Сказано на «Радио 1»
10 августа в 09:01

«Творить нечто, что другие не делают вообще». Как Арсен Ревазов определяет искусство

«Творить нечто, что другие не делают вообще». Как Арсен Ревазов определяет искусство
©   Елена Киселёва

О том, как бороться с предубеждениями, создавать произведения искусства, написать бестселлер и победить искусственный интеллект, Арсен Ревазов рассказал в эфире программы «Синемания. Область культуры». Лидер арт-проекта «Яуза» стал гостем прямого эфира. В интервью Давиду Шнейдерову и Виктории Малюковой он поделился подробностями создания проекта и ближайшими планами коллектива, а также вспомнил яркие моменты своего творческого пути.

С: Арсен, почему вы представляетесь как лидер арт-проекта и избегаете перечисления всего того, что вы умеете? Разве плохо, что человек многогранен и талантлив во многих сферах – в музыке, фотографии, писательстве, рекламе и медицине?

АР: Везде есть свои нюансы. Никто не верит, что я всё из перечисленного делаю хорошо. Принято считать, что, если на чём-то одном концентрируешься, ты – молодец и можешь в этом преуспеть. А если хватаешься за всё сразу, то у тебя ничего не получится. Это предубеждение, с которым я не согласен. Поэтому стараюсь не фокусироваться на перечислении, а объединяю все свои умения неким единым фронтом.

С: Что такое арт-проект «Яуза»?

АР: В какой-то момент возник вопрос, как меня титровать. Стало ясно, что для этого нужно придумать какую-то новую должность, которой нужна своя структура. Вот в качестве такой команды и возник арт-проект «Яуза», а с ней – руководитель в моём лице.

С: Чем арт-проект отличается от обычной рок-группы?

АР: Тем, что у нас ещё есть фотографии и литература.

С: На сцене?

АР: Нет! Знаете, у нас есть одно волшебное место, которое некоторое время назад мне удалось снять за символическую плату. Когда я его заполучил, встал вопрос – что с ним дальше делать. Постепенно там разместилась музыкальная студия и моя фотолаборатория. Сейчас идут работы в мастерской, а ещё там появится небольшой выставочный зал.

С: А что это будет за мастерская? Что-то художественное?

АР: Да, но больше фотографическое. Я же снимаю на плёнку большого формата. Это требует проявки, печати. Нужны специальные ванны, химикаты, красный свет и кафельная плитка.  

С: Арсен, давайте поговорим о музыкальной стороне вашего творчества. «Яуза» исполняет композиции на стихи ленинградско-иерусалимского поэта Михаила Генделева. Чем был обусловлен этот выбор?

АР: Когда я решил писать песни, у меня не было уверенности, что получится сделать профессиональный музыкальный продукт. Ещё в детстве я пытался писать какие-то простые композиции под гитару. Но они пользовались небольшим спросом. Поэтому во взрослом, осознанном возрасте я решил прикрыть себя хотя бы с одной стороны – со стороны стихов. Чтобы, если даже музыка не понравится, мне говорили бы, что слова точно хорошие.

Стихи Михаила Генделева как раз-таки позволили чувствовать себя защищённым. Как поэт он для меня абсолютно велик, безупречен и крут. Его творчество я знаю хорошо, потому что мы долго дружили. Так что сомнений, брать ли его строки, не было.

С: Но ведь буквально только что вы сказали, что всё делаете хорошо. Отчего же сами не стали писать стихи? Нет ли в этом противоречия?

АР: Я писал стихи в детстве, а потом, когда как раз познакомился с Генделевым, перестал. Присутствие большого поэта убивает. Сложно писать стихи лучше, а создавать что-то хуже или подражать – стыдно.

С: Совсем скоро у вас состоится концерт. Расскажите, где и когда он пройдёт.

АР: 13 августа проект «Яуза» выступит в старинном рокерском клубе «Китайский лётчик Джао Да». Мы активно готовимся к этому вечеру и с нетерпением ждём выступления.

С: Арсен, в прошлом году ваши фотографии выставлялись в Третьяковской галерее. Представлять свои работы на подобной площадке почётно, это задаёт новый уровень. Расскажите подробнее.

АР: Это, безусловно, очень круто и престижно! Если не путаю ничего, то в принципе я стал первым фотографом, представившим свои работы в Третьяковской галерее. По крайней мере, в Новой точно. Я не знаю никого, кто бы там вот так персонально размещал свои фотоработы.

Выставка называлась «Невидимый мир». Я снимал в инфракрасном свете, в котором мы, в общем-то, ничего не видим. Для этого специально надевал на объектив чёрный непрозрачный фильтр. Он блокирует все лучи, кроме инфракрасных. Например, если сквозь него посмотреть на солнце, оно окажется просто багровым диском. А глядя на электрическую лампочку, вы увидите тусклую спираль.

