Сказано на «Радио 1»
27 октября в 18:12

Глава г.о. Люберцы Владимир Ружицкий о штанах в клетку, люберецких парнях, науке, плюсах и минусах столичного метро

Глава г.о. Люберцы Владимир Ружицкий о штанах в клетку, люберецких парнях, науке, плюсах и минусах столичного метро
©   Радио 1
Подкаст
Владимир Ружицкий

Гостем нового выпуска программы «Первые лица» стал Глава городского округа Люберцы Владимир Ружицкий.

Владимир Петрович, вы из тех, кто родился на Украине.

Да, было такое дело.

Когда вы были маленьким украинским мальчиком, вы себе представляли, что когда-то будете жить в самом сердце некогда огромной страны и работать?

Ну, особо не представлял, но мне повезло, как многим жившим в большом Советском Союзе. Где бы мы ни были, это была моя родина, поэтому я вот учился в Москве, служил в Баку – два года это была моя родина, работал студентом в стройотрядах в Казахстане, в Киргизии, в Узбекистане – это везде была моя родина, и я чувствовал себя везде дома. Понятно, что, учась в школе, будучи там маленьким, у нас была очень много родственников, кто жил в Москве, в Тюмени, на Дальнем Востоке. Так уж получалось, что выходцы с Украины многие служили в вооруженных силах, вот у меня до сих пор помню была такая детская мечта стать летчиком. А почему? потому что дядя значит был военным летчиком. Я помню мне может лет 8-9 было, он приехал, тогда уже был полковником, кокарда, было лето, я помню приехали к ним в гости с отцом и на окне лежала его фуражка, вот кокарда летчика, ну как пацану запало и такие мысли у меня были. Ну то есть суть в том, что в большом Советском Союзе я скажу я шутя это конечно говорю, я потерял Родину в том плане, что в плане Советского Союза. Это на самом деле, об этом говорит и Владимир Владимирович, это большая трагедия для народа, это трагедия. Она сегодня же, будем так говорить, вот эти раны на сегодняшний день это хоть нынешний Карабах или это тот же Донбасс, это все как бы звенья одной цепи, это некая драма, для молодых людей это может быть не очень понятно, а для людей моего возраста и кто-то старше и кто-то младше, то это очень близко, где-то больно, но это история, так уж сложилось, это отдельная тема, на эту тему мы очень много говорим, потому что создать что-либо очень сложно, это требуются годы. Я вам скажу Советский Союз создавался кровью в чем-то где-то, жертвы многочисленные, белые-красные – это жертвы, и в одночасье разрушить каким-то троим, я извиняюсь, чудакам ума не надо. Вот это как бы драма, это сложнейший вопрос, я думаю, что до сих пор ответов на эти вопросы нет, но они есть эти вопросы, и будут со временем историки, философы рассматривать, главное, подобных ошибок не совершать. И то я думаю, что дело времени, когда как-то всё вернётся на круги своя. История Руси знала очень много примеров, когда были какие-то князья, были какие-то скажем славянские уделы и каждый боярин, князь воевал за своё, потому что ему было интересно, он сам себе хозяин.

Ну вы не отделяете сейчас всё равно вот в вашем понимании все бывшие страны, как сейчас говорят – бывшего советского пространства? Для вас это до сих пор единое целое?

Да, это единое целое. Это отдельная тема, сложнейший вопрос. Мы видим много здесь выходцев из Средней Азии, и я к ним отношусь где-то снисходительно, потому что мне их жалко, все-таки они уехали из родных домов, бросили семьи, чтобы заработать какую-то копейку, а семьи у них большие. Они же работают у нас в сфере ЖКХ и так далее, у них по пятеро-семеро детей, а у них же раньше была возможность работать на месте и мы друг друга дополняли значит, кто-то там делает какой-то хлопок, какие-то другие товары производил, кто-то в Норильске добывали руду, Кемерово там Кузбасс, та же Украина, да, там и машиностроение было развито. А кому сегодня нужна Украина со своим машиностроением? Такая кооперация была в масштабах Советского Союза, поэтому это некая драма и я думаю, от этого все пострадали. Кто выиграл? Выиграл какой-то хан, князь, президент в лице Украины там или Узбекистана – он стал там барином, а основная масса проиграла – это ж все понимают.

Вы уже сказали о том, что у вас такая серьёзная география в вашей жизни, служили в армии вы, как вы оказались в Московской области?

