Уникальный подарок: Худрук театра «Огниво» рассказал, как в Подмосковье появилась театральная премия

Накануне Минкульт Подмосковья опубликовал шорт-лист победителей театральной премии имени Станислава Железкина. В этом году конкурс проходит во второй раз. Совсем скоро, в финале, жюри предстоит выбрать три лучших спектакля: драматический, кукольный и любительский. Лауреаты получат денежные призы.

Учредителем премии выступил глава городского округа Мытищи Виктор Азаров. Организаторами стали Управление культуры городского округа Мытищи и Театр кукол имени С.Ф. Железкина «Огниво». О работе театра после снятия ограничений и о подробностях премии в рамках программы «Синемания» рассказал его художественный руководитель, заслуженный артист России Алексей Гущук.

С: Алексей, в чём разница между художественным руководителем и главным режиссёром театра?

АГ: В круге вопросов, которые художественный руководитель решает. Кроме постановок спектаклей он следит за форматом театра, в котором работает, за тем, как он существует. Чтобы всё было целостно и развивалось гармонично.

С: Некоторые художественные руководители не сами ставят спектакли, а, наоборот, выбирают сценарии, режиссёров, актёров и вручают им это всё. Как действуете вы?

АГ: Да, в нашей формации такое существует. На сцене театра «Огниво» работает много российских и зарубежных режиссёров. Мы решаем проблемы комплексно, для нас всё важно. Начиная с финансирования и заканчивая теми целями и задачами, которые есть у театра. А на это влияет мнение всей труппы.

С: Могли бы вы, пожалуйста, рассказать нашей аудитории, кто такой артист кукольного театра.

АГ: Артист театра кукол – это, прежде всего, призвание. В качестве примера приведу себя. Я начинал работать, когда зарплату фактически не платили. Был молодой, родители могли мне чем-то помочь. А я трудился за идею и точно не за деньги. Так что это такая кармическая в каком-то смысле история.

Вообще, артист-кукловод, кроме того, что справляется с задачами, как актёр драматического театра, должен быть ещё и техником. Он своим телом создаёт свою куклу, её конструкцию и образ. Поэтому кроме нашего тела, которым мы владеем, мы ещё должны владеть дополнительными инструментами.

Зачастую этот процесс бывает очень сложным и кропотливым. Отработка мельчайших деталей – огромный труд. Каждый жест выверяется, каждый ракурс важен. Чуть-чуть повернулся, и кукла уже говорит совершенно по-другому. Так что в каждом артисте театра кукол есть такая лёгкая одержимость.

С: Отличается ли обучение актёров театра кукол от драматических артистов? Есть ли какие-то специальные дисциплины?

АГ: Да, конечно есть. Помимо актёрского мастерства, сценического движения, танцев и вокала, а также мастерства кукольника, мы как артисты театра драмы проходим работу в живом плане. Плюс добавляется конструкция кукол, владение ими. Кроме того, мы сами учимся изготавливать их, чтобы они были чем-то родным для нас. Актёрам-кукольникам очень важно сживаться с куклами и владеть не только своим телом, но и их.

С: Расскажите о премии, организатором которой выступает театр «Огниво».

АГ: Для нашего театра это был самый настоящий подарок. Мы не сразу узнали, что глава городского округа Мытищи Виктор Азаров принял решение провести подобное событие. Это, в общем-то, прецедент – учредить на территории Подмосковья театральную премию и поддерживать её финансово. То есть не просто вручать дипломы, но и давать денежные призы. К тому же, имя основателя нашего театра, Станислава Железкина, которое присвоили премии, позволило поверить в то, что намерения серьёзные.

Станислав Фёдорович Железкин – человек-легенда. Все кукольные сообщества страны и зарубежья знали его. Люди радовались даже обычному знакомству с ним, как с человеком. Он обладал огромной энергией и огромным потенциалом. Ему хватало сил на всё – на творчество, на личную жизнь, на то, чтобы каждому уделить внимание. Все, с кем он соприкасался, становились чуточку счастливее.

В первый год заявок на соискание премии, названной в его честь, поступило не так много. Это произошло ещё и потому, что люди были просто мало информированы. Плюс первое положение о премии не содержало рамок ни по географии, ни по жанрам. Кто-то не до конца понимал, каким образом участвовать. Мы проработали этот момент, и было решено рассматривать заявки от драматических театров, от любительских и, конечно же, от театров кукол.

С: Кстати говоря, в шорт-листе нет ни одного московского театра. Почему?

АГ: Наш театр не имеет права участвовать в отборе. Поэтому тут я не могу сказать, с чем это связано. Возможны два варианта, но, опять же, это мои догадки. Либо столичные театры не подавали заявок, либо подали, но не прошли в шорт-лист. В этом случае решение принимал экспертный совет.

С: Как вы лично оказались в театре «Огниво»?

АГ: Дело в том, что Станислав Фёдорович был моим первым педагогом. Именно этот человек научил меня и профессии, и тому, как вообще жить. Поэтому, когда в 2013 году он пригласил меня в театр, я с удовольствием принял предложение. Под его руководством я работал и в труппе, и ставил спектакли как режиссёр. Даже монтировщиком подрабатывал, когда было нужно.

С: Вы сейчас сами кукол водите?

АГ: Обязательно! Делаю это с огромным удовольствием. У меня много ролей.

С: Когда вы планируете вернуться к работе? Когда открываете сезон?

АГ: Надеемся, что совсем скоро и что нас не обяжут рассаживать зрителей в шахматном порядке. В нашем большом камерном зале помещается 90 зрителей, в малом – 45. Хотелось бы, конечно, видеть их полными. А так планируем в октябре открыть спектакли взрослого репертуара. Наш театр – гостеприимный, поэтому мы с удовольствием будем ждать всех желающих.

«Синемания». Эфир от 19.06.2020. Гости — Найк Борзов, Ирина Павлова и Алексей Гущук

В Подмосковье объявили шорт‑лист театральной премии имени Железкина

Найк Борзов: Я родился в клубничном городе

Екатерина Тимошенко




Популярное на «Радио 1»
00:00 - 00:04
Гимн