас время в своём плотном графике. Вы прекрасно выглядите несмотря на то, что у вас были бессонные ночи.

Я смотрела много ваших интервью, в которых вы говорите, что вы абсолютно папина дочка, что это какая-то космическая связь и вы прям «папина душа», это правда?

Нонна: Да. Потому что папа – это была абсолютная любовь. Просто всеобъемлющая.  А мама – это была ответственность, дрессировка, учёба и жёсткий контроль. А вот за любовь отвечал папа.

Впереди праздник, 23 февраля, вы как-то в семье его отмечали? Какие были традиции?

Нонна:  Всегда, конечно. Я всегда папе в детстве рисовала открытки. Маме и бабушке на 8 Марта рисовала, а папе конечно на 23 февраля. Ещё всё моё детство был жив мой дедушка-фронтовик, которого тоже мы всегда поздравляли. Он был военным лётчиком. Он дошёл до Берлина. И дедушки не стало, уже когда я уехала в Москву. А так, всё детство дедушка был со мной. И всегда мы на 9 Мая ходили с ним на Аллею Славы, возлагать цветы к памятнику неизвестного матроса. Бывало, я даже стояла там в карауле с автоматом, очень тяжёлым я помню, в морской форме. Очень трогательно.

Сегодня многие критикуют наше поколение, говорят, что оно инфантильное. Что если сейчас позовут за Родину, никто не пойдёт. Вы согласны с критиками? Или всё-таки верите в наше поколение?

Нонна: Я немного сталкивалась с ребятами, которые служат. Я работала для военных и видела эти лица, общалась с этими людьми. Не знаю, мне кажется страна в надёжных руках. И то, как ребята в Сирии себя показали и вообще во всех точках, мне кажется, не так страшен чёрт, как его малюют.

Хотела бы вернуться к вашему папе. Дело в том, что я тоже папина дочка и мне мама всегда рассказывала, как врач ей говорил: «Ни один отец так не радовался возле роддома, когда появилась первой дочь! Это так необычно!». Я думала, ну папина дочка!  Как это понять? Как это почувствовать? Как это пощупать? И я очень хорошо помню день, когда я всей кожей это ощутила. Это был день моего шестнадцатилетия, и мы отмечали мой день рождения, а на утро у меня сел телефон. Родители не смогли дозвониться. В обед я вышла на связь. Папа у меня работал в органах, поднял на уши весь город. Я захожу в дом, и вижу папу… Просто его взгляд. Он разворачивается и уходит… и в этот момент, я поняла, как он меня любит. А у вас был такой момент, когда вы прям аж до мурашек почувствовали, что папа любит?

Нонна: У меня всё моё детство такими моментами пронизано. Например, папа, когда меня представлял каким-то своим друзьям, говорил: «Познакомьтесь! Это моя доча, моя жизнь!». Поэтому было очень много таких историй, но я никогда не гуляла так, чтобы папе приходилось меня искать. Но вот однажды я попросила у папы защиты. Меня очень обижал один мальчик в школе, и я пришла к папе зарёванная. Он говорит: «Но ты же понимаешь, что, если я пойду, я же не смогу побить ребёнка! Я же его разорву. Давай, брата пошлём?».

И пошёл брат. А он был чемпионом по дзюдо в городе. И он за уши его поднял и сказал: «Вот к этой девочке больше не подходи!». И всё, с тех пор этот мальчик больше не подходил, а только портфель мне носить помогал.

Ваш папа был моряком. А что он привозил вам? 

Нонна:  Да, он ходил в загранку на сухогрузе под названием «Славск». Тогда были такие времена, знаете, что блок жвачки, который привозил папа – это было какое-то космическое счастье. Мы ещё собирали вкладыши, они были в жвачках. И мы ими обменивались, играли в разные игры. Я всегда угощала своих друзей во дворе.

Помню, один раз папа привез кокос. Прям огромный кокос! И мы его выпили, а потом он очень долго стоял у нас на шкафу, как реликвия, привезённая папой. И вообще, папа старался нас всегда подкармливать, потому что такое было непростое голодное время.

Он приезжал из поездок, вы ему рассказывали что-то и он, наверное, очень гордился вами? 

Нонна: Конечно! Потому что изначально было понятно, что девочка – такой вот выродок в семье, такая вот артистка. И мама стала развивать все мои способности, поэтому отдала и в балетную школу, и в музыкальную, и потом в театрально-хоровую студию, где я первый раз вышла на профессиональную сцену в 10 лет. Папа ходил на все мои спектакли и страшно гордился. И, собственно, вся семья гордилась и помогала.

Сегодня с вами есть еще два главных мужчины рядом – это ваш супруг Александр Нестеров и ваш сын Илья. Как вы воспитываете сына? Как воспитать сильного, хорошего, настоящего мужчину из сына? Воспитываете вы или больше ваш супруг?

Нонна: Мы все воспитываем. И бабушки, и дедушки. На самом деле, как бы ты ни воспитывал, что бы ты ни говорил, лучший пример – это личный пример! Когда ребёнок видит, как дедушка относится к бабушке, как папа относится к маме – вот точно так же ребёнок потом будет относиться к своим женщинам.

В армию захочет, отпустите?

Нонна: Конечно.

Наша программа называется «Маршрут построен», и я сейчас хочу немного отклониться от маршрута и поговорить про сильных женщин, потому что вы для меня эталон сильной, красивой и уверенной в себе женщины!  У Джеймса Брауна есть такая песня. Она о том, что этот мир создан мужчинами, но он был бы бессмысленным без женщин. Согласны?

Нонна: Абсолютно. Мужчина, безусловно, голова, но женщина – это шея, которая этой головой управляет.

