14:05 Открытая студия
Телефон прямого эфира:
+7 495 252 01 15
WhatsApp
+7 966 032 58 32
14:05 Открытая студия
Слушать прямой эфир
Смотреть
Телефон прямого эфира:
8 800 100 51 01
WhatsApp:
+7 966 032 58 32

Яндекс.Метрика
Погода:
+10.4°C
Вт 27 сентября
Курс валют:
USD: 58,00 +0,10
EUR: 55,93 +0,55
COVID-19 в Московской области:
Заболело: 516747
Выздоровело: 487263
За сутки: 2388
13:47 В Подмосковье увеличилось промышленное производство 08:41 Подмосковных водителей предупредили об ухудшении видимости из-за тумана 08:30 «Радио 1» запускает благотворительную акцию помощи бойцам ДНР и ЛНР 16:13 В школах Подмосковья открывают медицинские классы 15:50 Проголосовать за вхождение в Россию могут 93% жителей Запорожской области 15:16 В Подмосковье помогут защитить права мобилизованных 14:41 ВСУ бросили все резервы на срыв референдумов о присоединении к России 12:58 Военком Подмосковья Астахов уточнил условия отсрочки от мобилизации 12:39 Губернатор поставил задачу подготовить технику к уборке дворов в Подмосковье зимой 12:12 Воробьёв потребовал доводить до жителей всю информацию о частичной мобилизации 11:31 Блогер Влад Кобяков дал старт социальному проекту «Засветись!» 11:13 Мобилизованные россияне получат статус и все гарантии военнослужащих 10:53 Сотрудники МВД выясняют обстоятельства стрельбы в школе Ижевска 10:44 «В личной жизни и в делах могут возникать сложности из-за нерешительности». Гороскоп с 26 сентября по 2 октября 10:06 Подмосковные парки за лето посетили 20 млн человек 09:52 На бизнес-форуме в Подмосковье обсудят, как превратить время кризиса в период роста 09:27 В Польшу перестали пускать россиян с шенгеном по воздуху и морю 09:18 Ограничения полётов в 11 аэропортах России продлили до 2 октября 08:48 Темой международной выставки Build School станет инклюзивное образовательное пространство 08:28 ОНФ открывает центры содействия мобилизованным гражданам

Романтика 90-х, честность и много музыки: чем удивит зрителей фильм «Марш утренней зари»

19 марта 2021 12:04
Добавить сайт в избранное в:
Img

В Подмосковье завершились съёмки нового фильма Романа Качанова «Марш утренней зари». О том, каким был съёмочный процесс, сколько денег в него инвестировали и что ждёт зрителей, программе «Синемания» рассказали продюсер проекта Павел Гаврилин и актёр Иван Семёнов, исполнивший в ленте главную роль.

С: Павел, расскажите, кто такой продюсер и каковы его обязанности?

ПГ: Для меня, как продюсера, это первый опыт в большом кино. Ответ на этот вопрос я для себя нашёл такой. Продюсер – это, прежде всего, человек, который отвечает за заботу о тех, кто есть на съёмочной площадке.

С: Не за деньги?

ПГ: Деньги – это немножко другой вопрос. Как говорил Роман Качанов, который недавно был у вас в гостях, у нас есть две вещи: кино и бизнес. Деньги – отдельная история. И я думаю, она не настолько интересная. Гораздо интереснее то, как выстраиваются отношения на съёмочной площадке, а также в группе в процессе подготовки и сейчас, на стадии постпродакшна.

С: В чём разница между продюсером и инвестором?

ПГ: Думаю, инвестор не должен участвовать в процессе непосредственно. Но так как изначально это было мне интересно, мы с Роман Качановым решили, что я буду заниматься и продюсированием.

С: То есть вы инвестор?

ПГ: Да, в том числе.

С: У кого было право на окончательный монтаж?

ПГ: Право на окончательный монтаж было, есть и будет у Романа Качанова, потому что я не вижу ни малейшего смысла с ним работать, выставляя со своей стороны какие-то условия к его творческому процессу.

С: Что так?  Продюсер обычно выставляет свои требования.

ПГ: Наверное, я какой-то неправильный, атипичный продюсер. Естественно, процесс работы существовать без каких-то ситуаций, которые я бы даже не назвал конфликтными… Это скорее лёгкое недопонимание. Они были. Но желания сказать режиссёру, что он ничего не будет больше делать, не возникало. Потому что вся идея этого кино в том, что это кино Романа Качанова. Мне просто очень хотелось, чтобы он снял кино.

С: Иван, вы попали в кино в юном возрасте. Как так получилось?

ИС: В детстве я попал в мюзикл «Норд-Ост» и в Детский музыкальный театр юного актёра Александра Фёдорова. Когда мне было 11 лет, к нам пришли с кастингом и отобрали десять мальчишек на фильм режиссёра Владимира Виноградова «Ласковый май». Вот так получилось, что взяли меня. Это был счастливый момент.

