Сказано на «Радио 1»
25 апреля в 13:07

Нонна Гришаева: Театр – это организм, который живёт и генерирует энергию здесь и сейчас!

Гостьей нового выпуска программы«Синемания. #СидимДома» стала Нонна Гришаева, заслуженная артистка России и художественный руководитель Московского областного государственного театра юного зрителя (МОГТЮЗ). В интервью Давиду Шнейдерову и Виктории Малюковой актриса рассказала, о том, как вверенный ей театр переживает самоизоляцию, как она сама и труппа поддерживают форму и что делает её счастливой на сцене.    

С: Нонна, чем сейчас занят МОГТЮЗ?

НГ: Мы, как и все театры, находимся на карантине, но жизнь не остановилась. Продолжаются онлайн-трансляции. Правда, у нас нет настолько много записей, как, например, в Театре им. Вахтангова, чтобы чаще показывать их зрителям.

Но, тем не менее, мы с коллегами придумали кое-что интересное. Дело в том, что в театре трудится много семейных пар с детьми. Они выбирают какую-нибудь сказку или рассказ и читают это всей семьёй, пока сидят на самоизоляции. Обязательно привлекают своих ребятишек.

Сама я вместе с  моим другом Алексеем Франдетти устраиваю читку глав из «Питера Пэна», которого мы совсем недавно поставили.

С: Поделитесь, что бы вы сейчас порекомендовали нашей аудитории почитать дома своим детям? Какие книги вы читали своему сыну и дочери?

НГ: Знаете, у нас в семье сложилась удивительная традиция. Когда я была совсем маленькой, очень любила фильм «Бесконечная история». Потом, когда подросла моя дочь, я нашла ей книгу и показала картину. Всё это она очень полюбила. А позже, когда уже Илюше было лет десять, Настя передала книгу ему. Он полюбил её не меньше и просто зачитывался произведением. Вот так это всё пошло – от меня к дочке, от дочки к сыну, и появилась традиция. Так что всем тем, чьи дети сейчас пребывают примерно в том же возрасте, я советую – дайте им прочитать «Бесконечную историю».

С: Нонна, профессия актёра сродни профессии спортсмена. Он всегда должен держать себя в форме.

НГ: Это правда!

С: Как артисты МОГТЮЗа поддерживают форму в этот период? Как вы, художественный руководитель, на это влияете?

НГ: Их совершенно точно не надо заставлять. Например, я сама каждое утро занимаюсь йогой, также делаю гимнастику Стрельниковой, к станку встаю, немного на тренажёрах занимаюсь.

С: Вот, кстати! Не все знают, что упражнения по системе Стрельниковой также являются хорошей профилактикой различных простудных заболеваний.

НГ: Конечно! Тем более сейчас! Это очень полезно. Можете смело начинать утро с такой гимнастики. Даже если вы очень хотите спать, выполнив эти упражнения, вы моментально обогатите себя кислородом и проснётесь. Мозг тут же активизируется, а вы будете бодры и веселы.

С: Нонна, как со временем меняется детская аудитория?

НГ: Есть одна главная, превалирующая проблема – болезнь гаджетомания, как я её называю. Театр ежедневно ведёт бой за детское внимание. Ведь актёр со сцены прекрасно видит эти синие огоньки. А когда их нет, возникает ощущение абсолютного счастья. Это значит, что мы, актёры, победили. Мы завладели вниманием юной аудитории, что даётся очень непросто. Взрослый зритель ведь гораздо сознательнее. Он приходит, отключает звук, убирает телефон и получает удовольствие от действа, которое разворачивается на его глазах.

Нонна Гришаева с спектакле «Питер Пэн»

С: Нонна, преподаёте ли вы сейчас онлайн?