Это такая история длинная, я шутя говорю, что благодаря коллективизации. Значит потому что в своё время значит получилось в тридцатые годы один из родственников в силу разных причин, философски относился к колхозу, не хотел вступать в колхоз, хотя у него, как говорят мне родственники, пара лошадей, да 20 овец. Он не хотел вступать в колхоз, должны были его арестовать, предупредили, у него было двое детей, он этих детей и жену под мышку на какой-то поезд и доехали до Москвы. И поселились вот в Усово, в Подмосковье. И он появился только в наших краях в 60-е годы, и получилось, что моя сестра двоюродная вышла замуж, вот за одного из сыновей, приехала сюда в Москву. Значит, тётка моя, значит, тоже жила в Москве, она в 30 годы уехала и получилось как-то так. Про летчика я уже сказал, что я по зрению не прошел в эти летчики, и я приехал поступать в МАИ, в конечном итоге поступал в училище имени Баумана. В силу того, что я поступил на вечернее, забрали в армию, а после я вернулся, мой друг учился в Московском Горном институте, а я говорю, что во многом у меня в жизни сложилось, я благодарен друзьям, это правда.

А вот ваша должность нынешняя, она дружбе не помешала?

Нет-нет, у меня целый ряд моих друзей с кем я учился в институте, были в стройотряде, они сегодня работают в том числе в администрации. Дело в том, что в Советском Союзе всё было предельно как-то систематизировано, ну велось все-таки плановое хозяйство, и вот эта заорганизованность может привела к тому, что и Союз рухнул, ну это отдельная философская тема, но суть в том, что я когда заканчивал горный институт, а я слава Богу хорошо достаточно учился и распределился на Малаховский экспериментальный завод. Это был единственный завод на просторах большого Советского Союза, где была запредельно развита угольная промышленность, рудная, всевозможные месторождения, которые разрабатывались, вот образцы, которые добывают что-либо, то есть полезные ископаемые подземным способом, вот первые образцы этой техники создавалось на Малаховском экспериментальном заводе.

Вы для этой деятельности как раз подходите, у вас такой характер и видимо от предков это у вас пошло, это чувствуется сразу, такой бунтарский?

Ну не то, чтобы бунтарский, есть возможно какие-то проблемы.

В армии как с таким характером?

Нормально, я был старшиной.

То есть вы командовали парадом?

Да, дело в том, что мне тоже в этом плане повезло, кто служил в армии, те понимают, был направлен в учебку, или школа сержантов называется, там полгода, там обучали…учебка или школа сержантов связи, то есть я был отобран, и я кстати радист первого класса, и меня после учебки оставили в учебке

Научился сам – научи других?

Ну принцип такой, значит, в войсках, конечно, основное звено это офицеры, но основное звено срочников это сержанты, вот я остался в учебке, был и младшим сержантом, и сержантам, и старшим сержантом, и старшиной

Вот этот опыт, когда воспитываешь молодых солдат, там, равняйсь! Смирно! Вы потом в личную семью перенесли или нет? Детей воспитывали тоже так? Упал отжался?

Вопрос тоже такой непростой, если кто-то говорит, что он, я таких не знаю примеров, если он скажем там на работе или в кругу друзей он один, а дома другой – это обманывает, какой человек на людях, такой он и дома, он же себя не может изменить.

У вас сколько детей?

Двое.

Они уже наверняка взрослые?

Да, взрослые.

Они когда вспоминают о своём детстве, они не говорят: пааап! Обычно же дети упрекают? В чём вас упрекают дети?

Я думаю, вслух они мне об этом не говорят. Я не думаю, что я там подходил к где-то жёстко или жестоко, но они знали, что нельзя. Я допустим, как все парни растут, сын понятно, что где-то лет в 13-15 как все мальчишки, понятно, что где-то озорничал, это тоже было, он знал, что со мной нельзя шутить это нормально

На работе тоже знают, что с вами нельзя шутить?

Ну мы на работе шутим иногда, почему нет.

А к внукам уже другое отношение?

Я не могу сказать, что у меня к внукам другое отношение, чем к детям, потому что я, по моему пониманию, вот это ложная любовь, она я наблюдал за многими.

Ну а что такое ложная? Напоказ?

Я оцениваю возможно это сюсюкание, вседозволенность – она в конечном итоге, когда мальчонке или девчонке 2-3-5 годиков их баловать, но они тоже должны знать, что можно, а что нельзя, понятно, что это играючи.

