Сказано на «Радио 1»
25 апреля в 17:01

Вадим Панов – о пророчествах, влиянии интернета, экранизации книг и выходе нового романа из серии «Аркада»

Гостем нового выпуска программы «Синемания. #СидимДома» стал российский писатель-фантаст Вадим Панов. В интервью Давиду Шнейдерову и Виктории Малюковой автор популярных серий книг, среди которых «Тайный город», «Аркада», «Герметикон», рассказал о том, как ещё год назад предсказал пандемию коронавируса и что техническое образование привносит в его жизнь. Он поделился тем, какие компьютерные игры предпочитает и кому доверят право первого прочтения своих произведений.

С: Вадим, начнём сразу с насущного. В вашей книге «Аркада. Эпизод первый. kamataYan» есть пророчество по поводу вируса. Интересно узнать, как вы относитесь к тому, что предсказали всё то, что сейчас происходит?

ВП: Я скорее предупредил, нежели чем предсказал.

С: То есть выступили пророком?

ВП: Роман вышел год назад, и в нём я рассказал, что может произойти с миром, если на него обрушится пандемия смертоносного вируса. Но внимания на это не обратили. Люди просто прочитали и забыли.

С: Вадим, когда же нам ждать выхода третьей книги из вашей серии «Аркада»?

ВП: Надеюсь, что в этом году. У неё сейчас есть рабочее название, озвучить его я пока не готов, но очень жду, что в течение этого года материал выйдет в свет.

С: На какие подвиги вас вдохновил карантин?

ВП: Я люблю и стараюсь жить по сформированному распорядку. Это и правильно, и удобно, и эффективно. Думаю, что я один из тех, кто к самоизоляции подготовился лучше, чем многие другие. Ведь большая часть моей работы проходила дома, в кабинете за компьютером. Мне не приходилось часто ездить по городу. И, в общем-то, сейчас изменилось только то, что со мной рядом почти всегда находятся мои близкие.

А подвиги… Будучи в самоизоляции, я написал рассказ о постпандемии – о том, что нас может ожидать далее. Таким образом я запустил некий челлендж, который бы как-то скрасил, обнадёжил читателя. И, надо сказать, его тепло приняли.

С: Можете дать совет, что делать людям, когда книги и кино осточертели? Как им не сойти с ума?

ВП: Улыбаться! Стараться поддерживать хорошее настроение, видеть во всём положительные стороны. Нужно заставлять себя вытаскивать наружу внутреннего оптимиста, не зацикливаться на негативе. Стараться быть толерантнее с теми, с кем вы оказались заперты в самоизоляции, сдерживаться и понимать друг друга. Пришло время использовать всё то хорошее, что все мы накопили.

С: Вадим, любой писатель, а особенно тот, что занимается некими вымышленными мирами, обладает богатым воображением. Вы предупредили о возможной пандемии, написали о постпандемии. Расскажите, что бы вы делали, если бы проснулись в мире, лишённом интернета?

ВП: Совсем?

С: Вообще!

ВП: Я жил в мире, лишённом интернета (смеётся – прим. автора). Ведь это мир, в котором я когда-то рос, и он был прекрасен по-своему. Естественно, он чем-то уступал миру, в котором появились коммуникации и скоростная связь.

С другой стороны, возможно, цинично прозвучит, но вот, например, в 1958 году случился так называемый гонконгский грипп. Он унёс за собой где-то два миллиона жизней по всему земному шару. Но интернета не было, и мы об этом тогда ничего не знали. Мы просто жили.

С: Пишут, что Covid-19 не входит даже в десятку самых смертоносных эпидемий мира.

ВП: Возможно, это связано с вовремя предпринятыми мерами.

С: Вадим, вы закончили МАИ. Что вам, как писателю, дало техническое образование?

ВП: Системное мышление, в первую очередь. Когда я пишу книги, делаю это по плану. Я внимательно слежу за тем, чтобы ничего не провисало, чтобы у всех моих персонажей были чёткие мотивы. Всегда продумываю каждое событие в своих книгах. Наверное, поэтому они получаются настолько внятными.

С: В США есть такой человек, который, к сожалению, практически отсутствует в российском кинематографе. Это сценарный супервайзер. Он сам не умеет писать, но умеет читать – понимает, где не хватает перехода, где присутствует логический провал. Кто ваш супервайзер?

ВП: Я бы не назвал это таким словом. Определил бы скорее как критика и первого читателя. Это моя жена Наталья. Она всегда читает работы на стадии черновика и рассказывает, где я ошибся, что не додумал, чего не хватает в материале.

С: Вадим, что вы из российского кино посмотрели, что вызвало у вас либо сильнейшее негодование, либо полное удовлетворение?

ВП: В своё время на меня произвёл впечатление фильм «Змеиный источник» (1997 год, реж. Николай Лебедев – прим. автора).

С: Как вы относитесь к экранизации «Тайного города»?

ВП: Если я начну перечислять все замечания, то говорить буду долго. Но, если серьёзно, получилось не совсем то, что хотелось. Тем не менее, опыт был нужный и интересный.

С: А как вы относитесь к компьютерным играм?

ВП: Люблю что-то простое и логическое, например, тетрис или пасьянс. Мне, как писателю, нужны игры, которые не занимают моё воображение и не отнимают время, а, наоборот, позволяют ненадолго отвлечься.

С: Что, по вашему мнению, делает жанр фэнтези коммерчески успешным?

ВП: Всё зависит от сюжета и игры, от того, как это преподнести и насколько это будет интересно читателям и зрителям. Естественно, это всё пробуждает воображение и позволяет уйти от обыденности. Но предсказать до конца мне не представляется возможным.

С: Есть ли у вас любимый литературный персонаж?

ВП: Честно говоря, до сих пор не задумывался над этим вопросом . Мне больше всё-таки именно книги целиком нравятся. Но первое имя, которое прямо сейчас приходит на ум – это Понтий Пилат из «Мастера и Маргариты».

С: Вот, кстати, о книгах. Всегда ли они лучше экранизаций?

ВП: Нет.

С: Можете привести пример?

ВП: «Бойцовский клуб» и «Бегущий по лезвию». Экранизация первого превзошла книгу в разы. Это идеальный пример и совершенно разный уровень передачи материала. Продюсеры не испугались закончить фильм так, как должна была закончиться книга Чака Паланика. 

С: Как вы считаете, почему российское общество сейчас так разделено?

ВП: Сложно сказать. Может быть, таким образом сказывается существование интернета. Благодаря ему люди получили возможность доносить свои мысли более широкому кругу читателей и слушателей, кухонные разговоры и междусобойчики ушли в прошлое. Общество стало более открытым, но это привело его к определённому напряжению.

Екатерина Тимошенко




Популярное на «Радио 1»
00:00 - 00:04
Гимн