Сказано на «Радио 1»
19 апреля в 10:43

Владимир Алеников: Для классики характерен долгосрочный стабильный успех

Гостем нового выпуска программы «Синемания. #СидимДома» стал Владимир Алеников, писатель, драматург, кинорежиссёр, продюсер. На его счету множество книг для детей, среди которых приключения неутомимых Петрова и Васечкина, серия психологических романов-триллеров для взрослой аудитории и нескольких десятков фильмов, сценарии для которых он создавал сам.

В интервью Давиду Шнейдерову и Виктории Малюковой заслуженный деятель искусств России рассказал о том, над какими проектами работает, находясь на самоизоляции, и как готовится к онлайн-премьере своей картины «Странники терпенья». Гость также поделился мнением о том, почему стоит перечитывать классическую литературу и как в его сознании соседствуют сюжеты для детских книг и хорроры.

С: Владимир, как вы считаете, что ждёт киноиндустрию после карантина?

ВА: Думаю, что произойдут огромные изменения. Понятно, что полностью поменяется прокат. Не только в России, но и во всём мире. Количество кинотеатров сократится до минимума, потому что люди будут очень неохотно возвращаться в залы.

С: Что лично вы сделали полезного в период самоизоляции?

ВА: Я всё время работаю. Сейчас идёт очень серьёзная интенсивная подготовка к съёмкам новой картины, которая будет называться «Только Локо». Это пока рабочее название, но оно мне нравится. Думаю, оно останется.

Лента будет посвящена совершенно замечательной хоккейной команде, которая трагически погибла в сентябре 2011 года (авиакатастрофа произошла 7 сентября под Ярославлем – прим. автора). Это довольно-таки необычная история, потому что мы, создатели ленты, хотим рассказать об этих действительно замечательных не только спортсменах, но прежде всего людях сквозь призму тех, кто был близок к команде – болельщики, чьи-то невесты, священник. В картине история будет разворачиваться в течение двух дней – накануне и в день трагедии. Фильм задуман и, надеюсь, будет сделан довольно нестандартным образом.

С: Вот вы готовитесь к съёмке онлайн. Что конкретно вы делаете?

ВА: Практически каждый день я работаю со своей группой, это семь-восемь человек. Непосредственно сейчас мы занимаемся раскадровкой, параллельно идёт кастинг, который уже заканчивается. Он длился порядка двух месяцев.

С: Вы уже кого-то утвердили на главные роли?

ВА: Да, у нас практически набран весь состав. В проекте будут участвовать такие именитые артисты, как Ирина Розанова, Алексей Гуськов.

С: Владимир, вы один предстаёте сразу в нескольких лицах. Вы – педагог, режиссёр, сценарист, а ещё и писатель. Откуда вы берёте сюжеты для своих книг?

ВА: Всегда по-разному. Это происходит вдруг, спонтанно. Например, расскажу, как было с моей книгой «Странники терпенья», которую я экранизировал. Сначала возникла идея, потом сформировалась история, которую я отобразил в книге, а потом я понял, что хочу снять фильм. А бывает, что ничего такого не происходит. Мне часто жалко, что так выходит, потому как хочется, чтобы история имела продолжение, чтобы она осталась, запечатлелась.

С: Как возник сюжет «Странников терпенья»?

ВА: Ещё в 90-х годах я делал большой сериал «Любовь великих», где рассказывал романтические истории из жизни именитых людей. Я тогда столкнулся с тем, что многие известные нам личности – кумиры, которые после себя оставили грандиозные произведения – в личной жизни оказывались довольно омерзительными субъектами. Я был потрясён этими фактами и впервые задумался о том, как далеко может зайти творец в своём желании создать шедевр. Где та грань, которую он не должен переходить. Именно оттуда пошёл толчок, благодаря которому впоследствии появилась книга и, собственно, основа сценария картины.

С: Она ведь была номинирована на «Золотой глобус» в 2019 году. Как её восприняли в Голливуде?

ВА: Очень хорошо! Я получил множество откликов от членов комиссии – журналистов разных стран. Они писали мне письма и восхищались сюжетом «Странников». Было безумно приятно!

С: Известно, что вы снимали «Странников терпенья» последовательно, так, как написано в сценарии. Почему вы так решили?

ВА: С производственной точки зрения снимать так, конечно, не выгодно. Предположим, по сюжету в одной локации необходимо отработать три разных эпизода, которые распределятся по фильму, например, в начале, в середине и в конце. Да, действительно гораздо удобнее снимать все эти сцены сразу, в одном месте, одну за другой. Так поступают со всеми локациями.

У нас же случилась довольно редкая возможность. Процентов девяносто от всего сценария необходимо было снимать в пределах одного дома, в котором живёт герой. Это дало нам шанс последовательно рассказать историю и подвести артистов к тому, как они меняются. Физически и, прежде всего, психологически. Это было важно и очень помогло.

С: Владимир, что бы вы порекомендовали прочитать тем, кто ещё не знаком с вашим творчеством? С чего им следует начать?

ВА: Смотря, что вы любите и что вас интересует. Так же, как и фильмы, у меня совершенно разноплановые книги. Есть целая детская серия, про тех же Петрова и Васечкина, например. Есть книжки для совсем маленьких. Для взрослых… Ну опять же, можно взять мою недавнюю книгу стихов «Новое время дождей». Из прозы – серия современных хорроров, среди которых «Ублюдки», «Тихий городок», «Спальный район». Это комбинация триллеров и детективов. Кстати, я считаю, что в такое время, как сейчас, следует читать либо что-то очень весёлое, либо вот такое страшноватое. Потому что потом смотришь вокруг и думаешь, что жить то в общем-то хорошо.

С: Вот, к слову, о страшном. Как в вас уживаются подобные истории и детские? Как такое возможно?

ВА: Я жанровый писатель и жанровый режиссёр. Меня интересуют чистые жанры, мне не важно, это для детей или для взрослых, страшное это или весёлое. Мне важно, насколько меня захватывает сама история, насколько она интересна. Если меня увлекает, то я ныряю в неё.

История сама подсказывает, в каком жанре она должна быть изложена. Это касается и литературы, и кино. Вообще, это очень близкие профессии – писатель-беллетрист и кинорежиссёр.

С: Владимир, часто говорят, что нужно перечитывать классику. Для чего? Что это даёт?

ВА: Когда читаешь в первый раз, обычно много пропускаешь. По себе могу сказать, когда впервые читаю книгу, которая меня занимает, я обращаю внимание просто на саму историю, на сюжет. Проходит время, мне хочется вернуться к книге, и тут я уже начинаю смаковать. Меня привлекают какие-то отдельные вещи, детали, я вижу то, чего раньше в упор не видел. Это ведь происходит абсолютно так же, как и с любимыми фильмами.

С: Но это ведь относится не только к классике, а в принципе к любой книге? Всё-таки почему классика?

ВА: Ну нет, не к любой. Что вообще такое классика? Классика – это то, что имеет долгосрочный стабильный успех. Случайного тут не бывает.

Например, то, что Высоцкий стал кумиром многих поколений – не случайно. То, что Пугачёва не одно десятилетие примадонна огромной страны – не случайно. У каждого такого явления всегда есть какое-то очень серьёзное обоснование и мотивация. И когда художественное произведение, будь то книга, музыка, фильм, спектакль, не уходит, а продолжает интересовать людей, и они продолжают к этому обращаться – это и есть классика.

©   ИТАР-ТАСС/ Юрий Белинский
Екатерина Тимошенко




Популярное на «Радио 1»
12:04 - 13:00
Самое время!