С вами не забалуешь, я так понимаю?

Ну я не могу сказать, что не забалуешь, ну как-то я сторонник что уже человечек маленький он должен понимать, можно или нельзя.

Вот насчёт можно или нет есть такое понятие в юриспруденции о том, что незнание закона от юридической ответственности не освобождает. Обычно, когда людей обвиняют в каких-то деяниях, они говорят: да я же не знал, если бы я знал, то не сделал бы ничего. Вы получили юридическое образование, насколько вам это помогает в работе?

Так у меня жизнь сложилась Слава Богу, что я в своё время, когда можно было создавать разного рода ТО, ООО сейчас это называется, то в свое время, это был 90-й год, под номером 16 мы ТО создали с друзьями, товарищами под номером 16 в Люберцах. Тогда появилась налоговая инспекция, в налоговой инспекции большого Люберецкого района работало пять человек. Мы не оперировали, не знали, не работали с наличными деньгами, налоги, безналичные мы же ничего не знали. Может кто был бухгалтером и я же потом общался с ребятами, кто работал во Внешторге, где-то были на западе, имели практику, мы же не имели практику, мы шли как слепые котята на ощупь, но многого не знали, советовались, попадались в чем-то, потому что, ну я скажу, что кто не говорил, любая структура, любая организация стремится минимизировать налоги, каким-то образом увеличить доходность, снизить себестоимость - масса вещей. Мы тогда как бы этим занимались, где-то мы порой не дорабатывали, это потом уже понимаешь, а когда ты идешь, не знаешь. Поэтому так сложилось, что я как бы занимал какие-то должности по жизни и, по сути, мы уже в 94-м году создали уже дочернее предприятие.

Вот кстати о предприятиях 90-х годов, у вас в гардеробе в 90-е были брюки в клетку?

Не было.

Вот я не местная, но мне тут коллеги рассказали, что в девяностых в Люберцах отличительным внешним признаком были брюки в клетку, которые характеризовали принадлежность и, мы все знаем, и в песнях, и в народном творчестве, Люберцы девяностых - это такой символ жизни лихих девяностых.

Я вам сейчас расскажу, потому что в лихих 90-х я жил, я участвовал, я прожил эту жизнь, и те, кто не знают или скажем насмотрелись разного рода фильмы типа Бандитский Петербург и всё такое.

То есть, это всё народный фольклор?

Я вам скажу, это отдельная сложнейшая тема, мы уже об этом говорили – разрушение Союза, и он же рухнул не в одночасье, я немножко участник тех событий, и эта тема готовилась, готовилась достаточно интеллектуально, глубоко. Я работал в системе угольного машиностроения, я десятки раз спускался в шахту, бывал на шахтах, в коллективах шахтовых, это очень сплоченные, крепкие мужики, крепкие коллективы, где на самом деле человек стоит за человека, потому что человек, который спускается в шахту, всегда под вопросом: он оттуда поднимется или нет, это все шахтеры знают.

Поэтому в советские годы, в 90-е годы из чего наносился удар по власти Советской? Из шахтовых коллективов, то есть туда скидывалась бацилла недовольства, это в конечном итоге развернулось в забастовки и прочие недовольства, и искали какие-то территории, где, эти территории в чём-то сплоченные, спортивные, патриотичные, потому Люберцы всегда были территорией патриотизма, и в Люберцах были качалки, в Малаховке, это Люберецкий район, есть Институт физкультуры, сейчас называется академия физической культуры, в советские годы при ЖЭКах были инструктора спортивные, этих студентов обязывали, заставляли, они на наших территориях в жэках отрабатывали и работали спортивными инструкторами, это сейчас ФОКи, спортивные площадки, жизнь немножко изменилась, а в советские годы такого не было, но по подвалам были качалки, ребята занимались, инструктора занимались, были стадионы, то есть вот это тема двигалась. И по сути в те годы, я помню, девяностые получилось так, что по Москве гуляли так называемые панки с фашистской символикой, вот эти прически раскрашенные, петушиные, нормальным людям это не нравилось и люберецким это не нравилось, и понятно провоцировали, и были потасовки, были драки между люберецкими и вот этими новоиспеченными модниками, пришедшими из Европы. И я оцениваю, что может даже люберецкие делали правильно, если с сегодняшней колокольни. Потом эти движения кто-то взял в свои руки и бандитизм в том числе процветал, и слава богу меня эта чаша миновала, но суть в том, что где-то года с 97-98-го уже все-таки начало возрождаться и КГБ, ФСБ, и полиция заработала, а с приходом Владимира Путина с 2000 года эта система властная взяла верх и сегодня все находится под контролем. Да, был период, где все понимали ты с кем: с правоохранительными органами или с этими бандитскими формированиями. Мне немножечко повезло, мне как-то друзья-товарищи, с советских времен, которые служили и в системе КГБ, и полиции, благодаря друзьям я прошел этот путь как-то нормально.

