Сказано на «Радио 1»
30 ноября 2020 в 09:53

Вячеслав Фетисов о детском спорте, экологии, работе с Шойгу и Подольских курсантах

Вячеслав Фетисов о детском спорте, экологии, работе с Шойгу и Подольских курсантах
©   Екатерина Тимошенко

О том, в каком состоянии сегодня находится детский спорт в России, почему важно давать ребёнку право выбора и за что у нас в стране так любят спортивное кино, прославленный хоккеист и политик Вячеслав Фетисов рассказал в интервью программе «Синемания. Высшая лига». Депутат Государственной думы и первый заместитель председателя комитета ГД по физической культуре, спорту, туризму и делам молодёжи стал гостем прямого эфира на «Радио 1». Он также поделился историей о том, как возникла идея снять фильм «Подольские курсанты», а ещё поговорил с ведущими о своём новом проекте, об экологии, развитии Подмосковья и проблемах при формировании федерального бюджета. 

С: Вячеслав, почему американские документалисты снимают фильмы про советских хоккеистов?

ВФ: Да, действительно, это уникальный момент. Американцы за последние шесть лет сняли три документальных фильма. Мы про себя не хотим ничего знать, а они до сих пор докапываются до истины. В чём же был секрет успехов нашей команды того времени.

С: Получается, они больше любят хоккей?

ВФ: Они интересуются тем, что происходит. Для них это возможность показать своим детям и молодёжи историю успеха. Она не может быть окрашена ни в какие цвета, континенты и времена. Просто им это интересно. Я считаю, что за счёт этого они привлекают всё больше и больше аудитории к своим профессиональным лигам и командам. В этом плане они очень системно работают. Там ты понимаешь, что зарабатывать и «пилить» деньги – два совершенно разных подхода.

С: У вас нет ощущения, что именно в Америке из спортсменов выстроили институт звёзд? Что они берут спортсменов как пример для молодёжи, как пример национального достояния и гордости. Было ли так в Советском Союзе? И куда это потом делось?

ВФ: В Советском Союзе пока ты был нужен, тебя носили на руках. Как только закончил – до свидания. Мы знаем кучу примеров неустроенности ребят и всяких трагедий. Сидеть на сборах 11 месяцев в году, быть отвлечённым от жизни и понимать, что ты герой, а на самом деле находиться в заточении – это своего рода психологическая травма. Потом ты выходишь в нормальную жизнь и оказываешься никому не нужен. Зачастую, даже семье. Так что это такая непростая вещь.

Я жил, играл и тренировал в Америке много лет. Могу сказать, что там существует культ. После трагедии 11 сентября паника в обществе была фантастической. Что сделали американцы? Они сняли фильм о победе над советской сборной в 1980 году. Посыл у картины был простым – обычные парни сумели выиграть у непобедимой команды. Это такой пример духа, стойкости, веры в себя и друг в друга. И кино пошло широким экраном.

То есть там на примерах конкретных людей строят целую идеологию. Что касается института звёзд, то там это не только социальный лифт, но и возможность создать целую индустрию. Ведь в кризисы, даже самые тяжёлые, спортивная отрасль не просаживается. Люди ходят на стадионы, поддерживают свои команды, посещают другие соревнования. Ну а студенческий спорт – это вообще отдельная история.

Мы сейчас побеждаем их за счёт таланта наших тренеров и спортсменов. А в целом американская система очень грамотно построена. Там ни один талантливый ребёнок, причём не только в спорте, не может быть не замечен. Система заинтересована в том, чтобы страна получала талант как очередной драйвер. Плюс, это профилактика здорового образа жизни.

С: Расскажите, чем вы сейчас занимаетесь в плане экологии.

ВФ: Я стал послом доброй воли Организации объединенных наций по Арктике, Антарктике и биоразнообразию экологии. Уже достаточно хорошо владею ситуацией, участвую во всех международных мероприятиях, езжу по миру. Был в Антарктиде, в Гималаях, в Африке. Вижу, как меняется ситуация с экологией. Здесь не нужно быть великим учёным. Глядя в окно, можно понять, что случается в нашей жизни в последнее время.

