Регина Мянник: «С ума схожу от того, как расширяются горизонты моего сознания»

Регина Мянник: «С ума схожу от того, как расширяются горизонты моего сознания»
©   Карина Гудева

Почему, поддавшись чувствам, женщины становятся слабыми, как научить артистов балета актёрскому мастерству и как фильмы про космос расширяют сознание, актриса театра и кино Регина Мянник рассказала в программе «Синемания. Высшая лига». Журналист, педагог и телеведущая стала гостьей нового выпуска.

С: Регина, как вы пережили карантин и не сошли с ума?

РМ: Это, конечно, беспрецедентная история. Вот так в один момент оказаться запертыми дома, внезапно понять всю серьёзность произошедшего. Больше всего в сложившейся ситуации меня угнетает то, как быстро мы все стали послушными, и то, что многие остались без средств существования и надежд. Это сложно и страшно. Но, вместе с тем, это очень мощный рычаг воздействия с точки зрения власти и государства. И оказалось, что я ему подвластна.

С: Не кажется ли вам, как журналисту, что за три месяца изоляции отрасль порядком деградировала? И где можно найти силы, чтобы подобному противостоять?

РМ: Надеюсь, что со мной этого не произошло (смеётся – прим. автора). Все мои процессы, наоборот, обострились. Что касается сил…Я вот думаю, а зачем мне это надо. Я всегда была рефлексирующей, всегда задумывалась о чём-то серьёзном и глубинном. Не могу сказать, что до этого была слабой. Просто не совсем понятно, куда силу применять. Если рычаг давления останется, зачем она мне нужна будет?

С: А как вы думаете, изменилось ли за это время общественное сознание? Стали ли мы больше ценить друг друга?

РМ: Я думаю, что это такая же временная мера. Люди вряд ли поменяются. Те, кто друг друга не любили, не будут испытывать радости и счастья от встречи. Тем, кто любил и тосковал, коронавирус не помеха.

С: Регина, в чём или в ком вы черпаете вдохновение?

РМ: Обычно я сама себя вдохновляю. Мне с собой комфортно и не скучно. Я читаю, слушаю музыку, пишу эссе какие-то, размышляю. Ещё меня вдохновляет любовь – чувство и ощущение, которое живёт внутри.

С: А стихи?

РМ: Безусловно! Сколько всего прекрасного было написано поэтами Серебряного века. Сколько в этом глубины.

С: Что-то ещё?

РМ: Ещё, пожалуй, документальное и научно-публицистическое кино. Я смотрю огромное количество подобных фильмов. Просто с ума схожу от того, как расширяются горизонты моего сознания.

©   Карина Гудева

С: Вот, к слову про горизонты. Зачем вам понадобилось преподавание?

РМ: Да, действительно, я преподаю сейчас в Московском государственном хореографическом училище имени Л.М. Лавровского. Как-то мои друзья, артисты балета Инна Гинкевич и Айдар Ахметов, с которыми, среди прочего, нас связывает тема благотворительности, предложили мне попробовать свои силы в преподавании. А я же фанат балета! Представьте только, тут ведь совпало всё. Сразу две любви! У меня было ощущение, будто мне сделали предложение руки и сердца. Смотреть на балет, наблюдать за репетициями и при этом вести актёрское мастерство. Это ли не счастье?!

С: Но, ведь быть актёром означает владеть и своим телом, и голосом? Как же применить подобные умения в балетном искусстве?

РМ: Ох! Первое, о чём я подумала – как быть? Что делать? Артисты балета ведь молчат. А тело же тоже должно говорить, причём, исключительно правду. Чтобы не было одного единственного определения любви – прижать руки к груди, а потом взмахнуть ими и броситься в сторону.  

Поэтому я ещё раз перечитала Станиславского (книга «Работа актёра над собой в творческом процессе переживания» – прим. автора) и стала перерабатывать всю систему. Попробовала что-то взять от метода Чехова (Система Михаила Чехова – прим. автора) и, знаете, осталась довольна.

Да, балетные владеют телом и вырабатывают фантастическую технику. Казалось бы, это уже половина успеха. Но их много, а артистов среди них мало. А ведь у них в дипломе написано «артист балета». Не танцовщик, не каскадёр, не эквилибрист. Именно артист! Так что они должны так же, как и актёры, быть соавторами образа, который они воплощают на сцене.

С: Регина, какой балет произвёл на вас неизгладимое впечатление? Можете назвать такую постановку?

РМ: Когда-то, много лет назад, Егор Дружинин показал мне балет «Пиковая дама». Он тогда только вышел. Главные партии в нём исполняли Николай Цискаридзе и Илзе Лиепа. Постановка была достаточно короткой, мы смотрели её в записи. Настолько впечатлились, что, досмотрев в первый раз, включили кассету по новой. Так что, если вы хотите посмотреть на актёрское мастерство в балете, увидеть то, как могут работать артисты этого жанра, рекомендую обратить внимание на данную постановку. Это шедевр!

С: А что вы в принципе посмотрели на карантине?

РМ: Массу документальных фильмов! Например, работы про жизнь Бориса Пастернака и истории Карла Сагана про космос. Это что-то невероятное.

С: Давайте вернёмся к актёрскому мастерству. Расскажите о спектакле «Сумасбродка, или Идеальная игра».

РМ: Это спектакль драматурга Ольги Степновой. Комедия на двоих. Я играю там в паре с Маратом Башаровым.

С: В публичном пространстве имя вашего партнёра по сцене сопровождается негативом. Совместимы ли гений и злодейство?

РМ: Понимаете, я сама журналист и знаю, как эта волна работает и кто на этом зарабатывает. Мне сложно это всё комментировать. В целом, мне достаточно общения с Маратом. Да, такое случилось в его жизни, и он покаялся. Но между собой мы это не обсуждаем.

С: Как вы считает, где находится грань между талантом и личностью?

РМ: Я считаю, что, если зацикливаться на чём-то одном, не получится увидеть общей картины. Безусловно, личность всегда интересна. Но сначала оценивать нужно её работу, а не сразу лезть под кожу.

С: По сюжету ваша героиня в спектакле берёт в банке кредит, чтобы помочь любимому человеку. Как вы её для себя оправдываете за такой шаг?

РМ: Всё происходит из-за любви! Любовь во всём. Миллионы женщин становятся слабыми, поддавшись чувствам. Так бывает, и моя героиня не исключение.

Екатерина Тимошенко




Популярное на «Радио 1»
21:04 - 21:30
Открытая студия