Вот вы когда работали в сфере ещё производства, в шахте или в этом направлении, ведь уроки жизни очень многие мы получаем в том числе на работе, поскольку очень много времени здесь находимся. Когда вы находились в рабочей среде и потом вы сделали некое движение уже в сторону власти, какие уроки вы вынесли оттуда из той своей рабочей истории для того, чтобы сейчас иногда себе об этом напоминать и как-то может быть лучше людей понимать или может быть правильнее в обстоятельствах разбираться?

Я помню, начинал работу, пришёл на завод, работал год слесарем-гидравликом, был директором завода мудрейший человек, у нас была разница в возрасте - 43 года, мне было 30, а ему 70. Вот он мудрейший человек и я помню, когда я распределялся на завод, то одним из условий, что я прихожу на завод, но я год работаю на рабочей должности. Суть в том, что молодой специалист не может работать на рабочей должности, директор должен дать инженерную должность. Поэтому я как молодой специалист писал сам заявление в кадры: прошу меня назначить на рабочую должность

Я написал и год работал, это очень важно, потому что когда ты инженер-механик, то ты должен знать, что такое ключ, молоток, гайка, болт, всё остальное, поэтому это познается через руки. Я помню, что такое рабочий, в раздевалке приходишь и слесарь гидравлик к концу рабочей смены ты весь в масле, мазуте, как положено. Помню, прихожу, раздеваюсь и подходит ко мне мужчина, ему было лет за 50, а мне 25, и говорит: у вас нет 20 копеек? Я ему дал 20 копеек, проходит неделя, он ко мне подходит и говорит: я у вас брал 20 копеек и возвращает. То есть в рабочих коллективах немного другая атмосфера, другая обстановка, там извините понятно: этот алкаш – с ним одно отношение, а этот нормальный – этот труженик, он очень педантичен, он просто по своей природе добросовестный, открытый, это видно, там не скроешь. Поэтому в рабочих коллективах все немножко по-другому. А уже отдельная тема, когда ты двигаешься как-то, работаешь, там же не скроешься, тем более я вот жил на поселке в Малаховке, где ты живешь на поселке, это микрорайон завода и работаешь на заводе, когда тебя все знают, видят, я потом уже стал и инженером, и ведущим инженером.

У вас же было еще движение, как говорится, по партийной линии, вы были депутатом Московской областной думы и секретарем Комсомольской организации, секретарем парткома, вот на ваш взгляд, это участие в общественной жизни, принадлежность к партии, к какой-то организации – это обязательная составляющая для того, чтобы сделать карьеру?

Если человек стремится и хочет каким-то образом среди людей, то участие в общественной жизни просто обязательно.

А партийная принадлежность?

Вот чем было хорошо в Советском Союзе: других партий не было.

Но сейчас тоже можно сказать, что есть партия большинства…

Моё отношение к партии, это я говорю себе, своему окружению, и это я говорю смолоду,  ну я особо нигде не акцентирую, но у меня есть эпизод, что я заканчивал ещё высшую партийную школу при ЦК партии. Это было достаточно такое образование знаковое. Человек, который это прошёл и был уже направлен, то это как бы уже другое отношение к этому человеку, это отдельная история. Суть в том, что кто бы что ни говорил, в любом государстве как бы определяет люди. Они определяют через какие-то движения или хотите групповые интересы, их можно выразить либо через профсоюзы условно говоря. А если это политическое, то это уже партийность. Это неважно: Россия, Германия, Франция Америка и если ты хочешь как-то достучаться и решить какие-то вопросы, то это можно через группы, через организованные группы, через партии, ну Советский союз так был устроен, современная Россия немножко по-другому, и я думаю, что современная Россия.