Россия и Америка, пожалуй, главные доноры всего того, что происходит в мире. Если не объединить усилия, ничего не получится. Если мы разумные существа, то конфликты должны закончиться. Джо Байден заявил, что собирается вложить 3 трлн долларов в восстановление экологии и создание технологий по её сохранению. Мы понимаем, что без партнёрства России и США невозможно будет решить эти задачи. Деньги будут выброшены на ветер.

Планета Земля – единый дом. В следующем году исполняется 60 лет с момента первого полёта человека в космос. На этом можно построить целую систему мостов. Ведь что сказал Юрий Алексеевич Гагарин? Какая красивая у нас земля! Так что наша общая задача эту красоту сберечь и приумножить. Я уверен, что молодёжь планеты понимает, что конфликты не нужны. Надеюсь, что при всей нагнетаемой ситуации разум возобладает.

С: Куда делся детский хоккей? Как сегодня можно заинтересовать детей этим видом спорта?

ВФ: В советское время действовала «Золотая шайба» – система, которая давала детям возможность начать играть в хоккей. Во дворах заливали коробки, в ЖЭКе выдавали форму и клюшку. Ребята знакомились с этим видом спорта и получали шанс понять, что это такое. Потом за счёт соревнований они могли пройти дальше и выше. Так в своё время произошло и со мной.

А сейчас это профанация. Детские спортивные школы соревнуются под знаком «Золотой шайбы». Понятно, что массовости здесь быть не может, потому что для простых ребят коньки и форма стоят дорого. Государство бесплатно это не даёт. Лёд на территории всей страны в естественном формате тает, а аренда катков стоит дорого. Поэтому вариантов не так много. Либо мы должны возродить «Золотую шайбу» именно в общеобразовательной системе – то есть строить коробки там, где это возможно, и давать форму. Либо те, кто обучает детей за деньги, должны отвечать результатом. Сейчас система работает с точностью наоборот. То, что сегодня у нас происходит с хоккеем, это ежедневные тренировки для мальчиков в возрасте 5-7 лет. Когда им будет по 12, они устанут от хоккея и бросят его. То есть мы лишаем детей детства непонятно зачем.

С: Возникало ли у вас когда-нибудь желание бросить хоккей?

ВФ: Нет, и объясню почему. Спорт должен нести радость ребёнку, ни в коем случае не нагрузку. Ни психологическую, ни, тем более, физиологическую, к которой он не готов. Это должна быть игра. Также важно понимать, что пока ребёнок сам не примет решение, чем он хочет заниматься, эффективность будет минимальной. Сам я в 14 лет одинаково хорошо играл и в хоккей, и в футбол. Но решение принял в пользу первого. А потом в 15 лет впервые попал в США и понял, что хочу стать лучшим в своём деле и буду всё для этого делать.

Когда ребёнок осознаёт, что ему нравится и что ему нужно, он будет по-другому относиться. У меня сейчас есть хоккейная академия в Домодедове. Могу сказать, что мы добились фантастической популярности. Женщины, узнав, что беременны, бегут записывать к нам детей (смеётся – прим. автора). У нас там нет никакого давления, мы даём каждому ребёнку и второй, и третий шансы. Дети из многодетных семей получают экипировку и занимаются совершенно бесплатно. Так мы стараемся показать на конкретном примере, как можно работать.

С: Насколько строгий отбор проходят дети?

ВФ: У нас нет никакого отбора. Дети приходят, мы учим их всему, что необходимо. Потом они вкатываются и становятся самыми отборными.

©   Екатерина Тимошенко

С: Вячеслав, накануне Российский футбольный союз предложил ввести в школах урок о футболе. Чтобы занятие было полностью посвящено именно этому виду спорта. Хотелось бы узнать ваше мнение на этот счёт. Как вы думаете, какой вид спорта вообще лучше всего подходит для школьников? Что оптимальнее для их развития? И как это возможно реализовать сегодня, в условиях, когда дети столько времени занимаются дистанционно.