Так что, работая с этим фильтром, нужно брать специальную плёнку, чувствительную к свету. Можно также специально настроить и цифровую камеру – разобрать её, перепрошить, добавить штрихи. Всё это довольно непросто технологически, зато потом получаются волшебные снимки.

С: Вот вы сейчас описываете процесс, а на ум приходит фильм Роберта Родригеса «Город грехов».

АР: Да, очень похоже. Там есть определённая инфракрасная поэтика.

С: Арсен, чем фотохудожник отличается от фотографа? Почему, снимая один и тот же объект, у одного человека получается просто фотография, а у другого – произведение искусства?

АР: Прекрасный вопрос! Прежде всего, один от другого отличается нестандартностью подхода. Если ты хочешь своим снимком свести с ума людей, ты не должен выполнять все без исключения обязательные правила и рекомендации по построению кадра. Ты располагаешь объект совершенно не по классическим законам, будь то золотое сечение или три горизонтали, а делаешь с ним что-то нестандартное. Тогда возникает шанс на создание произведения искусства.

С: Весьма распространено мнение о том, что для создания красивой фотографии требуется дорогая техника и обязательная обработка в специальных программах. Что вы думаете по этому поводу?

АР: Чтобы сделать хорошую фотографию, нужны мозги и развитая интуиция. Это абсолютно необходимо. Ещё важно понимать, что ежедневно по всему миру создаются миллиарды снимков. По закону больших чисел среди них случайным образом попадаются по-настоящему великие кадры. Просто их невозможно найти и отфильтровать. Кроме того, получается очень много одинаковых гениальных фотографий.

В ту секунду, когда возникает желание заняться искусством, ты должен творить нечто, что другие не делают вообще. И желательно, чтоб они начали это делать, только научившись у тебя. Это единственный путь.

С: Вы участвовали в фотопроекте «Герои нашего времени». Какой вы увидели Москву в период пандемии?

АР: Я увидел город опустевшим, но при этом не абсолютно безлюдным. Таковым он оказался в тех точках, куда мне дали доступ. Например, на ВДНХ зрелище получилось, конечно, совершенно адским. Когда на центральной аллее я не увидел ни одного человека, это было и страшно, и красиво одновременно. Похожие чувства посетили меня в Нескучном саду и в Парке Горького.

С: Арсен, как вы пришли к литературе?

АР: Как я уже упомянул чуть раньше, стихи случились в моей жизни ещё в детстве. Мне было лет 12-13. Прозу тоже пробовал писать. У меня получались короткие рассказы, что-то даже публиковалось в израильской газете «Вести». Но в целом у меня были проблемы с сюжетом, поэтому все мои работы получались всего на одну-две страницы. С возрастом годы склонили меня к суровой прозе. И в итоге всё это вылилось в книгу «Одиночество-12».

С: Вас часто сравнивают с Харуки Мураками и Дэном Брауном. Как вы к подобному относитесь?

АР: В случае с Мураками это комплимент, а в случае с Брауном – маркетинговый ход издательства. Ему нужно было меня как-то позиционировать и продавать.

С: Что чаще читаете, бумажные или электронные книги?

АР: Пятьдесят на пятьдесят. При прочих равных, бумажные книги я чаще читаю, сидя за столом. Электронные могу почитать в кровати или в самолёте.

С: Арсен, в своё время вы эмигрировали в Израиль и прожили там несколько лет. Почему вернулись обратно в Россию?

АР: Моя работа так или иначе была тесно связана с русским языком. А русскоговорящая аудитория в Израиле оказалась не такой большой. Так что в какой-то момент я принял решение и вернулся. Там у меня осталась квартира, в которую я наведываюсь стабильно четыре-пять раз в год.

С: Среди прочего вы являетесь специалистом по рекламе в рунете. Более того, вы придумали известный всем слоган «Яндекс. Найдётся всё». Как вы считаете, действительно ли смартфоны нас подслушивают? Ведь стоит только обсудить покупку какого-нибудь шкафа, как сразу все браузеры подсовывают рекламу. Хотя при этом подобных запросов человек в поисковике на телефоне не делал.

АР: Я неоднократно слышал об этом. Вообще, думаю, каждый из нас может поставить эксперимент, чётко поговорив с телефоном про какие-то явно любопытные рекламные темы, которыми до этого никогда не интересовался. Например, про недвижимость на Кипре. А потом понаблюдать неделю-другую, не появится ли соответствующая реклама в вашем инфополе в промышленном количестве. Задавшись целью, можно получить ответ на поставленный вопрос. Правды по-другому не добиться.

С: Арсен, сможет ли искусственный интеллект превзойти человеческий?

АР: В определённых областях это уже произошло. Но он не сможет победить интуицию, потому как до сих пор неизвестно, что это такое. Креативное сознание тоже вряд ли. Ну и понимание. Пока оно не подвластно алгоритмам, воспроизвести его искусственно невозможно.

©   Елена Киселёва
Екатерина Тимошенко


Популярное на «Радио 1»
04:00 - 04:30
Открытая студия