На ваш взгляд, какими смыслами наполняет женщина мир мужчины?

Нонна: Мне кажется, что нормальный мужчина вообще всё в этой жизни делает ради женщины.

В последнее время я очень часто слышу о тенденциях феминизма, о том, что мужчины стали инфантильны. Я вообще за сильных женщин, но порой мне кажется, что многие женщины уже начинают перетягивать одеяло на себя, теряя свою женскую энергию. А вам удаётся быть сильной, красивой, состоявшейся, уверенной в себе, успешной. И при этом у вас крепкая семья, у вас супруг, у вас дети, ещё успеваете готовить, приезжая на отдых, и сохранять свой домашний очаг. Но ведь это такая тонкая грань, которую вам удаётся удерживать.

Нонна: А просто я всю жизнь живу под знаком одной очень мудрой фразы: «Всё хорошо в меру». И сильной нужно быть, но в меру. Иногда нужно говорить: «Ой, дорогой, как я устала. Если бы ты только знал!». И становишься слабой, и сразу чувствуешь заботу. А иногда нужно, наоборот, быть сильной, на работе, например. Без этого никак.

Вы художественный руководитель Московского областного театра юного зрителя и там как раз сила?

Нонна: Вот там как раз я включаю свою силу. А дома или где-то на отдыхе – это, конечно, слабость.

Вы как-то чувствуете это внутри, что пора уже немного сдать назад или наоборот где-то нажать на газ? Это какое-то внутреннее ощущение?

Нонна: По-разному. Я очень интуитивный человек. Я – рак. У меня интуиция –самое мощное моё чувство, которое работает как флюгер. Если я чувствую, что вот здесь люди делают неправильно, то, значит, я понимаю, что надо стукнуть кулаком по столу и сделать так, чтобы люди работали. А если я понимаю, что в семье сейчас вот такая ситуация, то значит не нужно сейчас давить, а нужно наоборот сказать, что всё будет хорошо. Уступить где-то.

А ваша дочь, Настя, она разделяет эти современные тенденции или нет?

Нонна: Я не могу назвать её сильной женщиной. Нет. Она как раз не обладает этими качествами.  Она более ведомый человек. Но она и не должна обладать моими качествами. Она другая! Она и талантами другими обладает. Я, например, не обладаю вообще даже близко теми талантами, которые присутствуют у нее.

Предлагаю сейчас резко развернуться и поговорить о ваших студентах. Читая Википедию и пролистывая всё то количество ваших работ, где вы когда-то снимались, увидев в конце приписку, что теперь вы ещё и мастер актёрского курса на факультете эстрады в ГИТИСе, я подумала, откуда у вас столько времени? Такое ощущение, что у вас больше, чем 24 часа в сутках!

Нонна: Да, иногда мне не хватает суток. Могу работать по 36 часов. Особенно, если съёмки какие-то, переезды.

Вы как-то в интервью говорили, за что можете уволить актёра из театра - это злоупотребление алкоголем и безответственность. А за что вы можете отчислить студента?

Нонна: Отчислить? Не знаю. Пока мне даже такое в голову такое не приходило. За какой-то проступок, какую-то выходку, наверное. Помню, в годы моей учёбы отчислили студента за то, что он избил девочку. Наверное, за такие вещи и сейчас надо выгонять.

А если просто что-то не успел сдать, то шанс есть?

Нонна: Всегда есть шанс пересдать, если что-то не вышло, не получилось.

Вы как-то признались, что для того, чтобы жить в Москве вам нужна подзарядка вашей внутренней батарейки и ваша подзарядка – это месяц в Одессе. Там вы заряжаетесь, а потом возвращаетесь в Москву. В последнее время ваша «батарейка» уже три года без подзарядки, потому что вам закрыт въезд на Украину. Я хочу спросить, где сейчас эта база, от которой вы подзаряжаетесь?

Нонна: Я в поиске! В первый год поехала в Италию и в каждом итальянском городе находила приметы Одессы. Меня так мой муж Саша спасал, чтобы я не сошла с ума и не билась головой об стену. Он просто взял и повёз меня туда. Мы построили маршрут и в каждом городе что-то для себя обнаруживали. А второй год Греция. Просто я понимала, что мне надо море. Ну да, не Чёрное, ну тогда Средиземное.

Расскажите про молитву, которую вы совершаете каждый день. 

Нонна: Она называется «Молитва по соглашению». Ее надо читать в одно и тоже время, всем вместе.

Ну что ж, мы приехали. Наш маршрут окончен. Спасибо вам огромное!

Это был уникальный маршрут, который мы построили с Нонной Гришаевой.

© «Радио 1»

P.S. Частичка Одессы в ближнем Подмосковье! Мы с Нонной сравнили одесские муралы (граффити на фасадах домов) с муралами в подмосковном Одинцове, а точнее – в микрорайоне Новая Трёхгорка, где летом 2019 года состоялся фестиваль под названием Urban Morphogenesis (Городской морфогенез), в результате которого появился настоящий музей современного искусства под открытым небом. И любой желающий может насладиться этим искусством абсолютно бесплатно!

Памятник Мишке Карасю, киногерою популярного сериала «Ликвидация», действие которого разворачивается в Одессе, находится в городе Руза на Рузском Арбате.  Его поставили в память бездомным детям, которые во времена Великой Отечественной войны были лишены детства и рано познали все ужасы того времени.

«Маршрут построен». Выпуск №1. Гостья – Нонна Гришаева

«Маршрут построен». Выпуск №2. Гость – Андрей Свиридов

Андрей Свиридов об опыте работы в Голливуде, Гене из «Универа» и народной любви

Евгения Синицкая




12:04 - 13:00
Самое время!