«Счастье в конверте»: Доброе кино о главных человеческих ценностях

«Счастье в конверте»: Доброе кино о главных человеческих ценностях
©   Екатерина Тимошенко

14 марта гостями программы «Синемания. Область культуры» стали создатели фильма «Счастье в конверте» – актриса и режиссёр Светлана Суханова и сценарист и продюсер Евгений Бедарев. В интервью Давиду Шнейдерову и Виктории Малюковой они рассказали о работе над картиной, о том, как строился съёмочный процесс и какие события легли в основу их истории.

Светлана Суханова и Евгений Бедарев 
©   Екатерина Тимошенко

Синемания: Известно, что во время промо-тура по городам вы устроили некий флешмоб по мотивам фильма. Расскажите об этом.

Евгений: На каждой из двадцати трёх премьер нашего фильма мы раздавали зрителям фирменные открытки и просили их там что-нибудь написать для своих близких. Потом собирали послания, запечатывали в конверты, на которых зрители указывали адресатов, клеили марки и отправляли весточки не только по стране, но и за её пределы.

Синемания: Как вообще люди на это реагировали?

Евгений: Конечно, они отвыкли писать письма.

Светлана: Мы все отвыкли от подобного!

Евгений: Кто-то удивлялся, у кого-то буквально рука не поднималась. Но в итоге все справились. Мы справились!

Синемания: Вы вели какую-то статистику? Считали, сколько писем отправили?

Евгений: Порядка семи тысяч. Но, думаю, их будет ещё больше.

Синемания: А как у вас самих с письмами? Пишете ли сейчас? Писали ли раньше?

Светлана: Да, конечно! Я же вообще из того поколения, когда сотовые телефоны только-только стали появляться. Помню, как от бабушки письма приходили, как писала послания подружкам.

Евгений: Я писал огромное количество писем. Я всё-таки чуточку старше Светы, поэтому застал эпоху эпистолярного жанра, когда все неистово писали друг другу. Когда писали родителям из летнего лагеря, когда там же знакомились с девочками и мальчиками и потом, расставшись, ещё долго переписывались. Так что, конечно, письма это наше всё.

Синемания: Вообще, во всём мире кино условно делится на три категории: артхаус, блокбастеры и мейнстрим. Вы говорите, что «Счастье в конверте» – народное кино. Не кажется ли вам такое определение простоватым? Ведь можно сказать по-другому – это фильм для людей. И, выражаясь устоявшейся терминологией, это тот самый мейнстрим, которого отечественному кинематографу крайне не хватает. Согласны?

Евгений: Категорически согласен! Из всего того, что сейчас смотрят люди, мы обнаружили, что находимся в некой уникальной нише. Не хочется навешивать какие-то яркие ярлыки, но тем не менее подобное кино становится где-то посередине. Потому что часто отечественные фильмы это две крайности. Либо что-то красивое, либо умное.

Синемания: Ну да, у нас либо «Холоп», либо «Левиафан». Посередине ничего нет. Светлана, что побудило вас, вполне успешную актрису, сесть в режиссёрское кресло?

Светлана: В моей голове давно роились подобные мысли. Плюс были истории, которые, так сказать, просились наружу. Когда встал вопрос о том, кто-же будет снимать, я решила попробовать. Ведь я точно знала, какие они, мои герои. Я сыграла их внутри и всё прочувствовала.

Синемания: Можно ли сказать, что истории выдуманные?

Светлана: Скажу так, в каждой из них есть что-то жизненное. Конкретно ко мне или моим родным и друзьям отношения они не имеют. Что-то я прочитала в блогах, в статьях и рассказах. Это натолкнуло на мысль, что мне бы хотелось посмотреть такое кино. И всё сложилось.

©   Екатерина Тимошенко

Синемания: Евгений, часто бывает так – приходит автор идеи к сценаристу, тот начинает писать. От первоначальной идеи мало что остаётся. Потом режиссёр приступает к экранизации, и уже от сценария ничего не остаётся. У вас так же было?

Евгений: Света долгое время отсеивала материал, те самые истории, которые в конечном итоге легли в основу фильма. Когда после этого она обратилась ко мне с просьбой написать сценарий, я, признаюсь, удивился.

Синемания: Почему же?

Евгений: Я больше люблю работать с жанром фэнтези, колдовать над сказками, создавать измерения. А тут меня попросили написать что простое, народное. Не то, чтоб это было что-то мелкое для меня, но стадию принятия я точно прошёл. Попробовал, и в итоге у нас получилось замечательно кино, похожее на лучшие работы советского кинематографа.

Синемания: Чем именно?

Евгений: Добротой, прежде всего, красотой людей и их богатого внутреннего мира. Той атмосферой, которая их окружает.

Светлана: Я изначально обозначила те точки, которые мне хотелось бы почувствовать. И Женя очень органично сплёл вокруг них сценарное кружево.

Синемания: Светлана, зачастую режиссёр старается не пускать сценариста на площадку. Чтобы тот не видел, что в результате произошло с его сценарием. Как у вас с Евгением складывались отношения во время съёмок?