Пока что в этом только формируется, потому чтобы сформировалась какая-то партийность и в этих партиях проходили какие-то вопросы, которые требуется воплотить в жизнь, все эти вопросы шлифуются и нельзя сравнить современную Россию 2020 года с 2000-м годом. Это совершенно 2 разных страны, есть плюсы и минусы, сейчас не хочу эту тему глубоко уходить, но и партия Единая Россия за это время скажем прошла определенный путь и многое сформировано положительное, хотя здесь нет предела совершенству.

Вы из тех, кого можно назвать старожилом подмосковной власти.

Есть такое дело, да.

Сколько лет вы возглавляете округ?

Округ я возглавляю с сентября 2005 года. Вот уже 15 лет.

Когда такой большой срок, вы видите, что происходит вокруг. Вы собираетесь с коллегами на совещание или смотрите в новостях, кто-то подал в отставку, кого-то уволили, кем-то заинтересовались правоохранительные органы. Меняются лица, меняются коллеги. Когда такое происходит, какие мысли у вас возникают?

У меня особо мыслей на эту тему нет, потому что у меня подход такой, что все, что происходит - все к лучшему. Кто-то принимает решение самостоятельно, кто-то думает и к нему приходят посылы, что он там уходит, все по-разному. Поэтому дело в том, что властные структуры они как там точно выразиться, они своеобразные. И эта работа - это далеко не мед и не сахар, это кто не знает, особенно в нынешних современных условиях. Суть в том, что на сегодняшний день первое лицо, глава, скажет о будущем, кто будет в этом кресле и коллегам своим, тут не позавидуешь, потому что мы сегодня ведем трансляцию в инстаграм, завтра у меня встреча с жителями, я присутствую в инстаграм, в Вконтакте, мы всегда ведем прямую трансляцию, я всегда совещания провожу особенно по понедельникам, какие-то установочные, обязательно мы ведем эфир в истаграме и в Вконтакте. Присутствую в фейсбуке, я уже не говорю там про почту. Все время на виду. Ты обречен. И сегодня я своим коллегам говорю, сегодня все, что происходит в Люберца, я провожу совещание, вот сегодня я проводил там с медиками, с правоохранительными органами проводим, какие-то вопросы, связанные с благоустройством, строительством, много всего, с педагогами. Если кто-то думает, что в этом городе, в этом округе есть кто-то другой, кто должен этим заниматься, других людей нету, только те, кто находится в зале. Понятно, что сейчас жизнь так сложилась, что ты находишься у какой-то власти. Она не такая уж и большая, но она есть. И ты за что-то там отвечаешь, и ты должен делать. И обычному человеку, который проживает в городе или в поселке, как им достучаться до, по их мнению, большого чиновника. Не зайдешь и не достучишься. Либо он уехал, либо охрана не пускает. А сегодня социальный сети позволяют с главой, с любым заместителем жить и работать в режиме онлайн.

Но они же еще позволяют и другое, например, оскорблять, сказать, что засиделся и кому-то дорогу нужно уступить. Не всегда же конструктив? Как вы реагируете?

Я на это реагирую, не хочу в эфире говорить. Когда ко мне приходят, или работники говорят, мне там кто-то написал, люди разные, ну я мягко говорю “этот человек не в себе”, а я говорю “а ты сам в себе”. Потому что люди, которые в себе, я шутя говорю, в администрации не работают. Поэтому находите общий язык. И Андрей Юрьевич в свое время провозгласил, лозунг спорный, но он имеет право на жизнь, я это поддерживаю. Житель всегда прав. Да, если он не прав, то и ты также не прав. Понятно, что порой мне пишут, что в квартире нет тепла или нет воды, понятно, что у нас система отлажена, благодаря ЦУРу и так далее, значит идем, проверяем. Бывает пишут, а в квартиру не пускают. Тогда мы идем на этаж выше или ниже, проверили и составляем акт, что вверху и внизу есть и вода, и тепло, значит в этой квартире должно быть тепло. Пишем это жителю, потому что он это отправляет с какого-то аккаунта, с каких-то своих источников, что мы проверили. если у вас вопросы есть, пожалуйста вот такие-то телефоны, звоните и мы придем. Вас не было дома, мы не смогли к вам зайти. Разные случаи бывают. Все-таки на территории проживает сколько-то там порядка 320 тысяч населения и люди разные бывают. Мы стремимся хотя бы быть на контакте, людей, я извиняюсь за такое слово, не дразнить, потому что люди сегодня живут сложнее, чем даже полгода назад. Понятно, что есть эмоции, есть определенное недовольство. И если в это недовольство ты еще что-то посылаешь, подливаешь бензин или керосин, это будет только полыхать. Поэтому мы стремимся это хотя бы сглаживать и находить контакт. Это сложно порой, но мы стремимся.

