4:00 Открытая студия
Телефон прямого эфира:
8 800 100 51 01
WhatsApp
+7 966 032 58 32
Войти
4:00 Открытая студия
Слушать прямой эфир
Смотреть
Телефон прямого эфира:
8 800 100 51 01
WhatsApp:
+7 966 032 58 32

Яндекс.Метрика
Погода:
0°C
Сб 4 декабря
Курс валют:
USD: 73,74 +0,32
EUR: 83,24 +0,57
COVID в Московской области:
Заболело:
Выздоровело:
За сутки:
22:43 Красногорск стал лидером по аренде самокатов в Подмосковье 22:27 Посвящённый Битве под Москвой флешмоб запускают в Подмосковье 21:57 В подмосковном заповеднике призвали помочь оставшимся без кормовой свёклы зубрам 21:17 Эколог назвал направление Подмосковья с самым чистым воздухом 20:48 Депутат ГД назвал города, которые стоит посетить Лукашенко в Крыму 19:50 В Московский регион идёт похолодание с мокрым снегом 18:43 Усадьба Середниково вошла в список лучших мест для зимних прогулок 18:27 Вирусолог сравнил штаммы коронавируса «омикрон» и «дельта» 18:21 Омикрон-штамм обнаружен в 38 странах мира 16:53 Шнейдеров: «Фильм с Ниной Ургант «Белорусский вокзал» будет жить вечно» 16:45 «И в цирке выступают». Каширские волки снялись в российском фильме «Лётчик» 16:32 У двух прилетевших из ЮАР россиян выявили коронавирус 15:45 Подмосковная художница объяснила причины популярности комиксов 15:37 На территории детского сада в Химках гуляет лиса 15:31 Ушла из жизни актриса Нина Ургант 15:30 Памятник Петру и Февронии установили в Зарайске 15:15 Плановую помощь в детской поликлинике Солнечногорска приостановили из-за COVID-19 15:00 Долгопрудненская библиотека возглавила рейтинг учреждений культуры по качеству услуг 14:45 В Подмосковье утвердили декабрьский график работы приёмной правительства 14:42 Подмосковье вошло в список лидеров по коллективному иммунитету к COVID-19

Владимир Ерёмин о чувстве юмора, комедии, даре речи и своём месте в искусстве

05 сентября 2021 12:07
Добавить сайт в избранное в:
Img

К запуску готовится XXI Международный кинофестиваль комедии «Улыбнись, Россия!». Он пройдёт с 5 по 11 сентября в соседней с Подмосковьем Тульской области. В рамках события состоятся показы фильмов, творческие вечера, круглые столы и тренинги. В частности, участников фестиваля ждёт авторский мастер-класс «Дар речи. Теория и практика» актёра театра и кино и легенды дубляжа Владимира Ерёмина. Заслуженный артист России стал гостем нового выпуска «Синемании». В прямом эфире «Радио 1» он рассказал о своём проекте, поговорил об отношении к жанру комедии, чувстве юмора и объяснил, для чего ему необходимо искусство.

С: Владимир, для чего вообще нужны кинофестивали?

ВЕ: Во-первых, чтобы выпить и закусить (смеётся – прим. автора). Во-вторых, чтобы увидеть своих друзей, которых давно не встречал. Ну и посмотреть хорошее кино.

С: Кинофестиваль всегда предполагает смотр и вручение наград. На ваш взгляд, у произведений искусства могут быть объективные критерии?

ВЕ: Боюсь, что нет. Чаще всего можно говорить о вкусовщине. Всё зависит от предпочтений каждого отдельно взятого члена жюри и, конечно, от расклада тех фильмов, что участвуют в фестивале. Их уровень тоже диктует определённые рамки.

С: А вообще для чего вручать призы? С одной стороны, это поощрение и признание. С другой, отсутствие награды может свидетельствовать о том, что фильм не достоин внимания.

ВЕ: Не думаю, что здесь есть прямая зависимость. Работа может быть недостойной с точки зрения жюри. Но в состав жюри входят люди, и они могут ошибаться. Могут не сработать какие-то вкусовые проявления. Может не хватать компетенции для того, чтобы судить смотр.

Как правило в состав жюри подобных фестивалей входят режиссёры, актёры, сценаристы – то есть люди, у которых собственные предпочтения очень ярко выражены. Ведь любой творец судит своего товарища не по той максиме, которую предлагал Пушкин. Судить художника по законам, им самим над собою признанным. Они судят по тому, как бы они сами это сделали.