ВФ: Любое движение, которое популяризируют, должно приветствоваться. Но мне кажется, что мы должны дать детям не урок, а возможность играть в футбол. И не только в него, но и, например, в баскетбол, волейбол или хоккей. А ребёнок уже дальше для себя выберет, чем хочет заниматься и что ему интересно.

Мне кажется, школьный спорт – это то, что мы недооцениваем, хотя большие разговоры идут уже давно. Но Министерство просвещения не понимает. Для него это не оценочная дисциплина, поэтому ему по большому счёту всё равно. Например, в американской системе ребёнок уже начиная с дошкольного учреждения имеет фантастическую инфраструктуру. Там проводят командные соревнования, которые являются лучшей возможностью привлечь и вовлечь детей.

Так что общеобразовательная система нашей страны обязана сегодня обратить внимание на то, что спорт должен стать частью воспитания ребёнка. Кроме радости и возможности вернуться из виртуального мира, детям нужно дать сделать что-то другое. Дать право сделать выбор. Чтобы потом у них не было претензий ни к семье, ни к школе, ни к стране.

Поэтому не знаю, что сказать. Каким должен быть этот урок в системе образования, насколько он повысит качество и популярность игры? Инициатива хорошая, но мне кажется, что не надо дискриминировать остальные виды спорта. Стоит дать ребятам шанс играть во всё, особенно в школьном дворе.

С: Почему у нас в стране стали так много снимать спортивных фильмов?

ВФ: Люди устали от разборок в кино. Этого хватает в жизни. Когда в своё время вышла картина «Легенда №17», стало понятно, что людям нужен был герой. Настоящий, который вышел из простой семьи, который двигался к тому, чтобы стать лучшим в своём виде спорта. Он падал, спотыкался и влюблялся, не верил в себя, не верили в него. Думаю, у каждого в жизни было нечто подобное.

Я как политик часто встречаюсь с молодёжью и всегда задаю вопрос: кто для них кумир. На кого они хотят быть похожи. И нет ответа. Плохо, когда так. Но хуже, когда кумир есть, но его именем не делятся. Получается, что вопрос воспитания, который связан с семьёй, школой, улицей и тем же телевидением, мы упустили. Сделали это ещё в 90-е годы и сегодня за это расплачиваемся. Поэтому спортивные фильмы вошли в общество и в сознание. Их стали обсуждать, они стали нравиться.

С: Как возникла идея создания фильма «Подольские курсанты»?

ВФ: Первым местом, куда я пришёл проводить свою предвыборную кампанию, была школа имени Подольских курсантов. И меня дети завели в музей. Я там чуть с ума не сошёл. У меня покатились слёзы. Я увидел, как на протяжении долгих лет мальчишки и девчонки, сменяя одно поколение за другим, бережно относились к памяти. А я ведь хорошо учился в школе, но понял, что у меня этого факта в голове не отложилось. Его не было в школьной истории. Мне стало стыдно. Три с половиной тысячи пацанов стояли насмерть, защитили Москву и поменяли ход Великой Отечественной войны. А об этом никто не знает. Они не испугались, не убежали. Кто их воспитывал?

Позже на одном из совещаний мы с коллегами предложили сделать Подольск городом воинской славы. Администрация президента нас не поддержала. Тогда мы предложили сделать народный проект – собрать деньги и выпустить фильм в память об этих ребятах.

Мы получили колоссальную поддержку. Никогда не забуду, как школьники собрали деньги и принесли нам. Это были монеты в целлофановом пакете. Тогда я почувствовал, что нам обязательно нужно сделать этот фильм. Не только для наших детей и молодёжи, но и для вне. Пускай знают, что, не дай бог что случись, вот такие ресурсы у нас включаются. Это же такая очень правильная сама по себе вещь.