Вы занимались ещё научной деятельностью. Вы доктор технических наук, профессор, автор более 20 изобретений. Вот вы сделали такой путь от слесаря к профессору. Ваша жена замуж за слесаря выходила или за профессора?

Конечно, за слесаря. Я был уже инженер. Даже не так, мы познакомились, учились на 4 курсе и через 2 года мы поженились. Я был студентом. Я отдаю себе отчет, что характер у меня не подарок, это я понимаю. Я сейчас себя оцениваю, что я стал спокойнее и выдержаннее. Лет 20 назад это было совершенно по-другому.

Научные работы существуют для того, чтобы в конечном итоге прийти к какому-то практическому применению. Не просто, чтобы кто-то сказал, я кандидат наук или доктор. На ваш взгляд, как ученого, насколько сегодня в Подмосковье и, в частности, в вашем округе научные подходы применяются в практической работе?

Вопрос непростой, особенно сегодня. Система в Советской союзе в науке и особенно в промышленности была совершенно по-другому выстроена. Опять же я не оцениваю, правильно или неправильно. С точки зрения развития государства, развития науки, конечно она была правильной. Вопрос, эффективной или нет - вопрос философский, спорный. В чем-то было и неэффективно. Это тоже имеет место быть. Суть в том, что наука в годы Советской власти, она приветствовалась, оплачивалась. Я вам скажу, защитил кандидатскую - давали жилье тогда. Тогда сразу +18 метров, если ты защитил кандидатскую. А сейчас какой интерес в этом плане. Я не говорю про зарплату. И зарплата сразу была выше. Сегодня ничего этого нет. Сегодня стимула, я оцениваю, работодателю особого нет. Потому что любой работодатель, особенно частный предприниматель, заинтересован в получении выгоды сейчас. Понятно, что возможно нужно новые разработки, они требует экспериментальных изысканий, научных изысканий. Вот я когда работал на заводе, у нас была экспериментальная база, ничего подобного в Европе не было, что-то подобное было у американцев. У нас такая мощнейшая экспериментальная база, это полная имитация всех шахтных или рудных условий. У нас было все, что связано с горной тематикой. Докторские, кандидатские защищались на базе вот этого испытательного центра Малаховского экспериментального завода. Сегодня все по-другому. Может быть что-то сохранилось в оборонке, я не знаю. Все остальное - как-то нет. Я думаю, что в перспективе как-то думающие люди должны к этому возвращаться. Потому что все двигает наука и двигают умы, эту тему надо как-то выуживать. У нас сейчас, к сожалению, я не знаю, кто бы занимался мощными экспериментальными исследованиями в области, не знаю там, академической науки или какой-то экспериментальной науки. Я особо этого не знаю. Понятно, что сегодня мы все ищем вакцину против вируса, понятно, что какая-то там наука сохранилась, понятно, что сегодня летают корабли в космос, понятно, что что-то сохранилось у нас на территории ведущие предприятия в области космонавтики, где делают скафандры это завод Звезда, ну я же говорю с руководством предприятия, чтобы как-то, как было в Советские годы, выделялись деньги на неокорные испытания. Тоже этого нет, то есть за счет каких-то внутренних ресурсов, резервов, все сложно сегодня в силу разных причин, это сложнейшая тема.

Давайте перейдем от научных взглядов к местным проблемам. Я искала в соцсетях, какие проблемы являются важными. Я вам прочитаю строчку из Википедии, а вы скажете, соответствует это действительности или нет. Когда мы набираем город Люберцы, в одной из позиции написано: Люберцы являются 6 по численности населения городом Московской области и 1 по плотности. Город Люберцы является одним из лидеров Московской области по количеству вредных промышленных выбросов в атмосферу. Это правда или ложь?