С: Кого играли?

ИС: Андрея Разина, основателя группы «Ласковый май», в детстве. Эти съёмки очень запомнились, так как сразу была экспедиция. На три недели мы с мамой уехали сниматься в Ставрополь.

С: Вы фанатели от «Ласкового мая»?

ИС: После того как я снялся в этом фильме, конечно.

С: Иван, о вас очень мало информации в интернете, расскажите о себе.

ИС: В 2017 году я закончил школу-студию МХАТ, мастерская Евгения Писарева. Моими педогамии были: Михаил Лобанов, Андрей Кузичев, Евгения Дмитриева, Михаил Миронов. Так случилось, что после выпуска я не попал в театр. Год занимался наблюдением, пытался понять, что происходит, взрослел.

Ещё я писал всякие рассказы, которые потом выкладывал у себя в фейсбуке. Близкие друзья обратили на это внимание и посоветовали мне пойти поучиться на режиссёра на Высшие курсы сценаристов и режиссёров, в мастерскую Хотиненко, Фенченко, Финна. Ровно год назад я их закончил. К сожалению, я просто ленивый и пока ещё не снял свой диплом. Я живу жизнь и думаю, что совсем скоро мы увидим мой короткий метр, а через годика три я планирую побывать в Каннах.

С: Иван, как вы попали в фильм «Марш утренней зари»?

ИС: Это было летом прошлого года. Я не без приключений приехал на пробы. Мы с Романом Качановым болтали минут 45. Я вышел, сел на свой велосипед и понял, что буду сниматься у этого режиссёра. Понял, что ничего для этого делать не буду. Я не люблю этот путь. Но я знал, что в тот день что-то сошлось. Это были слова друга, сказанные накануне, наши с ним обсуждения и то, что только что произошло. Я понял, что буду сниматься в какой-то из ролей.


С: Павел, как формируется бюджет фильма и почему он меняется?

ПГ: Формируется он на этапе подготовки к съёмкам. Менялся он, в нашем случае, тоже на этапе подготовки при более детальном составление календарно производственного плана. Меняется он и сейчас, потому что период постпродакшна тоже связан с расходами, которые не возможно было спрогнозировать в первой смете. Но она и не является какой-то константой и может как увеличиваться, так и уменьшаться, если получилось сделать дешевле.

С: Какие обязательства продюсер несёт перед инвестором?

ПГ: Так как я продюсер и инвестор в одном лице, то я их несу ответственность только перед самим собой. Сам себя радую или обижаю.

С: Вы рассчитываете на коммерческий успех фильма? При этом 50% сборов пойдёт в кинотеатры, 10-15% уйдут прокатчикам. Вы надеетесь на сборы, которые в два с половиной раза превысят производственный бюджет?

ПГ: Я думаю, да. Почему нет?

С: Большинство русских фильмов проваливаются в прокате, вас это не пугает?

ПГ: Я изначально понимал, для чего я это делаю.

С: Для чего?

ПГ: Потому что очень хотелось, чтобы Роман Романович снял то кино, которое он хотел снять.

С: Чем вас привлёк Роман Качанов и как вы познакомились?

ПГ: Всё началось в 2012 году, когда я впервые посмотрел фильм «ДМБ», потом я его несколько раз пересматривал. А в прошлом году я посмотрел фильм «Даун Хаус», и он на меня сильно повлиял. Потом я увидел интервью Романа Качанова, посвящённое 20-летию фильма «ДМБ», и мне пришла в голову мысль, что нужно с ним подружиться и пообщаться. Дальше всё технически было просто. Мы подружились в фэйсбуке, познакомились, нашли точки пересечение. Буквально в тот же день он мне отправил сценарий, который у него уже был в виде небольшого рассказа. Так мы начали работать.

С: Чем вам понравился рассказ?

ПГ: Своей душевностью и правдивостью. В нём нет ничего, что могло бы испортить кому-то настроение.

С: В фильме нет признанных кассовых звёзд. Что должно привлечь зрителя?

ПГ: Это кино мы снимали с мыслью, прежде всего, о зрителе. Думаю, что это будет чувствоваться и будет влиять на то, что люди будут ходить.

ИС: Это честная история, рассказанная от первого лица. Про людей, которые жили в 97-м. Всегда же интересно про людей, а не про что-то ещё. И вот у нас как раз об этом, просто с музыкой и прекрасным Иваном Семёновым (смеётся – прим. автора).

С: Это будет похоже на «ДМБ» и «Даун Хаус», с той же иронией и фразами, которые потом становятся крылатыми?

ИС: Думаю, да.

С: Есть ли договорённости с телеканалом или платформой?

ПГ: Только предварительные. Более того, такие предложения поступили буквально в первый день съёмок.

С: Может ли прокат на платформе заменить кинотеатральный?