Светлана: Всё было прекрасно. Он практически всегда находился на площадке. Когда надо было, толкал меня в бок, что-то подсказывал. Женя мне очень помогал, потому что у него за плечами большой режиссёрский опыт.  Я же до этого всегда с другой стороны на процесс смотрела и не до конца понимала, что и каким образом следует контролировать.

Синемания: Евгений, то есть ваша режиссёрская натура доминировала над сценарной?

Евгений: Скажем так, это пошло мне в плюс.

Синемания: Светлана, вы также сочетали в себе две ипостаси, но уже актрису и режиссёра. В чём, как вы считаете, заключается их психологическая разница?

Светлана: У актёра меньше ответственности. Он приходит, гримируется, отыгрывает и уходит. Я не говорю, что это просто, порой ожидание выхода на площадку невероятно затягивается. Но он выполняет свой объём работ и всё, свободен. А режиссёр ежедневно трудится. Он каждую секунду погружён в процесс, думает, как сделать сцену, как что снять.

©   Екатерина Тимошенко

Синемания: Как вы решали вопрос с финансированием? Обращались ли за поддержкой к государству?

Евгений: «Счастье в конверте» снято за счёт наших друзей-инвесторов. Это, в первую очередь, компания «Интеграция» и те, кто захотел вложить деньги в проект. Где-то просили мы сами, где-то нам не давали, где-то говорили – подождите.

Синемания: Не перестаёт удивлять тот факт, что Минкульт и Фонд кино часто поддерживают именно коммерческие ленты, а такие, как ваш, народный фильм, обходят стороной. Хотя, как раз такое кино нужно поддерживать, потому что оно доброе, оно о любви, о ценностях. Вы так не считаете?

Евгений: Да, вы правы. Вот мы проехали двадцать три города по всей стране, и во многих регионах к нам приходили то министр образования, то министр культуры. Они все в один голос говорили, что этот фильм нужно показывать школьникам и студентам, смотреть вместе с семьёй, возможно даже сразу несколькими поколениями. И речь шла не о какой то идеологии или навязывании. Они рассуждали с точки зрения образовательного материала. 

Синемания: В вашем фильме нет суперпопулярных актёров. Вы намеренно пошли на такой шаг?

Светлана: Я не хотела брать в проект таких актёров, не хотела, чтобы за ними тянулся шлейф предыдущих ролей. Чтобы зрители не отвлекались на чьё-то лицо, а погружались в процесс. Чтобы будто через огромное окно наблюдали за жизнью героев.

Синемания: Светлана, когда вы как режиссёр работали с актёрами, ощущали, что ваше актёрское образование вам в этом помогает?

Светлана: Да! Знаете, мне как-то позвонил Ефим Александрович (Каменецкий, исполнил роль деда Василия в одной из новелл – прим. автора) и сказал, что, когда наблюдал за собой на экране, наконец, понял, чего я хотела от него. И он это сыграл.

Синемания: Получается, он признал вашу заслугу?

Светлана: Да! Вообще, я считаю, что все актёры справились с поставленными задачами. Каждый оказался на своём месте. Они не играли, они жили на экране, работали душой. Сейчас далеко не все актёры это умеют, потому что не привыкли играть глазами.

Синемания: Ещё современные актёры не любят репетиции. Приходят на площадку и говорят, что им и так всё понятно. К такому вы как относитесь?

Светлана: Я считаю, что те, кто так говорят, люди не из настоящей актёрской профессии. Что значит, не любят репетировать? Это же погружение в процесс, когда получается выстроить взаимодействие с партнёрами, с камерой. Это же фундаментальная штука!

Синемания: Светлана, в одном из интервью вы как-то сказали, что добро нынче не в моде. По-прежнему так считаете?

Светлана: Вокруг нас очень много негатива, стоит только включить телевизор или спуститься в метро. Добрых глаз порой и вовсе не встретишь. Будто бы каждый живёт в своей коробочке, в своём телефоне, в своём замкнутом кругу. Мы перестали встречаться с друзьями на чай или кофе, не гуляем в парке просто так. Нам проще написать смс или сделать селфи, чтоб тут же выложить и зачекиниться. Мы привыкли наблюдать друг за другом через соцсети.

Синемания: Для кого этот фильм? Кто он, ваш зритель?

Светлана: Мне хотелось создать такое кино, чтобы можно было собраться и посмотреть его вечером с друзьями.

Евгений: В туре по городам мы видели людей совершенно разных возрастов. Вдрг стало понятно, что мы находимся на какой-то уникальной территории, потому что фильм оказался интересен многим. Там нет никакого безобразия. Там люди разных возрастов узнают себя.

Знаете, так было интересно, когда мы приехали в детский лагерь «Созвездие» под Хабаровском. На показ пришли примерно 200 ребят. По сути это 200 человек детей. 9-ый, 10-ый и 11-ый класс – ядро целевой аудитории кинотеатров. Подростки, которые отрицают всё, у которых нигилизм внутри. Так вот после показа фильма нас наградили десятиминутной овацией. Дети плакали и фонтанировали эмоциями. Мне кажется, только ради этого стоило делать наш фильм.

©   Екатерина Тимошенко
Екатерина Тимошенко
Популярное на «Радио 1»
04:00 - 05:00
Самое время!