Это неправда. Правда то, что мы по плотности первые. Люберцы, это тоже мало кто знает, они застраивались по проекту по генплану Москвы. Поедете вы в Химки, Мытищи, там есть центр города, в Люберцах нет центра города. Город застраивался как некоторый микрорайон в Москве. Потом в 60-х годах проложили кольцевую дорогу, Люберцы оказались за кольцевой дорогой. Я вернусь к тому, что в Люберцах много выбросов - это неправда. Люберцы в свое время были крупным научным промышленным центром с развитым сельским хозяйством, потому что Люберецкий район входили нынешние Котельники Белая дача, ГПЗ Петровский это оно базировалось в Лыткарино, но база эта была в Люберцах, город Дзержинский и там был ряд предприятий Нива и так далее. Это все были Люберцы. На Белой даче это было самое крупное тепличное хозяйство в Европе. Это все были Люберцы. Госплемзавод Петровский - по выращиванию крупного рогатого скота, как именно племенное, племенные быки. Это самое крупное хозяйство было в Советском союзе. Это все опять же Люберцы. Промышленные, оборонные предприятия - это все Люберцы. Потом когда Борис Николаевич сказал, берите власти сколько хотите, Чечня взяла по-своему, а Люберцы в 1996 году город Дзержинский вышел из состава Люберецкого района, город Котельники вышел из состава Люберецкого района. Поэтому Люберцы стали немного меньше. Но плотность населения она той же осталась. Ряд предприятий, как например, завод Ухтомского в 1990-е годы к сожалению обанкротился. Целый ряд оборонных предприятий как завод приборов в силу разных причин прекратил существование. Сегодня ряд таких предприятий как индустриальный парк. То есть все стало по-другому. Но чтоб наши слушатели знали, Люберецкие знают, потому что я об этом постоянно говорю, суть в том, что Люберцы находятся на юго-востоке Москвы, есть такое понятие, как роза ветров, вот роза ветров на юго-востоке Москвы, вот завод нефтеперерабатывающий завод в Капотне, где он находится, в Капотне через дорогу от Люберец. Есть очистные сооружения Мосводоканала, где они находятся - почти в центре Люберец, это уже Москва, называется Некрасовка. Мусоросжигающий завод находится рядышком с Некрасовкой в Кожухово. И понятно, что иногда бывают аварийные ситуации на НПЗ. Я не хочу сейчас об этом говорить, потому что мы в прокуратуру обращаемся, там проверки, их штрафуют. Иногда я допускаю, что есть выбросы на мусоросжигающем заводе, потому что скорее всего балуются, но мы не можем установить, потому что летучесть этих веществ, которые после отжига через трубу вылетают, они очень быстро распадаются и выловить сложно. И поэтому мы время от времени в прокуратуру в наши следственные органы, где-то мы кому-то грозим, но тема и проблема есть экология Люберец, потому что юго-восток - роза ветров на юго-восток на Люберцы. Поэтому страдают Люберцы, Балашиха, Котельники – вот это направление.

Московское метро стало доступно и в Московской области, в том числе и в Люберцах. Тезисно, какие плюсы от этого муниципалитету и какие минусы, не утекла ли рабочая сила?

Я оцениваю здесь в основном плюсы, кто бы что ни говорил. Я помню, что это первый раз 5-6 лет назад прозвучало, какое-то экспертное сообщество делали анализ и по транспортной доступности среди городов Московской области Люберцы на первом месте. Потому что это железнодорожная станция, автосообщение и так далее. А когда открыли станции метро вокруг Люберец, это, по сути, 6 станций метро, это южная и северная сторона Люберец. Понятно, что жителям стало гораздо легче добираться ездить, кто-то работает, кто-то учится. Есть минусы, потому что кто-то приезжает с Раменского или с Егорьевска на машине и ему надо эту машину где-то оставить и понятно, что эти дворы, которые примыкают к метро, мы где-то пытаемся ставить шлагбаумы, как -то контролировать. У нас есть перехватывающие парковки. Люди же разные и область у нас большая. И жителей много. Поэтому есть проблема парковки в этих территориях, которая примыкает к метро, а так в целом плюсы.

Какие самые основные, самые болевые точки в вашем муниципалитете? Может быть три главных. И как в ближайшее время или может не в ближайшее они будут решены?

На сегодняшний день главная болевая точка - она у всех на слуху – это ковид, это вирус, это медицина, это обеспеченность койками. мы это с помощью губернатора, с помощью правительства, Минздрава это делаем. Поэтому мы открыли и в Красково на базе больницы мы сделали инфекционную больницу 369 койко-мест. Мы буквально неделю назад переделали физкультурный оздоровительный комплекс по инфекционную больницу, решаем другие вопросы. Завтра встанет вопрос переделать администрацию под инфекционную больницу – это не вопрос, мы ее переделаем. Врачи. Вот есть проблема врачей, медсестер. Это такая проблема и мы над этим думаем и конечно привлекаем жильем.

