Лента Новостей
31 июля в 20:13

Сказать нельзя замалчивать. Как бороться со школьным буллингом?

«Что сегодня принёс в дневнике?» – это тот вопрос, которым встречают большинство российских детей, вернувшихся из школы. Но та ли это тема, которую действительно стоит обсуждать? Давно ли вы спрашивали у ребенка, как у него дела с одноклассниками? Что за явление «буллинг» и как остановить волну травли в школе, чтобы дети смогли комфортно «грызть гранит науки»?

 По определению буллинг – это агрессивное преследование одного из членов коллектива, травля, в которой силы сторон несоизмеримы. Он существует в виде физического насилия (удары, пощечины, подножки и т.п.), а также психологического: сплетни, бойкот, унизительные шутки. С буллингом можно встретиться в школе, в высшем учебном заведении, на рабочем месте и даже дома. Жертвами буллинга, как правило, становятся люди, чьё поведение или внешний вид кажутся странными и непонятными остальным, или же жертва – это личный враг лидера группы.

 Статистика, которую приводит Высшая школа экономики за 2019 год, показывает, что каждый третий ребенок в нашей стране сталкивается с буллингом в школе в том или ином виде. Данная проблема настолько остра, что Общероссийский профсоюз образования и Федеральный научно-методический центр в области психологии и педагогики толерантности запустили совместный антибуллинговый проект «Каждый важен». Он нацелен на всех субъектов образовательного процесса: детей, педагогов и родителей. За анонсами программы можно следить на сайте Центра толерантности.

 Молодой учитель географии Глафира Тётенькина рассуждает о первопричинах появления буллинга в детской среде:

«Возьмем среднестатистического российского учителя. Это женщина в возрасте около 50 лет, зачастую мало чего знающая о личных границах и иногда позволяющая себе ставить себя выше учеников. Ты не можешь находиться с учениками на равных, но эта грань, она очень тонка, и её надо уметь почувствовать. Если ты как педагог этого не умеешь, есть вероятность, что и твои дети в классе не научатся понимать личные границы, и это первопричина травли. Нельзя тыкать в свое несуществующее превосходство, дети берут пример с нас и тоже будут делать так».

Учитель отмечает, что причинами могут быть проблемы в семье ученика, отсутствие смены школьных кадров на более молодых и с более толерантным взглядом, а также то, что не существует системы отбора в педагогические вузы и на работу в школы, психологическое тестирование в присутствии ребенка:

«Школа для детей – второй дом, и зачастую слова, сказанные в нём, особо сильно отражаются на психологическом состоянии ребенка. Это всегда надо помнить педагогу».

Стоит ли взрослым вмешиваться в такого рода конфликты? Психологи однозначно отвечают: «Да». Но действовать надо обдуманно и согласно позиции взрослого. Психолог Мария Превезенцева считает, что стоит обсудить план действия с классным руководителем, спросить, как вообще сложилась такая ситуация, и если проблема с группой одноклассников – поднять вопрос на родительском собрании. Если же речь идёт о буллинге со стороны одного ребенка, то возможен диалог между двумя сторонами. Если конфликт не решить, стоит привлечь тех, кто поможет «привести родителей в чувства» – классного руководителя или администрацию школы:

«Ответственность за действия ребенка лежит в первую очередь на родителях, с ними и стоит строить диалог».

Но что делать, если ребёнок замалчивает проблему? Мы разыскали героиню, которая согласилась поделится с нами своей историей и своим, подростковым взглядом на проблему. Единственным условием для нее была анонимность. Это 15-летняя девочка кавказского происхождения. Национальность стала причиной её травли.

«С первого класса я слышала от мальчика слово «горилла» в мой адрес. Но после того, как мама ученика услышала это, отругала его – он перестал».

Это ещё раз доказывает, как важно внимание родителей к тому, как ведёт себя их ребенок. С настоящим буллингом наша героиня встретилась в пятом классе:

«Меня могли толкнуть, подставить подножку. Вместо того, чтобы стряхнуть руки от мела, некоторые могли вытереть их об меня. Тряпку, которой вытирали доску, клали мне на голову. Помимо этого, были нелестные отзывы по поводу моей национальности».

На вопрос о том, делилась ли она этим с родителями, администрацией школы, штатным психологом или классным руководителем, она стеснительно опускает глаза: «Маме я рассказала только сейчас, на карантине, и она была, мягко сказать, в шоке. Возможно, тема поднимется с началом учебного года. Но к администрации или школьному психологу я не подходила. Как известно, им нет дела до обычных школьников, а психолог существует для того, чтобы прийти с анонимными тестами пару раз в год, и всё».

На вопросы о том, почему она не рассказывала родителям о травле раньше, девочка лишь пожала плечами, хотя из общения видно: она любит родителей и не хотела их волновать лишний раз.

«Я понимаю, что в будущем это оставит след, но не думаю, что буду очень сильно от этого страдать. Сейчас это отражается на мне: у меня низкая самооценка и комплексы. Хотя, с другой стороны я понимаю, что это служит для меня примером, как не стоит делать».

30 июня министр просвещения Сергей Кравцов подтвердил в эфире телеканала «Россия 1», что учебный год начнётся с 1 сентября. Остался месяц для того, чтобы дети набрались смелости и признались родителям в проблеме. А у взрослых это месяц на то, чтобы поинтересоваться у ребенка, как же обстоят на самом деле дела в его школьной жизни.

Буллинг оставляет психологические травмы на всю жизнь, но чем раньше выявить проблему и начать с ней бороться, тем более качественным будет результат.

Для тех, кто нуждается в помощи, существует специальная горячая линия. Достаточно набрать номер 051 или 8-495-051 на мобильном телефоне.

Ксения Мишонова: Треть подмосковных школьников каждый день сталкиваются с травлей

Маркеры буллинга. Как понять, что ребёнка травят в школе

Стать другом в виртуальной жизни. Как остановить кибертравлю ребёнка?

Арина Суворова


Популярное на «Радио 1»
07:00 - 08:04
Самое время!