С: Владимир, в рамках фестиваля «Улыбнись, Россия!» вы проведёте мастер-класс «Дар речи. Теория и практика». Расскажите немного об этом.

ВЕ: Начну с того, что еду на этот фестиваль впервые и нахожусь в предвкушении. Проведение мастер-класса меня ко многому обязывает, потому что, во-первых, аудитория там предполагается не обычная профессиональная. Это будут не актёры, режиссёры или дикторы, как это часто происходит. Придут простые люди – бизнесмены и менеджеры. Это диктует немного иные условия для меня. Поэтому мне необходимо внутренне перестраиваться. Осознав, что окажется интересным этим людям, я сформирую окончательную структуру мастер-класса.

С: Для чего, на ваш взгляд, нужен фестиваль комедий?

ВЕ: Комедий всегда не так много. Их обычно представлено меньше, чем каких-то иных жанров. Потому что их трудно делать. Надо ведь, чтобы было смешно. А так получается далеко не у всех.

Взять, к примеру, того же Рязанова. Его картины получались смешными вперемешку с трогательными. Когда смотришь его фильмы, становится понятно, что там, где сейчас не смешно, как раз трогательно. Или взять картины Данелии. Они в чистом виде не являются комедиями. Я сам однажды спросил у него, что является наиболее важным для комедиографа. А он ответил, что это не имеет к нему отношения. Что он просто снимал фильмы драматического с его точки зрения содержания. Но там были некоторые юмористические моменты.

С: Как по вашему, чувство юмора может быть универсальным?

ВЕ: Чувство юмора присуще как правило особо одарённым людям, как некая пряная добавка. Это если мы говорим о юморе высокого уровня и толка. Это касается и актёров. С моей точки зрения, умение играть смешно, которым обладает, например, Дастин Хофман, признак большого таланта. Посмотрите на него в фильмах «Марафонец», «Крамер против Крамера» или «Тутси». Он универсальный артист.

С: В чём, на ваш взгляд, состоят особенности русского юмора?

ВЕ: Он грубоват и, как правило, лишён обертонов. Это если говорить о массовых предпочтениях. А если говорить о литературных гениях юмора и комедии, то это, конечно, уникальные образцы. В первую очередь, это Гоголь, Салтыков-Щедрин.

С: Владимир, смотрите ли вы современные российские комедии?

ВЕ: Буквально накануне я посмотрел фильм Михаила Сегала «Глубже!» и очень смеялся. Это замечательная комедия, которая очень тонко сделана, с потрясающим чувством юмора, с умением снабдить все эти нелепые ситуации вторым планом, загрузить их какими-то интересными ассоциациями и аллюзиями сегодняшнего дня. Я просто аплодирую.

С: Насколько важно сейчас для человека умение разговаривать?

ВЕ: Я считаю, что это умение важно во все времена. Сейчас может быть особенно, потому что мы вступили в эпоху более или менее свободного развития бизнеса. И бизнесмен, как человек, самостоятельно прокладывающий себе дорогу в жизни, должен обладать хорошо подвешенным языком. Он должен уметь уболтать любого потенциального партнёра, уметь продать что-то, выгодно договориться о чём-то. Во всём этом присутствует умение владеть речью.

Но и потом вообще оно варьируется в очень широком диапазоне. От умения произнести какой-то очень хороший тост за столом в хорошей компании, где в следующий раз будут с нетерпение ждать вашу новую речь. Интересную, остроумную, которая озадачит или рассмешит, а может и заставит задуматься. Так что, начиная от застольных проявлений и заканчивая карьерными, хорошо разговаривающий человек может прекрасно состояться. Причём, мне кажется, что это никак не коррелируется с образованием. Известный факт, что примерно 60% самых богатых людей планеты не имеют высшего образования.

С: Нужно ли много читать для того, чтобы уметь говорить?

ВЕ: Думаю, это самое главное. Причём, читать нужно очень хорошую литературу.


С: Что чаще всего мешает человеку говорить?

ВЕ: Страх. Чтобы его побороть, нужно знать, что ты хочешь сказать. И чтобы это что-то представляло для тебя колоссальную важность. Потому что если ты оказываешься в ситуации, когда горит театр, то ты выскакиваешь на сцену с криком «Горим!» и совершенно не испытываешь по этому поводу страхов, кто и что о тебе подумает.