Что вы готовы предложить тем, кто, например. сейчас слушает за тысячу километров?

Кроме того, что зарплата для тех, кто работает в инфекции она там от 200 тысяч и выше. Кто работает сегодня в инфекционных отделениях у нас там такие зарплаты. Труд тяжелый, не безопасный. Но сегодня с точки зрения оснащения для врача он оценивается безопасный. И мы жилье, вот гарантируем жилье. Все, кто меня слышат, могут звонить мне, через вашу студию, инстаграм вконтакте и мы будем рады принять и обеспечить, и есть перспектива.

Большая нехватка? Мы можем назвать какую-то цифру?

Я вам скажу, что на сегодняшний день связано с инфекционными подразделениями мы готовы принять не менее 20 врачей. Там разные специальности, но это уже вопрос такой, там по факту с каждым индивидуально будем отрабатывать. Особенно рентгенологов не хватает. Это первый вопрос. Второй вопрос у нас присутствует и жители об этом знают, это все, что связано со станцией Люберцы-1. Сегодня у нас есть определенное предпроектное решение, транспортно-пересадочный узел с определенными подходами. Это железнодорожная станция, но там примыкает и автобусная станция, там и парковка и остановка маршрутных такси это такой транспортный узел. Поэтому на сегодняшний день с помощью Андрея Юрьевича есть решение правительства, что мы оценили совместно с правительством Московской области снос и выкуп того, что там в 90-е годы часть территории была выкуплена и передана в частные руки, чтобы это сегодня как-то привести в порядок, надо выкупить. затраты большие или малые - это вопрос философский. Но они не малые. Это в пределах миллиарда рублей денег. И область на это готова пойти. Мы сегодня в поиске инвестора. И суть там в том, что надо снести все под бульдозер и с новым инвестором разработать план и построить необходимое здание, сооружение, бизнес-структуры, которые украсят центр города.

Вот придёт инвестор. Он вложит средства, построит. Что взамен он получит?

Сразу скажу, что область за свой счет сносит, а он вкладывает свои и имеет право там строить свой бизнес-структуру, начиная от торгово-развлекательных комплексов, в том числе там возможно строительство бизнес-структур офисов, потому что это хорошая транспортная доступность. Более того там в пределах 3-4 лет пройдет еще легкое метро, которое соединит целый ряд городов Московской области. Это хорошее бизнесовое место. Были определенные интересанты, мы эту тему рассматриваем вместе с правительством Московской области. есть шансы этот вопрос обустроить. Люберцы будут другие. Тем более сегодня в развитии Октябрьский проспект, он расширяется, Новая Рязанка. Люберцы через 3-4 года будет совершенно другой город. В центре города есть еще такое пятно. Это завод Ухтомского там собственно их здание, иностранный гражданин. мы все суды выиграли и сейчас работаем над тем, чтобы привлечь эту территорию в оборот, бизнес-оборот городского округа, потому что это центр города. Перед нами стоит такая задача. Ну и люберчан интересует еще вопрос такой важный, это мы последние лет 5 об этом говорим, но он не двигается, это строительство хореографической школы с реконструкцией ДК, это есть в планах Московской области, но в связи с пандемией эта тема отнесена в силу разных причин и в первую очередь финансовых. Кратко, что у нас есть основное, ну и основное без денег ничего не сделаешь, поэтому стоит задача развивать и привлекать бизнес, мы это делаем.

А есть пожелания, в какие отрасли вы бы хотели?

В своё время, когда Люберецкий район был как район, то среди всех районов Московской области Люберецкий район по территории самый маленький. А по плотности мы первые. У нас есть возможности, есть территории, а самое главное, есть люди, по количеству средних и малых предприятий Люберцы входят в тройку по Московской области. А мы по численности типа шестые. Суть в том, что у нас есть люди и стоит задача на территорию привлекать современный бизнес, возможно IT технологии, возможно интеллектуальный бизнес. Такие вопросы мы поднимаем. У нас хорошо работает торгово-промышленная палата, союз промышленников и предпринимателей очень хорошо очень интересные люди очень интеллектуальные с опытом огромным. Поэтому я надеюсь, что с их помощью и мы в этом участвуем с помощью правительства области, будет помощь в развитии бизнес-структур на территории.

«Первые лица». Выпуск #8
Кристина Никитина




Популярное на «Радио 1»
13:04 - 13:34
Открытая студия