НГ: Делать это довольно сложно. Самое удобное для такого формата, безусловно, лекции. Но мы со студентами вот каким образом занимаемся. Я даю им домашние задания. Например, недавно ребятам нужно было прочитать детские стихи. Что они приготовили! Придумали целые фильмы, собрали коллажи. Потом прислали это в специальный чат, где мы с другими педагогами всё отсмотрели, дали обратную связь и поставили оценки. Ещё одно из заданий студенты получили в рамках проекта «ИЗОизоляция», когда нужно повторить какую-нибудь картину. Совсем скоро будем рассматривать результаты.

С: Должность художественного руководителя театра подразумевает не только работу с репертуаром, но и ряд важных управленческих функций. Продумывали ли вы с директором театра, с его администрацией, как возвращать зрителей в зал, когда происходящее вокруг закончится?

НГ: Сейчас очень сложно предугадать, что будет дальше. Мы не пророки, мы можем просто предполагать. И вариантов тут два. Либо народ будет бояться, либо он настолько соскучится и оголодает, что не раздумывая ринется в театр. Но мы будем готовы ко всем вариантам. Совершенно точно сразу начнутся репетиции, постараемся проводить премьеры, как и планировали.

С: К каким спектаклям или съёмкам вам не терпится вернуться?

НГ: Знаете, съёмки – это не так важно и не так опасно. Т.е. съёмочный период мог на какое-то время прекращаться и без карантина. А когда перестают играться спектакли… Это же живой организм! Если ничего не делать, всё забывается, уходит, как вода в песок. Вспомнить материал и всё восстановить будет стоить артистам огромных усилий. Даже если сейчас ты, сидя на самоизоляции, репетируешь текст, тебе очень сложно, например, повторять какие-то танцевальные куски, номера. Нет элементарного взаимодействия с партнёром.

С: Совсем скоро наступит 9 Мая. Что этот день значит для вашей семьи?

НГ: С самого детства это был мой самый важный и вместе с тем самый грустный праздник. Возможно, потому, что мой дед – военный лётчик. Каждый год мы с ним ходили возлагать цветы на могилы солдат. И с самого раннего детства вместе с братом ходили на одесскую Аллею Славы. 

Когда я переехала в Москву, мне этого очень не хватало. Помню, как покупала охапку тюльпанов и шла в парк в Кузьминках. В знак благодарности раздавала цветы ветеранам, идущим навстречу.

Я в этот день всегда работаю. С удовольствием пою для ветеранов, потому что благодарность моя за то, что мы и наши дети можем жить, безмерна.

С: Есть ли у вас в театре какие-то традиции, особенные спектакли или капустники, которые вы специально готовите ко Дню Победы?

НГ: Обязательно! Есть два спектакля, которые мы обязательно играем 8 и 9 мая – «Соловьиная ночь» и «Песни Победы».

С: Нонна, что для вас Одесса?

НГ: Это мой воздух, моё подзарядное устройство, моя батарейка, моё солнце и море. Я ужасно скучаю по городу. (сейчас артистке запрещён въёзд на территорию Украины – прим. автора)

С: Как думаете, когда это закончится?

НГ: Не так давно дело сдвинулось с мёртвой точки, начались переговоры. Но, к сожалению, случился коронавирус, и процесс застопорился.

С: Вы как-то признавались, что хотите играть больше драматических ролей. Но почему? Ведь известно, что смешить людей в комедиях значительно труднее, чем заставлять плакать.

НГ: Мой самый любимый жанр – трагикомедия. Для меня как раз наиболее ценен тот момент перехода, когда ты заставляешь зрителя смеяться и уже через минуту плакать, а потом опять смеяться и вновь плакать. Это самое сложное, но как для актрисы – самый интересный процесс.

С: Нонна, можете объяснить вот какой парадокс. Киноиндустрия – весьма развитая отрасль, но кинозалы пустуют. В театрах же порой яблоку негде упасть. Почему так происходит? Почему люди предпочитают театр?

НГ: Наверное, из-за того самого обмена живой энергией, здесь и сейчас. Ни один суперсовременный экран не способен этого дать.

Нонна Гришаева в фильме «День радио»
Екатерина Тимошенко




Популярное на «Радио 1»
10:30 - 11:00
Знание – сила