Мы подумали пригласить известного режиссёра, чтобы картина впоследствии вышла на мировую площадку. И так случилось, что на повестке оказался Игорь Угольников. Я, конечно, измордовал его вопросами о том, на что он подписывается. Хотя для меня его работы «Брестская крепость» – одни из лучших фильмов про войну. Могу сказать, что я счастлив от того, как у нас всё в итоге сложилось.

С: Фильм «Подольские курсанты» совершенно точно удался. Но не боитесь ли вы, что, посмотрев его, молодые люди полезут в интернет узнавать, почему три с половиной тысячи ребят фактически бросили с винтовками против танков? Не возникнет ли у них внутреннего раздрая? Вообще, нужно ли знать всю правду о войне?

ВФ: Понимаете, это же такая разъяснительная вещь. Здесь нужно знать, что бывают в жизни моменты, когда логика уходит. Страшно другое. Страшно, что подобные факты мы узнаём спустя столько времени. То, что происходило тогда, нужно объяснять очень тонко. Мне кажется, что не зря нам господь именно сейчас это всё оставил для нынешнего поколения. Мир настолько хрупкий. Он так мечется во всех этих общечеловеческих определениях.

Более того, я ходил по Ильинскому рубежу. Эта земля до сих пор плачет. Там бы сделать мемориальный комплекс. Там много чего можно сделать красиво и возить туда людей. У нас есть парк «Патриот». Мы, конечно, благодарны Сергею Кужугетовичу Шойгу за то, что он сделал такое фантастическое место. Но ведь может быть и второе такое. Причём, именно место событий.

С: Кстати, о министре обороны. Совсем скоро у вас премьера – новая программа «Легендарные матчи». Расскажите об этом и о том, какую роль в её создании сыграл Сергей Шойгу.

ВФ: Мы долго шли к этому. Могу сказать, что историю нашего хоккея мы растеряли. Вот уже более 15 лет мы с моим другом Евгением Кузнецовым по крупицам собираем всё, потому что размагнитили всё. Мы многое покупаем, это стоит денег. Приобретаем фильмы и уже процентов на 98 собрали всё, начиная с 1946 года. Архив получился фантастическим.

Так вышло, что во время пандемии у Сергея Кужугетовича появилось свободное время, и он посмотрел хоккейный матч 1987 года. Очень впечатлился и дал команду Алексею Пиманову создать проект, в котором можно будет обсуждать игры вместе с участниками и, например, показать экипировку того времени.

С: Там будет только хоккей?

ВФ: Нет, не только хоккей. Мы уже записали несколько программ. Начали с двух побед на Олимпиаде-82 – по баскетболу и волейболу. Планируем включить водное поло, гандбол, какие-то событийные вещи, связанные с юбилейными датами великих спортсменов и тренеров. И, знаете, даже для меня открылись интересные вещи в процессе работы. Оказывается, мы о многом умалчивали. Чего стоила победа, за счёт чего всё происходило. Это и дружба, и отношения. Ты понимаешь, что спорт в итоге может сыграть определяющую роль в становлении мира, иначе мы всё это потеряем.

Самое интересное, что мы попросили телеканал «ЗВЕЗДА» поставить показ в удобное время. Чтобы могла посмотреть семья. Чтобы старшее поколение могло объяснить младшему ситуацию того времени. Почему эти ребята стали кумирами, как это отразилось на их жизни. Я хочу, чтобы связь поколений осталась. Это, конечно, тяжёлый процесс, но очень важный.

С: Планируете ли вы продолжать работу в Государственной думе?

ВФ: Могу сказать, что буду делать то, что я делаю. Стараться делать это хорошо. У меня сейчас большой интерес к экологии. Мне кажется, это та тема, которая требует известных людей, мотивации и понимания. Сегодня вполне необходимо запустить проект «Всемирные Олимпийские игры по спасению экологии». Не знаю, нужен ли мне будет для этого ресурс конгрессмена или общественника. Но эта тема – шанс объединить людей.

Синемания. Эфир 27/11/2020. Гость - Вячеслав Фетисов
Екатерина Тимошенко




Популярное на «Радио 1»
19:00 - 19:30
Самое время!