Радио 1. Новости
10 августа 2018 в 19:45

От Пиковой дамы до Момо. Как меняются детские страхи

От Пиковой дамы до Момо. Как меняются детские страхи
©   YouTube

В соцсетях обсуждают новую страшилку – в мессенджере WhatsApp появился загадочный абонент Moмo, пугающий детей. Пользователям приходит приглашение отправить сообщение на неизвестный номер, который начинает присылать изображения с шокирующим контентом и угрозы. Месседжи приходят от жуткой девочки по имени Момо. Прототипом нового монстра стала скульптура женщины-курицы, созданная японским кукольным мастером Мидори Хаяши. Что общего у Бабы-яги, Пиковой дамы и Момо, выяснила корреспондент «Радио 1» Алина Кулагина.

Дети добровольно рассказывают друг другу страшные истории, мир страхов для них является инициацией, прохождением через определённый этап взросления, рассказала фольклорист, сотрудник Дома народного творчества имени В.Д. Поленова Варвара Добровольская

«Страшилки рассказываются в определённой ситуации. Это чаще всего летний лагерь, где дети вечером или у костра рассказывают истории. Это некий этап взросления. Страх, с одной стороны, как бы преодолевают, а с другой – важен сам факт слушания, ассоциирование себя с персонажами, размышление над тем, что бы мы делали в этой ситуации», – заметила Добровольская. 

Жители Москвы и Подмосковья, опрошенные корреспондентом Первого подмосковного, единодушно говорят: и их пугали, и они пугали.

«Родители пугали бабайкой из-под кровати, Пиковой дамой. Рассказывали про красные пятна на стене. У моей дочки пяти лет примерно те же страхи», – поделилась Анна Матвеева

«Бабой-ягой пугали! У меня тоже внуки, им говорят: надо маму и папу слушать, а то придёт Баба-яга и тебя заберёт», – сообщил мужчина в возрасте, представившийся Петром

«Мы с сестрой вызывали Пиковую даму. Потом нам показалось, что она действительно есть, смотрит на нас, мы выскочили на улицу. Ждали маму и домой не заходили, потому что боялись», – вспоминает Алла Фёдорова.

Детский фольклор в городе трансформируется, персонажи становятся реальнее. Меняется и функция страхов: в деревенской среде пугание ребёнка было неким способом его защиты, в городе – в большей степени способом манипуляции. 

«В русской деревне это было нормально, есть такое понятие – «букать» детей, чтобы они что-то не делали. Например – не ходи в огород. Пугают лизунами, красными шапками. «Не ходи к колодцу, в нем живёт водяной и тебя утащит». Постепенно огород отходит на задний план, и колодец – не самое распространённое явление. В городе можно уже пугать чужими людьми», – комментирует фольклорист Варвара Добровольская.  

По её словам, в советские годы после выхода повести Успенского «Красная рука, чёрная простыня, зелёные пальцы» детские страшилки стали унифицироваться под литературные тексты. Таким образом, народную традицию заменила литературная. Также сейчас в качестве страшилок рассказывают различные истории из криминальных передач. В целом страшилки как жанр детского фольклора уходят из активного бытования, их заменяет интернет-культура.

Впрочем, винить Сеть во всех грехах не стоит. Психотерапевт Александр Федорович считает, что интернет как коммуникативный массив не отличается от общения в широком смысле и влияет на детей не больше, чем страшилки по телевизору.

«Интернет – всего лишь механизм. Можно читать, можно говорить по телефону, а можно всё то же самое сделать в переписке, поэтому влияние интернета точно такое же, как и всего остального. Страшилки дети слышат гораздо раньше, чем понимают, что такое интернет, и к ним в руки попадают какие-то гаджеты», – пояснил Федорович.

По его словам, общение в интернете можно контролировать, не подавляя ребёнка, точно так же, как следить за ним на детской площадке.

Популярное на «Радио 1»
16:35 - 17:00
Бизнес‑ланч