ПГ: Мы с Романом много об этом думали в процессе подготовки. Изначально мы планировали сделать кино только для платформ и для фестивалей. Но, не думаю, что кинотеатр как место куда вы приходите смотреть кино, исчезнет. Это же как ресторан – место, куда вы приходите есть. Он несёт в себе некий экспириенс.

С: Вы на государственную поддержку подавали?

ПГ: Нет. Не было такой цели. Возможно, в следующий раз.

С: Государство должно давать деньги на кино?

ПГ: Мне кажется, слово «должно» тут не подходит. Оно может это делать и, наверно, правильно, если такие возможности есть. В силу специфики своей жизни и работы я общаюсь на тему кино не только в России. В принципе, во многих странах есть государственная поддержка кинематографа, и это здорово. Другой вопрос, какие фильмы поддерживаются.

С: А государство должно в этом случае выступать продюсером или инвестором?

ПГ: Мне гораздо больше нравится схема, которая используется в Эстонии, где вы получаете обратно 30% своей сметы, после того как производство фильма завершено. Вне зависимости от того, как пройдёт прокат. Этим воспользовался господин Кристофер Нолан при производстве фильма «Довод». Часть фильма была снята в Эстонии, и ему вернули 30% затрат.

С: Гарик Сукачёв, Артемий Троицкий, Жанна Агузарова, Найк Борзов… Иван, ваши впечатления от работы с метрами.

ИС: То, что я снялся в кадре с Найком Борзовым, для меня много значит. Первая кассета, которую я услышал, был альбом Найка Борзова. Когда я увидел на КПП, что мы снимаемся в один день, то переспросил, тот ли самый Найк это будет. И я был в полном восторге, когда получил утвердительный ответ.

Сниматься с ними со всеми было очень классно. Игорь Иванович Сукачёв очень много чего нам рассказывал, особенно в курилке. Жанна Агузарова великолепна, она очень крутая.

С: На сколько вам близки 90-е?

ПГ: Очень классный вопрос. Часть моих детских воспоминаний нашла отражение в фильме «Марш утренней зари». Мы очень много говорили об этом в процессе подбора натуры, выбора реквизита и при расстановке кадра.

ИС: Помню Пушкинскую в 99-м. Меня мама возила из Подмосковья на все кружки. Так что у меня есть какое-то представление о романтике того времени. Я вырос под Люберцами и, конечно, не застал «люберов». Но я знаю их детей. Там романтика до сих пор есть такая.

Когда я стал постарше, я смотрел «Бригаду». Причём, Саней Белым я быть не хотел, мне нравился персонаж Фила. Позже посмотрел фильмы Балабанова «Брат» и «Брат 2». И вот ты пропитываешься этой музыкой, а ещё кассета Найка Борзова. У меня ещё до сих пор в моей старой квартире в Быково есть кассетный магнитофон. В каждой комнате висит на стене ковёр, есть софа, игрушки мамины, а ещё замечательная ракета, куда можно посмотреть вовнутрь, а там мамина фотография. Она у меня, кстати, работала в Детском мире почти 30 лет. У меня все игрушки оттуда, даже коллекция кукол Барби была, как только они стали появляться. Так что эстетика 90-х мне близка. Весь этот шальной бандитизм…

С: Насколько тщательно вы работали над реставрацией атмосферы 90-х?

ПГ: Работа была проведена действительно большая. Вплоть до того, что у нас был выделенный консультант по технике, которая использовалась в то время. Актёры в кадре разговаривают по абсолютно реальным мобильным телефонам того времени, которые ещё и работают.

С: Как вы относитесь к критике, задевает она вас?

ПГ: Я прекрасно отношусь к критике, потому что считаю её одним из показателей того, в каком направлении стоит двигаться и развиваться.

ИС: Я люблю критику от моих близких педагогов, друзей, людей, с которыми я работаю. Например, Романа Качанова я просил мне что-то говорить, если не всё было хорошо. Не люблю, когда мне говорят, что всё хорошо. Когда всё спокойно, это не интересно, значит, не туда процесс идёт.

С: Иван, сложно ли было вам работать с Романом Качановым?

ИС: Первые четыре дня было сложно. Он говорил мне не играть. Я не мог понять. В смысле, не играть? Он просил не играть, а я не понимал как не играть, когда я должен играть. Это же игровая сцена. Я ломался, а потом понял: он художник и он реально так видит. Надо попробовать сыграть в его игру. Когда я сыграл в его игру на четвёртой смене, то подумал – кайф. От того, что я принял его игру и в это добавил чего-то своего, я получил невероятный кайф. Работать стало несложно.


Фото: Екатерина Тимошенко                                                                           

Алёна Лотоцкая
Поделиться
Коронавирус
Эксклюзив
Потребительская корзина
Спецоперация на Украине
Хорошие новости
Туризм
ОИ-2022
Внимание, дорога!
Выборы 2022
Соцсети
Афиша
Общество
Спорт
О нас
Экономика
Криминал
Новости СМИ2