В ритме победителя: Алексей Аникин рассказал, каково это — руководить лучшим ансамблем барабанщиков

В ритме победителя: Алексей Аникин рассказал, каково это — руководить лучшим ансамблем барабанщиков
©   МЦДК г.о. Красногорск

В конце мая стало известно, что образцовый ансамбль «Знаменские барабанщики» из подмосковного Красногорска в третий раз победил на IV Всероссийском фестивале-конкурсе детских духовых оркестров «Серебряные трубы Черноморья» и выиграл сертификаты-путёвки в лагерь «Артек». Руководитель коллектива, лауреат премии губернатора в номинации «Лучший работник культурно-досугового учреждения» Алексей Аникин стал гостем нового выпуска программы «Синемания. #СидимДома». В интервью он рассказал о том, какую роль играют ноты в обучении игре на ударных инструментах, сколько в среднем весят барабаны и насколько в его деле значимы традиции и физическая подготовка.

С: Алексей, позвольте начать с анекдота. Говорят, чтобы озадачить музыканта, у него нужно забрать ноты. А чтобы озадачить барабанщика, перед ним как раз ноты и нужно поставить. В связи с этим возникает вопрос: правда ли, что для ударных инструментов есть специальные ноты?

АА: Да (смеётся – прим. автора)!  Вообще, ноты для ударников такие же, как и для остальных музыкантов. Только по большей части мы пишем ритмы, если это касается чисто барабанов.

С: То есть можно научиться играть на ударных по нотам?

АА: Не можно, а нужно. Собственно, этим мы и занимаемся. Обязательно обучаем детей нотной грамоте, они постепенно включаются в процесс. Сначала учат небольшие музыкальные структуры, потом от простых переходят к более сложным и так далее. И дальше мы соединяем их всех вместе в ансамбль.

С: А чем нотная грамота для барабанщиков отличается от обычной?

АА: По сути – ничем, если мы говорим об ударных инструментах как о семействе. Барабаны – самое большое из них, это то, что существует без определенной высоты звучания. Как раз играя на них точно нельзя сказать, что за ноты слышны. А есть ударные с определённой высотой звучания. Научить на них играть можно так же по нотам, как и остальных музыкантов.

С: Алексей, расскажите, в чём заключается разница между ударником и барабанщиком.

АА: Это практически синонимы. Если брать чуть шире, то ударник – это человек, который играет на большом семействе различных инструментов: клавишные ударные, перкуссионные, барабаны, различные колотушки и прочее. А непосредственно барабанщик – это тот, кто играет в основном на барабанах различной формы и диаметра.

С: Почему джазовые классические и рок-барабанщики держат палочки по-разному?

АА: Всё очень просто. Самое главное отличие – традиции. Для барабанщиков они играют большую роль. Многие учились в военных духовых оркестрах, а там существует своя специфическая постановка. Барабаны крепятся на теле, музыкант попадает в определённые условия, передвигается определённым образом. Всё это очень влияет, так что потом положение рук сохраняется практически на подкорке.

Алексей Аникин на фото изображён слева

С: Алексей, как вы стали барабанщиком? Почему выбрали именно этот инструмент.

АА: Вот это как раз история про традиции. Мой отец – барабанщик, заслуженный артист России, профессор Московской военной консерватории. Так что я пошёл по его стопам, получил классическое образование – сначала прошёл музыкальную школу, потом музыкальное училище. В высшем учебном заведении изучал дирижирование, поступил в аспирантуру с учётом ударных инструментов. Ну а потом набрал 15 лет опыта. Кстати, сейчас у меня в ансамбле занимается племянник. Таким образом у нас получается уже целый род барабанщиков .

С: С какого возраста вы начинаете обучать детей в ансамбле?

АА: С семи лет. Причём, начинаем готовить в музыкальном плане, обучаем основам. Они не сразу хватаются и таскают барабаны. А уже лет в 9-11, если дети физически более-менее развиты, потихоньку надеваем на них инструмент.

С: Вот, кстати, о физической форме. Ребята в вашем ансамбле играют на ходу. Возникает вопрос – занимаетесь ли вы с ними физподготовкой в рамках обучения?

АА: Маршевые ансамбли отличаются тем, что, идя в них, ребята специализированно готовятся именно играть. Они не готовятся просто ходить. Им ведь приходится устраивать сложные хореографические элементы на сцене, активно двигаться, при этом исполнять музыку в зависимости от задумки автора произведения. А ещё нужно учитывать вес барабанов, который начинается от 7 кг и заканчивается 14-15 кг. Вы абсолютно правильно подметили – физическая подготовка важна. Поэтому наши ребята в принципе неплохо подготовлены. Ну и со временем хорошо подтягиваются.

С: Скажите, как барабанщику поддерживать форму дома? Ведь инструмент этот, мягко говоря, не самый тихий. Как к нему соседи относятся?

АА: Сразу скажу, что плохо на сто процентов (смеётся – прим. автора). В основном, на самих барабанах дома мы не играем. У нас есть специальные заменители – резиновые подушечки, которые имитируют инструмент.  Это позволяет отрабатывать технические навыки и не так сильно нарушает покой соседей.

С: А как ваши коллеги по Центру духовной культуры реагируют? Не сетуют на громкость?

АА: Периодически жалуются, но мы стараемся строить расписание таким образом, чтобы меньше мешать и коллегам, и преподавателям. Вообще, конечно, им частенько приходится нас терпеть, потому что выступлений у нас много, соответственно репетировать нужно тоже немало.

С: Бывает ли так, что человек не награждён чувством ритма? И можно ли его воспитать?

АА: Знаете, это один из мифов, который я в обязательном порядке хочу развенчать. Не бывает человека, напрочь лишённого этого чувства. Если вы меня слышите, значит у вас есть музыкальный слух. Всё, точка. Дальше его нужно развивать. У кого-то с этим сразу хорошо сложится, у кого-то чуть хуже. Но это уже педагогический вопрос.

С: Правда ли, что игра на барабанах положительно сказывается на здоровье человека?

АА: Честно говоря, я таких исследований не встречал.

С: Алексей, как вы считаете, насколько навык игры на ударных и работа в ансамбле воспитывают в участниках чувство коллективизма?

АА: Думаю, что очень сильно. Прежде всего, ансамбль это и есть коллектив. Если его нет, то не будет ни взаимопомощи, ни взаимовыручки между детьми. Ничего! Без этого они просто не сделают какие-то технически сложные вещи одновременно. Обычно ребята, которые не могут влиться в коллектив, рано или поздно просто уходят. Потому что тяжело работать без взаимодействия. А у нас в ансамбле очень сильно развито так называемое чувство локтя. Мы стараемся поддерживать это в детях.

Екатерина Тимошенко
Популярное на «Радио 1»
15:04 - 15:34
Открытая студия