Здесь вообще целый комплекс возникает всякого рода фобий, больших и малых. Боязнь показаться глупым, оказаться не на высоте, особенно, если ты перфекционист. Но мне кажется, что озабоченность смыслом того, что ты хочешь донести, и понимание, что ты вестник этого смысла, очень помогают. Ведь кто такой оратор? Это человек, который произносит монолог. При этом он пишет его сам как драматург, ставит его как режиссёр. И в конце концов он ещё и актёр, который должен это всё произнести так, чтобы оно дошло до умов и сердец.

С: Как вы относитесь к онлайн-образованию в срезе актёрского и ораторского мастерства, а также техники речи?

ВЕ: Я отношусь к этому с осторожным скепсисом. Потому что актёрское мастерство построено на каких-то неуловимых тактильных стихиях, и учить этому онлайн не очень плодотворно. Но, с другой стороны, если иного способа нет, то и это хорошо.

С: В чём состоят главные отличия советской комедии от современной российской?

ВЕ: Мне кажется, что критерии, по которым можно к ним подходить, едины. Сочетание смеховой природы с природой игры смыслов. Мы можем говорить о чём-то смеясь, но это что-то должно иметь определённый масштаб. Масштаб высказывания в конечном итоге определяет всё. Можно смешить людей методом Камеди клаба. Думаю, эта природа юмора решительно расходится с тем, что нам завещали Булгаков и Чехов.

С: Девиз фестиваля «Улыбнись, Россия!» – слова Льва Толстого: «Смех – это человеколюбие». А за что вы любите людей?

ВЕ: Я думаю, что в этом заключается смысл жизни. В том, чтобы сделать счастливыми максимальное количество людей вокруг тебя.

С: Как уровень образования влияет на чувство юмора?

ВЕ: Безусловно, образование влияет на природу восприятия человека. Как минимум он знает, как шутили раньше. Может предположить, как будут шутить в будущем. Мне кажется, это как-то связано. В принципе, образование ведь даёт кругозор и умение оценить что-то с позиции того, что было. Потому что сейчас мы часто, говоря о молодых специалистах, особенно в области искусства, имеем дело с людьми, которые не знают предыстории. Они знают настоящее и пытаются его воспроизводить любыми способами. То есть они не перенимают смыслы, а берут только формы.

С: Для чего вы нужны искусству и зачем вам искусство?

ВЕ: Мне искусство нужно для здоровья. Я когда не играю, плохо себя чувствую. Мне это необходимо чисто по биологическим причинам. Мне кажется, я уже нахожусь в том возрасте, когда не переверну представление об актёрском мастерстве, как это сделал в своё время Смоктуновский. Не стану таким же знаменитым, как Аль Пачино. Но со мной всегда останется радость, которую я испытываю, делая шаг из-за кулис на сцену, когда я оказываюсь в лучах света и говорю первую реплику. Это для меня всегда радость и праздник. Это украшает мою жизнь.

С: Вот, к слову о театре. Что думаете о недавней ситуации вокруг эскиза постановки по Достоевскому в Театре Российской Армии?

ВЕ: Я не очень знаю подноготную этого всего, но сложившуюся ситуацию считаю от начала и до конца сфальсифицированной и абсолютно недостойной. Это такой, знаете, лай из подворотни. Потому что я лично видел эскиз этого спектакля и считаю его талантливым, о чём высказывался в рамках театральной лаборатории. Тому, что я увидел, мною была дана самая высокая оценка. Я совершенно убеждён в том, что это не может стать поводом для каких-то обвинений, а тем более серьёзных и далеко идущих.

С: Почему режиссёры для театральных экспериментов выбирают классику, а не какие-то современные произведения?

ВЕ: Потому что классика всегда даёт хороший фундамент, на котором можно упражняться и позволить себе любые опыты и эксперименты. Иногда мы видим, как эта классика, будучи снабжённой современной атрибутикой, играет сильнее. Материал сопротивляется. Могу в качестве примера привести спектакль Кирилла Серебренникова «Кому на Руси жить хорошо». Я никогда представить не мог, что это можно поставить на сцене. То, как он это сделал, для меня является примером почтительного и бережного отношения к классике.

Фото: Елена Киселёва

Екатерина Тимошенко
Поделиться
Коронавирус
Эксклюзив
Экономика
Здоровье
Выборы 2021
Туризм
Внимание, дорога!
Криминал
Соцсети
Афиша
Общество
Спорт
О нас
0 / 0
Load...
Поделиться