Поэт Владимир Вишневский: Я – фанат Подмосковья

Поэт Владимир Вишневский: Я – фанат Подмосковья
© «РИА Новости» ,   Екатерина Чеснокова

Поэт Владимир Вишневский рассказал в интервью «Радио 1» о своём восприятии Подмосковья, о детских воспоминаниях и любимых местах Московской области.

Что значит для вас Подмосковье? Какие воспоминания с ним связаны?

Я – фанат Подмосковья. Вся моя жизнь проходит под собственным слоганом «Москва, Москва, столица Подмосковья». С этим связано и моё детство по чужим дачам, и электричечное провожание девушек, и поездки к друзьям, и картошка, и работа в подмосковной газете некоторое время, когда нужно было как молодому корреспонденту ездить на строительство одного пивзавода, который сейчас всем известен. Поэтому для меня Подмосковье – большая эмоция, большое воспоминание. Кстати, я считаю, что для отдыха в Подмосковье самый адекватный, сбалансированный климат. Подмосковье м центр Средней полосы. Речное купание в Подмосковье я люблю больше морского. Подмосковье для меня – часть жизни, всегда есть летняя устремлённость поехать в Подмосковье. В юности я часто намечал объект интереса. Вот едешь ты на электричке и видишь потрясающая косогор у Савёловской железной дороги, на станции Некрасовка. Я считаю, что осталось ещё много мест, несмотря застроенность. Помните, как драматург Зорин сказал: «Едучи лучезарным Подмосковьем»? Хотелось бы, чтобы оно сохраняло лучезарность. И ещё – я учился в Московском областном педагогическом институте имени Крупской.

Какие, по-вашему, существуют поводы поехать в Подмосковье?

Всегда надо придумать себе какой-то повод. Можно побродить лёгким дураком по лесу. Лес – это как общение с живым человеком: чем больше этого лишён, тем больше хочется. Надо найти какой-либо культурный и духовный повод для поездки на природу. Например, усадьба Абрамцево. У меня детство прошло в детском саду деревне Хотьково. Но только будучи взрослым, я узнал, что там есть усадьба Абрамцево. Я поехал туда, конечно, с девушкой, но всё же прикрывшись хорошим духовным поводом. И вот теперь я знаю, что такое усадьба Абрамцево.

 Есть ли у вас дача в Московской области?

Никогда не живя дачной жизнью – так сложилось, мы обычно гостили у друзей на даче, – я не утратил ощущения некой чрезвычайности выезда в Подмосковье. Это должно быть каким-то летним событием, а не чем-то техническим. Иногда это становится грядками, разговором о том, что кто-то купил вагонку. Монологи дачников, у которых мы гостили, всегда были очень похожи: соседи хвастались, например, что купили вагонку. Гораздо лучше, когда это не является для тебя бытом – переночевать где-то на даче у друзей по детству, утром отразиться в бочке с дождевой водой – это очень яркое детское впечатление.

У вас было подмосковное пионерлагерное детство?

Каждое лето я ездил в пионерлагерь одного министерства, связанного с деньгами, в Домодедово. Домодедово для меня – почти культовое место. В Домодедове есть потрясающая река Рожайка, где есть пещеры, интересные для спелеологов. Не знаю, есть ли они сейчас. Рожайка – места, связанные со следами ледника, Ледникового периода, они там были в прошлом веке, в пору моего детства.

Есть ли у вас любимые водоёмы в Подмосковье?

Я очень люблю Истру, Истринское водохранилище, речку Истру, возле которой я редко бываю, хотя очень хочется. Я часто бывал на знаменитом Клязьминском водохранилище – это целое созвездие разнообразных пансионатов. Люблю Клязьму, которую я всегда проезжал через деревню Виноградово. Она всегда ассоциируется с какой-то возможностью летней радости, отдыха. Сенеж казался мне страшно далёким, но оказалось, что это Подмосковье! Там живёт один мой друг-артист.

Лора Луганская